Дарвин Бахати

Размер шрифта: - +

Дарвин Бахати

Вотердип. Тусклая свеча колышется в окне хижины в торговом квартале, из хижины доносятся нечеловеческие вопли и рык. Яркие вспышки регулярно сверкают, освещая улицу всполохами пламени. Казалось бы, нужно звать стражников, а то и героев. Но нет, улица пуста, никто не бежит прочь от жуткого места, никто не рвётся в спасатели. Нет-нет, это не чёрствость горожан, просто все соседи знают, что со дня на день у четы Бахати должен был появиться ребёнок. А Бахати были демонами.
Они пришли в город около тридцати лет назад, открыли скромную лавку по продаже и изготовлению керамики и постарались влиться в разношёрстное население большого города. И город их принял. У Бахати не было секретов, они честно и открыто рассказывали о своём прошлом, о том как они жили в Малхоранде, далеко за пустыней Анаурох, на юге от Теи, с его легионами нежити. Но даже самые амбициозные маги, вроде архилича Састама, всё-таки не рискуют связываться с богами, которые, в своих физических воплощениях, уже тысячелетиями правят в Малхоранде. Не было у Бахати ни "страшных тайн", из-за которых им пришлось покинуть свой дом, не было и "великой миссии". Они просто решили повидать мир и, после длительных путешествий в "зелёных землях" решили остаться здесь, так как, посчитали Бахати, дома они, теперь, будут слишком чужды.
Не раз, в разговорах с соседями и покупателями, когда речь заходила об их происхождении, Бахати терпеливо объясняли, что в настолько далекие места, как их родина, проклятие Асмодея просто не дотянулось и, не смотря на то, что внешне они похожи на тех, кого здесь называют "тифлинги", их отличия от людей вызваны не кровью Асмодея, а наследием древних богов Малхоранда. Впрочем, Вотердип был достаточно космополитичным городом... в большинстве случаев...
***
Горожане взолнованно переговаривались.
- Жуткий пожар!
- Но они же демоны! У них сопротивляемость! Они должны были выжить!
- Сложно выжить с кинжалом в сердце, не смотря на всю сопротивляемость...
- Какой кинжал?
- О "клинках очищения", слышал?
- Фанатики, с лозунгами "Вотердип для людей!"?
- Да, они самые. Лорды, конечно, говорят, что с этой группой давно покончено, но вот говорят они так каждые несколько лет, после очередного похожего "инцидента". То семейство дварфов находят в собственном подвале, объясняя "случайным" падением тяжёлого камня на крышку подвала. То двоих полу-орков вытаскивают из переулка, заявляя "подрались, да поубивали друг друга", а то что раны представляют собой аккуратные проколы, которые довольно сложно нанести огромным топором - замалчивается... В общем, хорошо, что моя человеческая натура сомнению никем не подвергается!
- А бабушку твою разве звали не Эльс...
- Заткнись, дурак!
Бригадир пожарной команды вывалился из горящего здания. В руках у массивного рогатого тифлинга виднелся какой-то свёрток. И этот свёрток кричал! Здание позади охнуло, вспыхнуло и обрушилось, погребая под собой то, что когда-то было семейным магазином керамики.
- Да пребудет с вами пламя. - буркнул тифлинг, оглянувшись. Он повернулся к притихшему свёртку.
- А ты, парень, выжил, конечно, но... - он провёл взглядом по сгрудившимся на безопасном расстоянии горожанам, не спешащим на помощь, вздохнул, махнул рукой и зашагал прочь.
- Куда теперь мальца?
- В храм, наверное. Жрецы охотно заботятся о покинутых детях. Большинство таких детей, потом остаются при храме.
- Большинство...
- Ну да...
Две пары глаз скептически провожали глазами удаляющийся свёрток, из которого свешивался длинный раздвоенный хвост, а в дымное небо сверкали маленькие глазки с узкими, кошачьими, зрачками.
***
В доках было людно. Впрочем, как и всегда. В переулке стояли несколько тёмных личностей. То что личности были "тёмными" сомнению не подвергалось, так как они были в неприметных плащах с капюшонами, переговаривались в полголоса и то и дело оглядывались по сторонам. Двое, огромная туша и юркая фигурка, позади которой плащ оттопыривался, явно символизируя хвост, о чём-то яростно спорили.
- Обижаешь, Грыга! Когда Дарвин тебя обманывал?! Мои документы всегда высшего качества!
- Всегда Дарвин меня обманывать! Ты давать мне бумага-пропуск для начальника порта. Он сказать - "фуфло" и смеяться мне в лицо! Я бить ему в рыло, но он звать стражу и они меня бить!
- Ну... Накладка вышла. Печать поменялась с тех пор. Но деньги я тебе же вернул?
- Да, вернуть. Это хорошо. Но мне надо бумага-пропуск! Мне надо плыть!
- Да-да, я понял. Вот, это расписка от капитана "Каракатицы", что он готов взять на свой корабль предъявителя сего, без любой оплаты! А с начальником порта пусть он уже сам договаривается!
- Куда плыть эта "Каракатица"?
- Да куда хочешь! Это... эээ... туристическая яхта! Она выходит в кругосветное плавание по всему Фаэруну! Побывает и в дальних и ближних землях!
Третий, низенький типчик в капюшоне, вступил в разговор.
- И расписка бесплатная?
- Да, конечно! В счёт моего косяка с пропуском.
- "Каракатица", ты сказал... Не внушающее доверия название, тебе не кажется?
- Все вопросы к капитану без фантазии! Я тут вообще не причём!
- А вот я слышал, что так называют свои корабли, в основном, работорговцы...
- А я слышал, что халфлинги появились, потому что их родители занимались сексом сидя на корточках! Что мы, всем глупостям будем верить?
От стены отделилась ещё одна фигура, ранее не принимавшая участия в разговоре. Капюшон упал, обнажая драконью морду, с холодными глазами, смотрящими прямо в душу.
- Слушай сюда, демонёнок.
- Дарвин! - пискнула фигурка с хвостом, отшатываясь.
- Если у моих друзей ещё раз, по твоей вине, возникнут проблемы, ты об этом сильно пожалеешь.
- Никаких проблем, господин Нориксиус! Чтож я, не понимаю когда серьёзные люди меня о чём-то просят?! Всё будет чисто и красиво!
Трое "тёмных личностей" покинули переулок, а молодой тифлинг облегчённо выдохнул и ринулся прочь.
- Ну, спасибо этому дому, пойдём к другому, - бормотал он себе под нос, выуживая из канализационного люка свёрток со своими пожитками. - Вотердип, конечно, родина, но, признаться, дерьмовый городок! Конечно, возможностей тут много, но я думаю во Вратах Балдура тоже не меньше. Репутация не всегда работает в плюс, так что надо менять обстановку! Причём срочно, пока "Каракатица" не отплыла!
Тифлинг выудил мешочек из грубой кожи и взвесил его на руке. 
- Нет, ну явно же этот тяжелее! Как Грыга не заметил, что тот мешочек, что я ему отдал весит гораздо меньше?! Ещё же умный он, типа, достал монеты из мешочка, на свет посмотрел, на зуб попробовал... Да моё произведение такими примитивными методами давно не распознать, а уж с его мозгами, тем более! Отличная схема была! Находишь идиота, которому нужно "срочно уехать", берёшь у него деньги, делаешь откровенную "липу", возвращаешь фальшивые деньги "недовольному клиенту"! Всё! И это намного легче и быстрее, чем кропотливо сидеть неделями, подделывать пропуска, которые потом не подходят, потому что за эту неделю поменялся долбанный канцелярист, притащивший с собой новую личную печать. Тьфу!
Тифлинг достал ещё один, более увесистый мешочек.
- Чёртова ящерица! Откуда эти "понаехавшие" знают Нориксиуса?! А ведь так всё отлично складывалось! Капитан "Каракатицы" выдал мне аванс за двоих новых рабов, которые ещё и сами придут на его корабль. И у меня деньги, и у "Каракатицы" рабы, да и эти двое мне перестают мешаться! Красота! Но нет, они притащили на встречу Нориксиуса! Но назад откручивать уже поздно. Хрен с ним. Выкрутимся!
***
Торговый тракт был неплох. Сотни и тысячи повозок за десятки лет выровняли его до идеального состояния. Но если свернуть с тракта в сторону леса Ардип, дорога становится весьма ухабистой, что очень мешает, если ехать в повозке. Особенно это неприятно, если ехать в закрытом багажном сундуке, связанным, и с кляпом во рту.
Повозка остановилась, молодой тифлинг, в очередной раз, ударился о стенку сундука. Снаружи послышались шаги, шипящий приказ и Дарвин почувствовал как его, вместе с сундуком поднимают и потом грубо бросают вниз. Сундук открылся, яркий свет ослепил тифлинга, а мощные руки рывком выдернули его из его временного обиталища. Подслеповато щурясь тифлинг повертел головой. Вокруг было красиво. Ветер шумел в кронах деревьев, пели птицы, аромат цветущего леса заполнял лёгкие Дарвина. Одна деталь выбивалась из царящей идиллии - верёвка с петлёй на суку ближайшего дерева.
- Дарвин. - в поле зрения тифлинга появилась ещё одна из неприятных деталей, драконья морда Нориксиуса - Я запомнил.
- Мф мфоимо. - великодушно разрешил Дарвин, с заткнутым ртом.
Говорить было, в общем-то не о чем. Ситуация была предельно понятна. Она была понятна и Нориксиусу с его громилами, которым пришлось отвалить кругленькую сумму капитану "Каракатицы" за его "новых рабов". Она была понятна и Дарвину, которого выдернули из постели, в одной из таверн торгового тракта, где он планировал последний раз выспаться. Она была понятна даже дятлу, который, на минуту перестал стучать по дереву и скосил глаз вниз, на подъехавшую телегу. Дарвина потащили к петле, Нориксиус полез обратно в карету, а дятел возобновил свой обед. Тифлинг тщетно пытался вырваться, но громилы Нориксиуса знали своё дело. Дарвину на шею накинули петлю и двумя рывками подняли над землёй. Свет померк в глазах демона.
Во тьме Дарвин падал и падал, это было вечное падение, бесконечное падение и Дарвин не знал что ждёт его там, внизу. Он никогда не интересовался верованиями своих родителей, даже вскользь. О том же, что будет с ним самим после смерти, он не задумывался никогда в силу возраста. Но память предков брала своё, и во тьме начали проявляться тени. Голова орла, голова коровы, голова кошки, голова крокодила, голова змеи, голова шакала. Последняя мелькала всё чаще и чаще, и её осклабленная пасть всё больше и больше пугала Дарвина. И вот, челюсти клацнули рядом с ухом один раз, другой, третий. Падение замедлялось, и далеко-далеко внизу он смог различить огромную пасть шакала, ощерившуюся в ухмылке. И Дарвин приближался к этой пасти, понимая, на уровне инстинктов, что попасть в эту пасть - страшнее, чем смерть, тем более, что её он уже испытал. Эта пасть - страшнее, чем всё, что может быть в этом и всех окрестных мира.
Но, когда до пасти оставались считанные секунды, во тьме, вдруг раздался мелодичный смех и среди голов, витающих вокруг, вдруг появилась яркая, испускающая свет, голова единорога.
- Ой-ой, ребятки. - хихикнул девичий голос - Этот уже не ваш. Слишком далеко от вас, слишком мало знаний о вас, слишком молод, чтобы думать о смерти.
Головы завертелись с усиленной силой, но свет из рога единорога светил настолько ярко, что начал затмевать силуэты голов. Пропала голова орла, коровы, кошки, крокодила, змеи. Пасть шакала внизу начала тускнеть и бледнеть, пока наконец Дарвин не оказался в одиночестве, посреди огромного ничто, заполненного светом единорога.
- Демон у меня на службе, хи-хи. Это будет забавно. - пропел голос и...
Дарвин закашлялся, и открыл глаза. Над ним нависало широкое, улыбающееся лицо дварфийской женщины.
- О, ты смотри-ка, всё-таки живой! А то я иду, смотрю, висишь. Ну, думаю, похоронить надо. Сняла тебя, а потом чувствую "тук", "тук", вроде как сердце бьётся. Ну так я тебе искусственное дыхание, непрямой массаж сердца и вот!
Тифлинг потрогал шею, на которой жёгся красный след от верёвки и покачал головой.
- Спасибо. Так говоришь, сердце билось?
- Ну да! Хотя, когда висел - не билось! Уж это я могу понять! Вот уж не знаю вашей, демонской, физиологии, но... Ой, это что!
Ладонь, которой Дарвин потирал шрам на шее, вдруг засветилась мягким зелёным светом, но через секунду свет померк, а на шее не осталось ни следа от верёвки.
- Здорово, здорово! - захлопала в ладоши дварфийка - Так ты маг?!
- Раньше не был. - Дарвин задумчиво смотрел на свою ладонь.
- Я слышала о таком! У тех, кто пережил близость к смерти, открываются разные способности!
- Возможно.
Дарвин встал на ноги, дварфийка, рядом, тоже поднялась с земли.
- И как звать мою спасительницу?
- Мориста! Мориста Малкин!
- Я Дарвин. И куда же ты идёшь, Мориста?
- В Гантлгрим! Там у короля Бруенора есть какой-то грандиозный план по восстановлению величия дварфов Гантлгрима! И я готова всецело помочь ему в этом!
- Забавно. Если бы я сказал, что у некоего короля-демона есть план по "восстановлению величия", тут же образовалась бы армия противников, состоящая из паладинов и прочих "светлых". А у вас - дварфов, людей, эльфов - это в порядке вещей.
- Всё-таки у нас величие не заключается в количестве порабощённых душ, не так ли?
- Хорошо, убедила.
- А ты теперь куда? Я, всё-таки, спасла тебе жизнь и хочу хоть как-то в ней поучавствовать!
- Хмм... Скажем так, сейчас у меня нет особенной цели.
- Присоединяйся!
- Как тебе сказать... Я, немножко, не дварф.
- Ну и что! Цель-то благая! А ты говоришь, что у тебя сейчас нет цели!
И тут тифлинг, неожиданно для себя, понял, что этот довод для него звучит сейчас вполне убедительно. Он потряс головой.
- Да, ты права, пожалуй. Но, всё-таки я не пойду сейчас с тобой. Мне надо подумать. После смерти, знаешь ли, очень тянет на размышления. Но я приду, обязательно! Может через неделю, может через месяц, но постараюсь найти тебя в этом... как ты говоришь?
- Гантлгрим! Великий город, под правлением короля Бруенора! У любого спроси! Все знают!
- Спрошу. До свиданья, Мориста. Спасибо тебе ещё раз.
***
Если бы Дарвин знал, что именно на пути к Мористе он будет захвачен тёмными эльфами, то возможно... Хотя, нет. Теперь что-то изнутри тянуло его вперёд, на благие дела и это желание всё больше и больше укоренялось в его душе. И это его пугало.



Касаткин Михаил

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: