Дары Богов

Font size: - +

Глава 32

Окрестности города Салум, провинция Эилфир

 

— Пожалуйста, скажи, что ты увидела? — просил Сат, но ответа вновь не последовало. Мина дрожала и плакала, обхватив себя руками. Ему следовало быть внимательнее и достать рактовое масло раньше, а теперь она явно увидела больше, чем ей следует знать. Скорее всего, не получилось прервать видение. Раз уж так вышло, может, рассказать ей правду?

— Мина, — Сат присел на кровать поближе к ней, — это было видение. Расскажи, что ты увидела. Я помогу тебе его разгадать.

Мина размазала слёзы по щекам и произнесла:

— Ничего, правда, мне просто голову припекло, я потеряла сознание и напугалась. Раньше у меня не случалось обмороков.

Она посмотрела на него, как испуганный зверёк, загнанный в угол. Он понял — она лжёт.

— Мина, послушай, — Сат стёр пот со лба ладонью, — возможно, ты видела что-то странное. Я ведь предсказатель, много странного видел за свою жизнь. Скажи мне, что ты видела. Может, ты видела девушку?

Мина кивнула.

— Да, я видела девушку… — она замялась.

— Она была в белых одеждах?

Мина помолчала, всхлипнула и вымолвила:

— Нет. Я видела Лесту, мою подругу. Мы росли вместе.

Она снова замолчала. Он не мог больше пытать любимую: она ничего ему не расскажет, может, потому что боится или потому что не поняла своего видения.

— Не бойся меня, Мина. Если ты что-то расскажешь мне, это останется между нами.

— Всё в порядке, господин Сат. Простите, что доставила вам так много хлопот. Я уже могу вернуться к работе.

— Нет, тебе лучше сейчас отдохнуть. Останься тут, — Сат вышел из комнаты.

Почему Мина молчит? Этот вопрос не давал покоя. Она могла бы рассказать ему всё: и о видении, и о своих страхах. Он бы нашёл выход из любой ситуации.

Ближе к вечеру он с отцом переставил мебель в её комнате, наложил на окна печати и побрызгал пол раствором, отчего помещение окутал слабый запах трав.

— Сюда теперь никто не сможет переместиться. Чтобы воспользоваться телепортацией, нужно ясно представлять обстановку, — пояснил Сат. — Это не сложно, я научу тебя потом.

Мина стояла с опущенной головой. Он никак не мог понять, что же творится в её мыслях. Она весь вечер провозилась на кухне, приготовила вкусный ужин, потом вымыла всю посуду, пока он с отцом наводил порядок в её комнате, и почти ничего не говорила, ограничиваясь лишь общими фразами. Он боялся оставлять её одну, но и позвать к себе не решался.

— Если запах раствора будет мешать, приходи ко мне, — сказал Сат.

Мина заверила, что запах трав ей ничуть не мешает, поблагодарила за заботу и снова смолкла. Он пожелал ей спокойной ночи и вышел из спальни.

 

***

 

Мина хотела укрыться в каком-нибудь тёмном угле, где её никто не найдёт. Она то и дело оглядывалась, желая убедиться, что за ней никто не следит. Ложиться спать было рано, да и заснуть бы не удалось. Её комната слишком просторна, и чересчур широкими были в ней окна.

Видение прервалось, и ей не удалось узнать историю господина Сата и какое испытание ему было послано, но и без этого ей нашептали чересчур много.

Мина подошла к туалетному столику и взглянула в зеркало. Услышанные легенды отошли на задний план. Казалось, её воображение разбушевалось и выдало чрезмерно реалистичный сон. На лбу была ссадина. Может, она обо что-то ударилась.

Это был не сон и не солнечный удар.

Она попыталась себя угомонить. Руки дрожали. Если бы то, что она увидела и услышала, было бы правдой, предсказатели бы уже что-то знали. Об этом бы говорили. Об этом бы знал господин Сат. Мина резко отвернулась от зеркала.

Похоже, никто ничего не знает, или же все молчат. Тогда зачем ей говорить? Вдруг то, что ей привиделось, лишь побочное явление умственного расстройства? Она решила, что будет молчать: ей всё равно никто не поверит. Её жизнь сейчас не так уж плоха, а если взболтнуть лишнего, то её сочтут сумасшедшей и куда-нибудь запрут.

В дверь тихо постучали. Мина потёрла руки, чтобы хоть как-то унять дрожь. Не помогло.

— Входите, — сказала она и легла на кровать, а руки зажала коленями.

К ней подошёл господин Торрок, спросил, как она себя чувствует.

Говорить не хотелось, во рту всё ссохлось. Господин чем-то протёр ссадину и посетовал на слишком яркое солнце.

— Мне уже лучше, спасибо, — отозвалась она.

Господин присел к ней на кровать и по-отечески накрыл пледом. Он рассказал о посадках и о том, как они страдают в такую жару. Мина говорить боялась: голос выдал бы волнение.

— А знаешь легенду о Нилле, лесной фее, и Верете, покровителе охотников? — спросил господин.



Вера Порет

Edited: 12.10.2018

Add to Library


Complain