Дары Богов

Font size: - +

Глава 49

Город Салум, провинция Эилфир. Дворец Биргит

 

Биргит просматривала свитки, подготовленные Лорой, и краем глаза наблюдала за смеющейся парочкой. Витрик подхватил Ниту на руки и не желал отпускать, а та визжала и делала вид, что сопротивляется. Биргит расхохоталась. Казалось, жизнь наладилась и вошла, наконец, в привычное русло. Муж завершил второй пейзаж.

Их отношения стали теплее, уже не чувствовалось напряжения во взглядах. Хемин освоился в доме, разложил кое-какие вещи по ящикам в её комнате и свыкся с тренировками. Учился он неохотно, но кое-что у него получалось.

Всё утро она просидела в гостиной, перебирая дела. Нужно было определить, сколько выделить денег на еду, сколько на услуги портного. Для Дорсии требовалось сшить пару платьев и для Хемина ещё пару брюк.

Со второго этажа спустились Хемин, Дин и Лора. Они обсуждали новый пейзаж, рисовали жестами раму и говорили о предстоящем выходе в город.

— Мы пойдём все вместе, Рика, — обратился к ней муж, положив руки ей на плечи.

— А по какому поводу веселье? — раздался голос Горна. Он появился в зале как-то внезапно и после короткого приветствия взял Лору за локоть.

— Мне нужно тебе кое-что показать, — сказал он. — Уделишь мне минуту?

— Я хочу разобраться с делами до вечера, — вставила Биргит, намекая на то, что в зале стало слишком шумно.

Лора и Горн закрылись в кабинете, чтобы обсудить какие-то эксперименты — Биргит не вникала в суть сказанного магом. Хемин пошёл в город вместе с Дином и Витриком.

Горн ушёл через четверть часа. Лора посетовала, что он не сказал ей ничего дельного, и вернулась к домашним делам.

В глазах уже зарябило от цифр и слов, нужно было сделать перерыв. Биргит направилась в кухню, но голос подруги её остановил.

— Ещё одна, — тихо сказала Лора, протягивая аккуратно сложенный листок. — Подсунули под дверь.

Биргит тут же развернула и прочла:

 

Моя дорогая Биргит!

Не могу поступить иначе. Я хотел бы, чтобы мы встретились при более благоприятных обстоятельствах, но, к сожалению, это невозможно. Скоро в твой дом принесут дурные вести.

Надеюсь на твоё понимание и в глубине души надеюсь на твоё прощение.

До встречи.

 

— Биргит, надо позвать Ксанта. Он бессмертен и сможет тебя защитить.

— Нет, Лора. Не стоит беспокоиться, я с этим разберусь сама.

Биргит свернула записку, зажала её в кулаке и сделала вид, будто написанное её ничуть не взволновало.

— Я расскажу об этих записках Дину.

— Не стоит, — возразила Биргит. — Скоро мы с этим человеком — кем бы он ни был — встретимся, и всё встанет на свои места.

Казалось, Лору успокоили эти слова, подруга ушла в сад и занялась розами.

Нита что-то готовила, на кухне витали ароматы пряных специй и свежеиспечённого хлеба. Биргит отломила горбушку. За окнами ветер качал чёрные ветки высохшей абелии и срывал с них последние чёрствые листья; дерево погибло, надо было позвать кого-нибудь, чтобы его срубить.

Она отломила ещё кусок хлеба, но на этот раз взгляд уцепился за клочок бумаги, торчащий из-под керамической миски.

Знакомые буквы кольнули грудь.

— Кто это написал? — спросила она, не отрываясь от листка.

— Вам не нравится? — забеспокоилась Нита и тут же попыталась себя оправдать, — Это не мой рецепт. Если вам что-то не нравится, я не буду…

Биргит вынула из кармана записку, которую ей подала Лора, и сравнила с только что обнаруженным рецептом. И рецепт, и странное послание были написаны одной рукой — сомнений быть не могло.

— Откуда этот рецепт? — строго спросила она, посмотрев Ните в глаза, и девчушка совсем растерялась.

— Это не мой, мне Дорсия дала.

— Где она?

— Наверху.

Не медля ни секунды, Биргит кинулась на второй этаж. Она шла по длинному тёмному коридору, открывала двери, заглядывала в комнаты и выкрикивала имя бедной женщины.

— Да, госпожа Биргит, — вышла откуда-то Дорсия и остановилась.

Биргит дала ей рецепт и спросила, кто его написал.

— Боги! — запричитала женщина, — если вы не любите специи, я изменю рецепт…

— Кто написал этот рецепт? Это ваш почерк?

— О… — Дорсия растерялась и никак не могла собраться. — Нет, не мой, и рецепт не мой. Мне его дал Тобо, это его почерк. Он давал мне записки, когда я уходила в город за овощами. Да, это его почерк.



Вера Порет

Edited: 12.10.2018

Add to Library


Complain