Давай дружить?

Размер шрифта: - +

Глава 10

Дни неминуемо пролетали мимо, оставляя во рту привкус разочарования.

Ноябрь подошёл к концу, отдавая власть зиме.

Под ногами похрустывал неубранный ночной снег. Мороз заставлял краснеть щеки, а учеба — плестись на остановку.

Один из преподов, который проболел почти неделю, решил отработать время и поставил нам свои пары во вторник с утра.

Я, кутаясь в пуховик, всё-таки минус вынудил меня сменить полюбившееся так пальто на что-то более тёплое, шла по предрассветной улице, освещённой редкими фонарями. Шла и ёжилась, сжимала плечи, пытаясь согреться.

Автобус был переполнен. Люди, спешащие, кто на работу, кто на учёбу, толкались, выбивая себе место. От давления, меня спасала куртка, которая смягчала толчки.

Наконец, выйдя на своей остановке, я глубоко вздохнула. И тут же пожалела об этом, холод сковал горло.

Я поспешила к дверям университета.

Кабинет был открыт. До начала пары оставалось ещё не меньше пятнадцати минут, но в помещение уже находилось добрая часть нашей группы. Первое, что я заметила это уже ставшую мне привычной картину — стоящих в обнимку Князева и Васильеву.

Тимофей, привалившись к парте, за талию прижимал к себе девушку.

Каждый раз, когда я их видела в такой позе, так близко друг другу, у меня начинало неприятно жечь в груди.

Так и сейчас, буркнув всем «доброе утро», я, отводя взгляд, прошла мимо них и заняла своё место.

Я не думала, что после субботы наше общение сильно изменится с парнем. Но для меня все же было неожиданно в понедельник увидеть идущую, держась за ручки, парочку.

А я ещё порывалась в воскресенье написать парню. Когда он в это время, возможно, мирился с девушкой.

Что стало ещё неожиданней, они стали демонстрировать свои отношения, они открыто обнимались, держались за руки.

Раньше можно было догадываться об этом лишь потому, что Васильева как липучка везде была с парнем.

Сейчас же и слепой бы увидел.

Меня же парень, после субботы, вот уже как неделю не замечает и никаких шуточек в мою сторону не отпускает.

Из-за этого у меня не было настроение. Я мало участвовала во всеобщих разговорах, лишь серой тенью ходила за подругами.

Девочки списывали это все на мандраж перед приближающейся сессией.

Я не отрицала, пусть лучше думают так.

Но о моих чувствах все же знал один человек — Андрей.

Он оказался очень внимательным и проницательным парнем.

Однажды, я сидела на подоконнике, ожидая препода, возле дверей в аудитории стояли одногруппники.

Ко мне подсел Андрей, и с торжествующей улыбкой произнёс на ухо:

— Ты сейчас в нем дыру прожжёшь.

От близости и тепла парня, я испуганно посмотрела на него.

— Что? — негромко воскликнул парень, — у тебя скоро слюна побежит.

Андрей, как оказалось, уже давно заметил мою реакцию на Князева.

— Ты бы видела свой взгляд, когда он к тебе обращается, — смеялся парень, радуясь своей догадке, — не бойся, я никому не скажу.

Оказывается, по словам одногруппника, если ко мне обращался Князев, я вела себя скованно и напряжённо, быстро заканчивала разговор и сбегала.

Для меня это было новостью. Потому что до всей этой моей внутренней неразберихой, я к нему относилась, как и ко всем. Я не пугалась его общества и никогда не сбегала от него. Просто все мои шутки он воспринимал в штыки, и я старалась с ними к нему не лезть.

— Я сначала думал, что ты его за что-то ненавидишь. А тут, оказывается, совсем другое примешено было, — посмеивался он, — печально, наверно, тебе, подруга.

— Ну, все, хватит! Я поняла какой ты, Шерлок. Только что ты забыл в нашем универе, тебе прямая дорога в школу МВД.

— Спасибо, что ты оценила.

После этого разговора, мне стало немного обидно за подруг. Почему люди, с которыми я очень близко и тесно общаюсь, не замечают моих терзаний, которые оказались такими явными. Они, конечно замечали мое повышенное внимание к нему, и лишь для профилактики промывали мне ежедневно голову.

Несомненно, мне не нужны были их наставления на путь истинный, но все же, почему?

 

Нудная лекция, разбивание на группы и практика прошли как-то мимо меня. Мальчики, что попали ко мне в группку, сделали все сами, я лишь списала результаты и посчитала ответ.

После учёбы подруги отделились от меня, и пошли консультироваться по своим работам. А я пошла к лестнице, которая вела вниз, в гардероб, отдала номерок, забрала свои вещи. Оделась, по дороге накинула лямку рюкзака на плечо и натянула шапку.

Уже подходя к лестнице, я заметила на ее вершине Князева. Подымаясь по ступенькам, я упорно смотрела под ноги, делая вид, что ничего не замечаю. Но парень пройти мимо не дал — преградил дорогу. Его манёвр я заметила поздно, и от неожиданности отстранилась назад, чуть не упав. Но Князев легко придержал меня за плечи, не дав свалиться.

— Ты, блин, аккуратно ходить можешь, — возмутился парень.

Я оглянулась назад.

Да, ушибами я одними бы не отделалась, если б полетела вниз.

Князев, удостоверившись, что я крепко стою на ногах, убрал руки.

— Спасибо, — коротко благодарю парня, делая шаг в сторону.

Но уйти Тима все же не даёт.

— Постой, — хватает за рукав пуховика, — Виктор Сергеевич просил передать твою работу.

Он скидывает рюкзак и вытаскивает аккуратно скреплённые листы.

— М, — мыкнула я и, не смотря на Князева, взяла их.

Я пролистала работу, натыкаясь взглядом на комментарии, оставленные красной ручкой. Что-то было зачеркнуто, что-то добавлено, но в целом исправлений было не много.

— Разберёшься? — услышала обеспокоенный голос над собой.



Терко Мара

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться