Давай дружить?

Размер шрифта: - +

Глава 19

Как бы мне не хотелось, но новогодние мини каникулы подходили к концу.

Настало время доставать все свои лекции и начинать штудировать темы, готовиться к экзаменам.

Князев больше мне не писал, а я в свою очередь не показывалась в общаге. С подругами мы встречались или у меня или на нейтральной территории. Юля вернулась отдохнувшаяся и похорошевшая.

На вопросы «ты чего такая счастливая» лишь улыбалась, томно вздыхая.

Я не лезла. Потому что знаю по себе, какого это, когда не готов чем-то делиться, а к тебе так и норовят залезть в душу.

Но позже, конечно же, Марина выудила у нее информацию и поделилась со мною.

— Я думала, ее за границу пригласили работать, а тут просто парень оказался, — негодовала девушка.

— Кому что, — усмехнулась, — для кого найти спутника жизни лучше всех заграниц.

— Зачем она только скрывала его, не понятно. Уж очень секретная информация.

Потому что счастье любит тишину, а Марина бы растрезвонила бы всем.

Она конечно делала это не нарочно. Просто была у нее такая черта, секреты она, конечно, держала в тайне. Но для этого нужно было ее об этом настоятельно попросить. Она на это всегда начинала возмущаться «Девочки, вы, что считаете, что у меня язык без костей, что ли, вы меня недооцениваете, буду молчать, как рыба». Но у нее всегда получалось невзначай вставить тот или иной слух в разговор.

Этого и не хотела Юля.

 

Мы как-то сидели с девочками в полупустой столовой в ожидании консультации перед экзаменом, специально договорились встретиться пораньше. Времени оказалось с запасом. За соседним столиком сидели знакомые Юли. Она перекидывалась с ними словами. А один парень даже пытался с ней флиртовать.

Девушка шутливо отнекивалась, видно, что ей это не сильно нравилось, но хамить не хотела. Это продолжалось, пока Марина не вступила в разговор.

— Ты поаккуратней со словечками, нехорошо лезть к занятым, за это и в лицо могут дать.

Она хотела защитить, но в итоге теперь все знакомые девушки были в курсе, что у нее кто-то появился.

Вот так вот просто, у нас и расходятся слухи по универу. Нет, этому способствует не только Марина. Таких, как и везде, у нас много.

Да, не так обидно, если эти слухи правдивы.

 

Князева я на консультации не видела, как и на самом экзамене. Еще бы у него автомат.

Экзамен был не из тяжелых, но на отлично мои знания не тянули, поэтому я не расстроилась, когда преподаватель поставил «хорошо» напротив своего предмета и расписался.

Я подождала девочек, и мы вместе пошли в раздевалку.

Господи, я скоро ее буду обходить за километр.

Я не ожидала там увидеть Князева, я была к этому просто не готова. Но он видимо ждал меня, либо тоже не ожидал меня сейчас тут увидеть. В общем и целом, мы столкнулись с ним.

Подруги тоже его увидели. Но если Юля, кинув «мы подождем на улице», двинулась в сторону выхода, то Марину пришлось за руку тащить с раздевалки.

На самом деле, я не желала оставаться с ним наедине, поэтому подруга и не хотела меня оставлять, прочитав это в моих испуганных глазах. Перед тем, как ее увела Юля, успела сказать, грозно посмотрев на Тиму:

— У тебя пять минут.

Я не боялась Князева, я боялась своей реакции на него.

— Привет, — тихо поздоровался, заглядывая в глаза.

— Привет, — поправила рюкзак за лямку.

— Ты ведь никуда не торопишься?

— Меня ждут девочки на улице, — я пыталась говорить хладнокровно, я пыталась говорить с ним просто, как с одногруппником.

— Подождут, — бросил недовольный взгляд на лестницу.

— Я бы в этом не была уверена. Ты же слышал, у нас всего пять минут. У тебя что-то срочное?

— Боже, Лер, — парень провел рукой по волосам, — не будь такой холодной!

— Что, прости?

— Твое равнодушие раздражает.

— Ты пришел сюда поговорить со мной о моем равнодушии?

— Я пришел поговорить о нас, но тебе, видимо, это совершенно не интересно.

Что это? Парень специально выводит меня на эмоции, при этом, распыляясь больше моего.

По-хорошему, мне нужно было закончить разговор и уйти. Но слова меня зацепили.

Все мои переживания он перечеркнул, назвав их простым равнодушием. Да и моя натура не даст мне уйти и не оставить последнее слово за собой.

— А что ты хотел сейчас услышать? — зло выпалила, — я не держу на тебя обиды, доволен?

— У тебя все так просто выходит.

— А я не привыкла усложнять, — вышло пафосно, и добавила мягче, — давай не будем ругаться? Давай вернемся к общению, которое у нас было осенью? Без претензий, без выяснений, к нормальному общению.

Мой шаг к примирению произвел на Тиму обратный от, ожидаемого мной эффекта.

— Для тебя это нормальное общение? Ты всегда игнорировала меня, — завелся и зло выплюнул парень.

— Я никогда тебя не игнорировала, я общалась так же, как и со всеми! — возразила ему, но он будто не слышал.

— Оо, нет, Сорока, ты никогда со мной нормально не общалась. Для тебя все друзья. Ты всегда со всеми дружила. Все эти Леши, Антоны, Олеги, Миши, Андреи. Чем Андрей лучше меня? Почему он достоин твоей дружбы, а я нет? — пока он выговаривался, я молчала, ждала, замерев, — для тебя всегда все были друзьями, кроме меня. Я как будто все время мимо, — обиженно добавил парень и более спокойно, — я всегда был на долбанной обочине твоей жизни.

— Но… это не так, — пораженная от его слов, я растерялась.

Он впервые открылся мне. Он впервые сказал мне, что его тревожило.



Терко Мара

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться