Давай дружить?

Размер шрифта: - +

Эпилог

 

— Как долго она собиралась скрывать это от нас? — возмущалась в трубку Марина.

— Значит, на то были свои причины, — спокойно осадила девушку. 

И я знала эти причины. Юля не пыталась сделать из этого страшную тайну, она лишь хотела, чтобы приглашения на свадьбу стали сюрпризом.

А я узнала случайно. Если быть точной — догадалась.

Подруга скинула мне три вида оформления листа — не могла определиться, она никак не пояснила и не сказала для чего ей это. Но нам как-то приходило приглашение на свадьбу близкой родственницы, поэтому мне все эти завитки были знакомы.

— Неужели тебе не обидно?

— Нет, — я перевернулась на живот, развернув аккуратный конвертик, — она же не в тихушку выскочила замуж.

— Ну, знаешь ли, тогда бы я вообще разочаровалась в женской дружбе!

— Не преувеличивай, ничего страшного не произошло.

— Это я приуменьшаю ещё. Я бы хотела, чтобы она лично сообщила о такой новости... так, подожди, — что-то зашуршало у девушки, — вот вспомнишь... в общем, Юлька звонит, позже напишу, пока.

— Пока.

Кажется, Марина слишком близко восприняла данную ситуацию.

Я лишь порадовалась за подругу, она получила то, к чему стремилась, разве это не здорово?

 

Когда к нам приходит осознание ошибок?

Наверное, после того, как мы, проанализировав ситуацию и сделав определенные выводы, осознаем, что были иные пути выхода из сложившихся обстоятельств. Когда на нас не давят наши же эмоции, мы можем посмотреть на проблему не только с одной стороны, но и со второй и с третей... повертеть ее, как кубик, глянув и сверху и снизу. Откинуть все мелкие детали и сконцентрироваться на главном. Тогда-то мы не только увидим, в чем была наша ошибка, но и возможные пути её избежание. После этого мы приходим к пониманию об упущенном времени, упущенных возможностях.

Месяц. Прошёл ровно месяц с выпускного вечера.

Я много раз прокручивала в голове события того дня. Нет, все же не только того, а все моменты, связанные с ним.

Это все, что у меня осталось.

Ещё я проделала огромную работу над собой — я перестала заходить на его странички. Не потому что меня перестало это интересовать, мне стоило огромных усилий, чтобы не вбивать в поисковик имя и фамилию.

Так спокойней.

— Валерия, — позвал отец и открыл дверь моей комнаты, предварительно постучав, — разбудил?

— Нет, — помотала головой, приподнимаясь с кровати на локтях.

— А чего в тишине сидишь?

— Читала.

Отца не смутил тот факт, что рядом не было книжек, а телефон с ноутбуком лежали на столе. Он видел моё настроение, и его это тревожило, но он никогда не лез. Пытался как-то растормошить, устраивал семейные посиделки — это, конечно отвлекало от грустных мыслей, но ненадолго.

Я лишь на работе могу расслабиться и отвлечься, но на выходных все мысли возвращаются обратно, загоняя меня в хандру.

Многие стали говорить мне, что я какая-то задумчивая стала, потому что при встрече со знакомыми я рассеянно здоровалась и проходила мимо. И я в этот момент либо уставшая, либо без настроя на разговор.

Моё поведение вызывала косые взгляды, но я не замечала их.

Только мои подруги не обращали внимания на моё настроение, они так же болтали, переругивались между собой, обижались, советовались со мной, жаловались иногда мне друг на друга — все так же, как и всегда. Но это не из-за того, что они не интересуются мной, просто подруги не трогали болезненную тему для меня. И я была благодарна за это.

— Валерия? — отец все так же стоял в дверях.

— Ммм?

Родитель грустно вздохнул и прошёл в комнату. Подошёл к окну и, распахнув шторы, открыл окно.

— Собирайся, нечего субботний вечер просиживать дома.

— Куда? — не меняя положения на кровати, спросила у отца, который уже был у дверей.

— В кино.

Спорить или отнекиваться смысла не было, да и отца обижать тоже не хотелось, тем более даже Матвей всегда соглашался на все его предложения.

Выбрали отечественную комедию, над которой заливисто смеялись родные, но, а я не ценитель.

После фильма зашли в пиццерию, просидев там больше часа. Папа хотел отвести нас ещё и в боулинг, но уставший вид Матвея и замученный мой его остановили.

Возвращались мы уже поздно, улицу давно окутали сумерки, которые разбавляли редкие фонари.

Я попросила высадить меня возле магазина, хотелось купить минеральной воды. Вот что значит суббота, я хотела купить лишь бутылку воды, а застряла на кассе в очереди.

Наконец выбравшись из душного помещения, пошла в сторону дома.

Я с далека заметила, что на ограждения возле дома сидела фигура. Когда я стала подходить ближе, в памяти начали всплывать картинки из прошлого, вроде совсем недавно так сидел здесь Тима. Вроде недавно я оттолкнула его.

Сердце нервно забилось, то ли от воспоминаний, то ли от неизвестной тени на заборчике.

Я остановилась в нескольких метрах, как и в прошлый раз. Так же как и в прошлый раз мной завладела паника. Все так до боли знакомо, знакомый профиль. Кажется, я схожу сама.

— Я не кусаюсь, Сорока, — тень подняла голову и глянула на меня глазами, по которым я так скучала.

По телу пробежала дрожь.

Как это может быть?

Но это был он, мой Князев, он здесь. И это вовсе не сон.

Я на негнущихся ногах, подошла к парню и тихо опустилась рядом. Жар прилил к голове, сердце нещадно билось, так и норовя выскочить к парню в руки.

Засунув ладони между коленок, я положила голову на его плечо и прикрыла глаза, вдыхая приятный аромат, исходящий от Тимы.

— Что ты здесь делаешь, Князев?

Парень обнял одной рукой мои плечи, прижимая меня ближе к себе.

— Ты слишком долго бегала от меня, я больше не готов тебя упускать.

Наверно только сейчас я поняла, как на протяжении последних месяцев я была напряжена.

Слова и нахождение здесь парня принесло долгожданное спокойствие.

— А как же работа? — я не волновалась по поводу его работы, он со мной, а это главное.



Терко Мара

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться