Давай перепишем нашу историю заново

Размер шрифта: - +

Часть одиннадцатая.

Вот наконец и настал тот самый долгожданный день, к которому Валидэ готовилась девять месяцев. Начались роды. Ибрагим и Искандер сидели за дверью и ждали. Искандер каждый раз, когда мать кричала, порывался войти в комнату, но Ибрагим останавливал его.

– Мамочке больно!

– Искандер, внучек, ты ведь хотел братика и сестричку?

– Да, но я не хочу, чтобы мамочке было больно!

– Скоро все пройдет, ты просто подожди, и помолимся Аллаху вместе!

Каждый крик матери отражался в его маленьком сердце. Малыш, не выдержав, заплакал и вбежал в комнату, схватив мать за руку.

– Мамочка, прости, я больше не хочу братика и сестричку. Тебе очень больно? Где болит?

Искандер, обняв маму, плакал, Амира, положив руку ему на голову, гладила его волосы, несмотря на всю боль.

Последний крик Амиры дал жизнь ребенку. Валидэ, взяв малыша на руки, заплакала. Ибрагим за дверью сидел на полу возле стены. Услышав голос новорожденного, он поднялся и, стоя у двери, ждал встречи с внуком.

Валидэ положила ребенка на руки Амире. Искандер перекатил плакать и удивлено смотрел на нечто красного цвета. Потом посмотрел на маму и спросил…

– Это мой братик? – он внимательно разглядывал младенца.

– Нет, внучек, это твоя сестричка! – гордо заявила Валидэ.

– Сестричка?!

– Сыночек, ты видишь её?

– Мамочка, почему она такая некрасивая? – нахмурив брови, спросил мальчик.

– Все дети, когда рождаются, бывают такими, и ты таким был! – в уставших глазах Амиры проскользнула улыбка, когда молодая женщина смотрела на сына.

– И я таким был? Мамочка, почему она плачет, у нее что-то болит?

– Все дети плачут, – ответила Амира.

Она опустила длинную цветную ткань, конец которой был привязан к изголовью кровати. Изможденная, измученная, Амира вздохнула по-новому.

Искандер забрался к матери на постель и сел рядом, внимательно рассматривая новорожденную.

Валидэ все убрала, завернула девочку в зеленую ткань и открыла дверь. Ибрагим уже стоял на пороге, нервно пристукивая ногой по полу.

– Женщина, ты почему так долго не открываешь? Я тут, пока ждал, поседеть успел. Дай пройти на своего внука посмотреть.

– На внучку! – поправила мужа Валидэ.

– Что?

– Кажется мне, что ты не только поседел от старости, но и оглох. Говорю, у нас внучка родилась!

– Ты зачем кричишь?

– Хотела убедиться, что не глухой. Проходи.

– Благодарю вас, – иронически ответил супруг.

Наконец-то Ибрагим увидел свою крошечную внучку! Взяв малышку на руки, он прижал ее к себе и заплакал. Амира и Валидэ удивленно смотрели на него. Искандер подошел к Ибрагиму и обнял.

– Дедушка, не плачь.

Впервые Искандер назвал Ибрагима дедушкой. Наконец-то ребенок признал его как дедушку!

 Отдав малышку матери, Ибрагим поднял на руки Искандера и поцеловал в лоб. Валидэ и Амира засмеялись, лишь одному Ибрагиму было больно. Его от боли словно разрывало.

Спустя несколько дней в двери их дома постучали. Ибрагим, открыв, увидел на пороге Надира. Не успел тот войти, как Ибрагим отвел его и Лейлу в сторону. Стоя с ними в углу, он шёпотом рассказал им об Аббасе и попросил ничего не говорить его жене и матери, а если спросят, то сказать, будто Аббас сражается.

Надир и Лейла не смогли сдержать слез, но, увидев, что к ним подходит Амира, быстро вытерли влагу с глаз и щек – и улыбнулись.

От чего Амиру кинуло в дрожь: от весеннего холода или от подозрения, что больше она не увидит Аббаса? Она не могла бы сказать. Большая шаль из овечьей шерсти лежала на ее плечах и должна была согревать, но тепла молодая женщина не чувствовала. Появление Надира могло значить лишь одно: ее Аббас не вернулся.  Но сердце не верило и не хотело верить, что она теперь одна.  Амира мимолетно вспомнила, что испытала, когда ей сообщили о крушении корабля. Вспомнила, как долго и изнурительно она вымаливала аудиенцию у владельца судна, на котором ходил ее муж. Сколько писем написала, которые остались без ответа. Лишь спустя полгода в деревянном гробу привезли тело ее свекра.

Этот ужасный момент, когда жена увидела тело своего мужа, изуродованное морем. Ужасный запах преследовал Амиру целый год.

Похоронив свекра, а после и свекровь, она не потеряла надежду… Она ждала, она все так же ждала, не сводя глаз с дверей. Она возненавидела двери настолько сильно, что спалила их…Он вышел из этих дверей, но обратно не вошел…

Отчаяние и одиночество сводили ее с ума, но она надеялась, надеялась до последнего, пока офицер не принес ей письмо с печатью. Прочитав несколько строк, она сожгла его, вдруг поняв, что оставаться одной с ребенком в большом доме, в чужой для нее стране теперь уже нет смысла.



Лунный Цветок

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться