Давай притворяться

Размер шрифта: - +

Часть 22.

Арина.

- Папа! –  с разбегу кинулась в объятья отцу и, повисла на нем, как в детстве.

- Я тоже соскучился, - засмеялся и спустил меня на пол. Не пятилетняя кобылка уже.

С нового года прошло две недели, а мы с Пашей только сейчас пришли к решению, что все-таки пора возвращаться. Первую неделю не хотела я, а вторую он. Мы проводили время, узнавая, друг о друге чуть больше, чем нам было известно, постепенно раскрывая свои секреты и страхи.

Мы подолгу сидели и разговаривали о каждом из нас по отдельности и о нас в целом. Иногда мы занимались тем, что целый день проводили в постели, смотря мультфильмы. Просто смотря мультфильмы, без намека на что-то горизонтальное.

Нет, я понимала, видела и даже ощущала, что Любимов готов «набросится» на меня. Но он сдерживался, давая мне привыкнуть к новому статусу, осознать и принять нынешнее состояние наших отношений.

Как же ему было тяжело в моменты, когда я сама тянулась к его губам, а потом останавливала круговорот рук и его и моих по нашим телам. Если честно, то я просто немножечко мстила ему за то, что он столько лет мучил меня.

О, я и сама мучилась не меньше, когда отрывалась от желанного тела. Для меня самой это оказалось еще той пыткой, но парень стойко держался и, в конце концов, я сдалась. Нет больше преград между нами.

Мы все выяснили, поговорили обо всем, что волновало каждого из нас. Мы решили, что прошлое, где мы ненавистью прикрывали свою любовь, должно остаться в прошлом. Мы будем все помнить, но теперь нам есть, чему поучится и сделать выводы.

Возвращение домой было волнительным и…. На этот раз проходило в сознании. За нами прислали вертолет и вездеходы. Лететь было страшно, но потрясающе волнительно. Мне казалось, что такой красоты я еще никогда не видела.

Солнце, которое норовило спрятаться за белыми пушистыми облаками, все-таки смогло порадовать меня своими лучиками, хоть и холодными. Внизу все было таким маленьким и одновременно прекрасным, что я только и делала, что пыталась не уронить челюсть и рассмотреть все, что удастся. Паша, видя мое состояние, только улыбался и пообещал мне воздушное путешествие.

Мы специально просили родителей, чтобы те не встречали нас, а просто прислали машину. Я не была уверена, что не расплачусь при встрече с отцом, поэтому и решила, что встретимся уже дома. Паша поддержал.

- Дочь, ты просто сияешь. Я рад видеть тебя именно такой, - папа улыбнулся и подмигнул мне, заправив, выбившийся локон за ухо.

Вдруг его улыбка исчезла, а взгляд стал грустным. Ой…. Волосы! Я же их обрезала.

- Пап, прости. Я была зла на тебя, - опустила глаза. Не могу смотреть на него, когда он расстроен.

- Ничего, - он только вздохнул, - Тебе так даже лучше.

- Угу, - согласилась я и поникла.

Вот вроде все хорошо, домой вернулась, отец рад за меня, а на душе как-то гадко стало.

- Арина, - со строгостью в голосе, - Посмотри-ка на меня! – подняла глаза, а он оказывается, улыбается.

- Пап, я….

- Не вздумай оправдываться. Я понимаю, почему ты это сделала, но ты сделала правильно.

- Не поняла? – что значит правильно? В каком смысле?

- Я ждал этого. Ждал, когда ты их обрежешь. Я ведь знаю, что ты растила волосы, только чтобы больше походить на маму. Я понимаю, что тебе ее не хватает, и всегда не хватало, а еще ты это делала ради меня. Я всегда буду ее любить – однолюб, к сожалению. Но ты не должна быть кем-то, ты должна – быть собой. А главное – ты должна быть счастлива.

Я чуть не разрыдалась прямо на месте, но сумела сдержать слезы. Папа обнял меня и погладил по голове, как когда-то в детстве. Как же хорошо вернуться домой.

- А где же мой будущий зять?

- Папа! – возмутилась и, кажется, покраснела до кончиков ушей.

Так далеко мои мысли еще не заходили. Я, конечно, может и не против, но не слишком ли рано об этом говорить?

- Что? Я более чем уверен, что у Павла имеются такие планы на мою прекрасную дочь.

Тут меня осенило. Кажется, разум все-таки начинает возвращаться и скорость моей сообразительности увеличивается. Может это только рядом с Любимовым мое серое вещество превращается в тормозную жидкость?

- Уверен, что имеются или знаешь об этом конкретно? - посмотрела на отца, но тот только пожал плечами и загадочно заулыбался.

- Ничего не знаю, но буду этому очень рад. Так, где же Паша?

Как же, не знает он. Ага. У меня сложилось такое чувство, что это только я ничего не знаю, а все вокруг меня очень даже в курсе, что и когда произойдет. Ладно, пропустим пока этот момент и вернемся к нему чуть позже.

- Дома. Мы решили, что вечером соберем всех вместе за одним столом, а сейчас проведем время по отдельности.

В дверь вдруг позвонили и, отец не говоря ни слова, пошел открывать. Поплелась за ним, интересно же, кого принесло.

Как только дверь распахнулась, в дом, по одному начали заходить дяденьки-шкафы и все как один, друг за другом с сумками и чемоданами в руках поднимались на второй этаж. Чуть со смеху не свалилась, сравнив их с гусями, но сдержалась.

Вещи мои прибыли. Наверняка, Пашкины, тоже уже привезли. Хорошо, а то и на ужин пойти, не в чем было бы. Хорошо же родители постарались, ничего не скажешь. Ну, ничего, у нас тоже есть маленький сюрприз. Мысленно потерла ладошки в предвкушении выражений лиц наших родственников.

Когда гуси-шкафы удалились из дома, я нахмурилась и задумалась. А кто же разбирать вещи будет? У меня их валом. Мне это одной делать? Но папа, словно мысли мои прочел.

- Давай-ка я возьму из холодильника мороженого, и ты мне расскажешь, что там у вас происходило. А я помогу тебе разложить вещи по местам.

- Все рассказывать или можно опустить некоторые подробности?



Ольга Фокс

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться