Давай расставим точки над ё!

Размер шрифта: - +

Глава 25, 26, 27

Глава 25. Заводки

Когда Егоров вышел из сушилки следом за Ксенией, он только успел заметить, как она, мелькая белыми кроссовками, несется по бетонке. Да еще Галину спину, удаляющуюся в том же направлении.

Он зло сплюнул под ноги и отвернулся. Как она сказала? “Катись ты”? Отлично, он покатится. Прекрасная идея, никогда не бывало лучшей! Вот прямо сейчас этим и займется. И он направился в гараж.

По дороге ему встретился Ледаев, что вполне подходило для осуществления задуманного плана. Стас сидел на скамейке возле Карины, и Сашка поморщился - совсем забыл, что оставил приставучую красотку дожидаться своего возвращения.

Егоров остановился перед парочкой:

-- Карина, поди погуляй.

Девчонка фыркнула, обиженная грубым обращением. Она грациозно поднялась, одарила лучезарной улыбкой Стаса и, сдвинув прямые как стрелы брови, недовольно бросила своему непостоянному поклоннику:

-- Адьёс, амигос!

Стас нежным взором проводил короткие шорты и округлые локти и недовольно сказал Егорову:

-- Чего обламываешь? Снял половое напряжение, другим не мешай. Зачем телку прогнал? Сам не ам, и другим не дам?

-- Да ну её, - Саша брезгливо поморщился.

-- Я не такой принципиальный. Мне сойдет, - хохотнул Ледаев.

-- Давай в поселок смотаемся?

-- А бабки? - практично подошел к вопросу Стас.

-- Есть. Мне батя оставил и свои кое-какие были.

Сказано - сделано. И вскоре они уже стояли перед зеленой железной дверью. Димы возле гаража не было, зато ключ находился в условленном месте - под камнем на клумбе с незабудками.

Егоров открыл дверь. Все четыре красно-блестящих “мокика” стояли в ряд. Чуть в стороне матово поблескивал Димин “Ямаха”.

Саша вытряхнул из жестянки ключи зажигания и прошел вдоль “макак” к Диминому мотоциклу.

-- Саня, ты чего? Дима за него руки вырвет, - испугался Ледаев, - и ноги. И еще чего-нибудь полезное.

Саша нахмурился, но не отступил.

-- Наплевать! Вот ты, Стас, всегда идешь против правил, бунтуешь, споришь, прёшь своей дорогой. А сейчас отговариваешь меня от единственного в моей жизни неправильного поступка! - Он скривился, мысленно окидывая себя с головы до ног, - Меня, человека, с почти незамутненной репутацией. А этот мотоцикл, между прочим, мечта всей моей жизни! - Саша завороженно рассматривал хромированные ручки, тяжелое весомое тело, кожаное черное сиденье, - Всегда хотел на настоящем ездить, не на этих соплях, - он мотнул головой в сторону мопедов.

-- Твоя мечта - собственный мотоцикл, - напомнил Стас, - А если ты угонишь этот, то не видать его тебе, как своих ушей.

-- А кто сказал, что это правда? Откуда я знаю, что он у меня будет? Все вокруг врут! Я даже не могу предположить, что случится через минуту. Хотя, - он прищурился и горько улыбнулся, - Через минуту я уеду отсюда к чертовой бабушке! - Он перекинул ногу через сиденье, - Ты со мной?

Стас покорно прихватил со стены пару шлемов.

-- Все мной руководят, - продолжал Сашка, убирая подножку и вставляя ключ в гнездо зажигания, - Отец, учителя, инструктора.

-- Кто тебе такое сказал? - недоверчиво хмыкнул Стас

-- Даже, - у Сашки перехватило дыхание, он судорожно сглотнул , - даже Ксюшке я подчинялся! Задолбало!

-- А что скажет Дима? - Сделал ещё одну попытку Стас.

-- А Дима в городе - у него жена рожает. - Егоров ехидно усмехнулся, - Ему не до пустяков! - и он крутанул ручку газа.

Мотоцикл довольно урча, шустро катился вниз по бетонке. Мимо отрядов, мимо директорского домика, возле которого звонила брату Ксюша, вниз, вниз, за пределы лагеря.

 

На полпути к поселку они остановились. В ожидании, Саша закурил. И когда Стас вернулся с обочины, застегивая штаны, пошарил в кармане и протянул ему мятую пачку “Примы”.

-- Ты Сань, не кисни, - Ледаев сплюнул табачные крошки, попавшие на язык.

-- Я не кисну.

-- Не тренди! Что я не вижу - с лица сбледнул, квёлый ходишь, - Стас глубоко затянулся и медленно, по одному выпустил дымные колечки. Бабы того не стоят! - Он привалился на мотоциклетное сиденье.

Саша стряхнул пепел, присел на корточки - завязать шнурок.

-- Сам я лох, - не глядя на друга пробормотал он, - Обломался, как никогда. За ручку с ней ходил, - Саша зло усмехнулся и покачал головой, - она мне сегодня знаешь что сказала? Что я трепло.

Он затянулся в последний раз и щелчком отправил окурок в дорожную пыль.

-- “Люблю, не могу…”, - передразнил он, - а что делать, если действительно не могу? Видеть её не могу! И не думать о ней не могу! Куда ни сунешься - везде она. В отряде, на улице, в столовке. Еще этот запах земляничный! Это ведь ее запах! Хорошо хоть ягода уже отходит, - он поморщился, - я ее теперь ненавижу! Понимаешь? - Он закусил губу, - С того момента, как бандюган её прикатил, все не в кайф стало. Даже с Каринкой не в кайф. Думал после этого отпустит, а еще хуже стало. Будто в дерьме извалялся. Только о Ксю могу думать. Не девка - чума, в натуре! У меня такого никогда не было! Понимаешь? С девчонками всегда всё просто! Не понравился - разошлись, понравился - встречаемся, надоела - разбежались. А тут я не понимаю ничего! Нужен я ей или не нужен? И с какого момента меня это волновать стало?

-- Не парься, Саня. Что Чума твоя, что Карина - все они одинаковые.

-- Каринка да, согласен - сама на меня повесилась, даже уламывать не пришлось. А Ксю не трогай!

-- Да брось ты, все бабы на один манер, только Чума твоя еще и динамо. А это еще хуже, - резюмировал Стас

Но Егоров почему-то не согласился, а рассвирепел и, набычившись, крепко ткнул его в плечо. Стас отступил.

-- Пошел ты, - Егоров грязно выругался и сбил ладонью мотоциклетный шлем, висевший на руле. Шлем грузно шмякнулся ему под ноги.



Наталия Алексеева

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться