Давай сыграем... в любовь

Размер шрифта: - +

пролог

Пролог

- Мои дорогие, кронпринц Леопольд удостоил нас особой чести… - эрцгерцогиня выдержала паузу и внимательно посмотрела на обоих дочерей. Фрау Марта, бессменная гувернантка герцогской семьи, на чьи плечи выпала тяжелая обязанность растить детей, хорошо воспитала их. Те сидели напротив матери, с совершенно прямыми спинами и делали вид, что внимательно слушают. Вернее, внимательно слушала лишь одна, младшая, любимица эрцгерцогини, красавица Лили. Её старшая сестра, Амалия, украдкой поглядывала в окно, где конюх прохаживал ее новую лошадь. Эрцгерцогиня вздохнула, в свете последних событий с лошадьми предстояло закончить. Она с сожалением еще раз посмотрела на обоих дочерей и решительно закончила:

- Леопольд попросил руки Амалии.

- Конечно, мама… - машинально произнесла Лили, затем ее большие темные глаза округлились, и она взвизгнула, - Чтоооо?

Эрцгерцогиня вздохнула. Амалия, старшая из сестёр, напротив, нахмурилась:

- Здесь должно быть какая-то ошибка, мама! Ведь на последнем балу Леопольд не отходил от Лили. Возможно, секретарь кронпринца просто перепутал наши имена?

- Предложение поступило напрямую от императора, а он всегда отличался великолепной памятью, - отозвалась эрцгерцогиня, с сочувствием посматривая на младшую и оттого самую любимую дочь, в ярости кусавшую губы. Она была вылитой копией своего отца, и именно это сходство, как полагала её мать и сыграло роль, что выбор пал на старшую, чье происхождение не вызывало толков.

Амалия сидела, словно пораженная молнией. Удивительно, но на ее породистом, но отнюдь не таком красивом, как у сестры лице было написано отчаяние.

- Я отказываюсь понимать, - решительно произнесла она, - на зимнем балу Леопольд не отходил от Лили, и вы сами утверждали, что эта помолвка – почти решенное дело!

- Я ошибалась, - эрцгерцогиня ответила очень резко, слышать о своих промахах от дочери было очень неприятно.  Амалия нахмурилась:

- Не думаю, мама, что ошиблись именно вы.

Вопреки всему, она встала и прошлась по огромной столовой, которую использовали по назначению лишь когда эрцгерцогния давала ежегодный летний бал. Странно, что мать выбрала именно эту комнату, чтобы сообщить дочерям о выборе императора. Её приезд был так внезапен, что слуги даже не успели растопить камин и в комнате было достаточно прохладно.

Аккуратно обойдя стулья, все еще покрытые белыми пыльными чехлами, Амалия подошла к окну и с огромным сожалением приказала конюху увести лошадь. Вздохнула: похоже, что Клаус сегодня её не дождется.



Екатерина Каблукова

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться