Давай сыграем... в любовь

Размер шрифта: - +

новая прода

Экипаж вновь покатил, на этот раз колеса стучали по брусчатке, которой были вымощены городские улицы. В любое другое время Амалия с удовольствием рассмотрела бы освещенные новомодными газовыми фонарями улицы, по которым сновал народ, заметила бы новомодные отличия в платьях и костюмах, но сейчас она была слишком потрясена происшедшим. Её сил хватило лишь на то, чтобы сидеть в карете, старательно избегая растерянных взглядов своих спутниц.

Карета остановилась, послышался скрип ворот, затем, судя по шуму, брусчатка сменилась гравием, значит, они въехали в ворота императорского дворца.

Построенный в незапамятные времена, как родовой замок князей Лауфенбургских, он неоднократно перестраивался и сейчас о старинной крепости напоминала лишь часть стены, да часовня с огромными стрельчатыми окнами, украшенными витражами.

Карета остановилась у главного входа. Лакей, одетый в красно-золотую ливрею с вышитым на спине гербом империи: парящий над тремя звездами ястреб, открыл дверцу. Амалия заметила на его плече траурную повязку. Значит, это было правдой. Она вышла и беспомощно замерла, ожидая, пока графиня покинет карету.

- Контесса, - окликнул ее незнакомый человек в военном мундире. Не будь девушка так растеряна, она даже определила бы род войск, незнакомца и заметила, что у него красивые голубые глаза.  Но она была так подавлена,  что обратила внимание лишь на повязку из черного крепа, закрепленную на правом плече.

 - Простите мне мою дерзость, мы не представлены друг другу, - продолжал мужчина, - Но, думаю, в столь исключительных обстоятельствах, мы можем отступить от этикета, я – барон  Эдмунд Фриш, адъютант, или, если угодно, секретарь Его Императорского Высочества ныне наследного принца Рудольфа.

- Барон, – Амалия механически протянула руку, которую тот поцеловал. Это словно отрезвило ее. девушка вздрогнула, её взгляд стал более осмысленным, - Простите, это все…

- Неожиданно, да, я понимаю, - кивнул мужчина. Девушка вздохнула:

- Как это произошло?

- Никто до конца не знает. Императорская семья находилась на яхте, когда начался сильный шторм. Судно налетело на скалы. Никто не выжил.

- И кто, - голос стал очень тонким, девушка осеклась, откашлялась и продолжила, - Кто теперь?

- Племянник императора, - барон моментально угадал вопрос, - принц Рудольф. Завтра вы с ним увидитесь он назначил вам аудиенцию в полдень, - барон вдруг спохватился, - Впрочем, что же мы стоим у крыльца. Ваши комнаты давно готовы!

Барон был настолько любезен, что лично проводил Амалию в отведенные для нее покои, после чего раскланялся, пообещав, что гостье незамедлительно доставят ужин.

Дождавшись, когда двери за ним закроются, девушка буквально упала в кресло и закрыла лицо руками.

- Герда, все же, что мне теперь делать? – спросила она у служанки, голос звучал очень глухо, сказывалось напряжение последних часов. Та подошла и аккуратно погладила свою госпожу по голове, точно маленького ребенка:

- Думаю, контесса, вам лучше всего сейчас лечь спать. Утро вечера мудренее.



Екатерина Каблукова

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться