Давай сыграем в прятки

1

 

Давай мы с тобой сыграем в прятки
И я тебя искать не буду
Я найду себе намного лучше
Я найду себе совсем другую
(HammAli & Navai
Прятки)

 

– Лика, познакомься, Это Кирилл, мой хороший знакомый. Первый парень на потоке: сердцеед, остряк, оптимист, а обходительность его второе имя. В общем, одобрен даже бабушками у подъезда.

– Очень приятно, – без интереса мажу взглядом по откинувшемуся в кресле шатену и начинаю с удвоенным беспокойством теребить отворот своих бермудов.

Зачем Косте нужно было его звать? Я думала у нас что-то вроде свидания и в квартире мы будем только вдвоём.

Мистер обходительность, очевидно, решив соответствовать характеристике, протягивает раскрытую ладонь для рукопожатия.

– Имя Лика в переводе с греческого означает "сладкая", – вкрадчиво произносит он, чуть дольше чем следует задерживая в руке мои пальцы. – Тебе оно очень идёт.

– Вот уж точно, – широко улыбается Костя, заваливаясь рядом со мной на диван. Наши предплечья на миг соприкасаются, и этот миг – всё, чем я живу последние лет восемь. С тех пор как в мою жизнь вломился сын маминой подруги. – У Лики даже прозвище говорящее – "пироженка". В честь любимого лакомства. Видел бы ты с какой скоростью она их уплетает! Ты ж моя рекордсменка.

Герой моих грёз небрежно треплет меня по волосам, запуская по венам адскую неловкость. Я невольно опускаю взгляд и густо краснею, но Костя будто ничего не замечает. Как не заметил, что за последний год я сбросила с десяток лишних килограмм. Ради него. И тут как бы сказать... упрекнуть его не в чём. Скорее стыдно за себя. Но больше жаль, что сама обрекла себя на такое отношение.

Когда нас познакомили, мне было четырнадцать. Я, оставшись без строгого родительского надзора, жадно уминала заварные пирожные, а он смотрел на меня с умильной улыбкой и пока наши матери обсуждали спа-процедуры, незаметно подсунул свой профитроль.

Костя уже тогда был ладным подростком, а я росла закомплексованной пышкой, которая заедала одиночество сладким, обрастая насмешками сверстников едва ли не быстрее, чем складками на боках. Он просто пожалел неуклюжую девчонку и стал единственным, кто упрямо не видел во мне недостатков. Как, впрочем, и достоинств.

Взрослея, мы стали встречаться всё чаще. Мне давно перестали покупать одежду размера "плюс сайз", даже появились первые поклонники, один Костя продолжал делиться сладким, куда бы ни повёл меня в качестве... друга. Но, кажется, так ни разу не заметил, что десерт неизменно остаётся нетронутым.

День за днём я наблюдала, как подросток взрослеет, превращаясь в обаятельного молодого человека. В попытке стать ему незаменимой, научилась водить байк, перебирать двигатель, набила на запястье похожую татуировку и даже полюбила тяжёлый рок. Всё ради него. Так неужели можно быть таким слепым?

Сегодня наши родители укатили вместе на природу, а Костя предложил провести вечер у него дома. Впервые с загадочной улыбкой. Впервые наедине. Вернее, я понадеялась, что наедине. Стоит ли упоминать, что присутствие какого-то Кирилла стало неприятным ударом по радужным планам.

– Всё, ребят, вас познакомил, – доносится сбоку бархатный голос Кости. – Кажется, в дверь звонят, пойду открою. Не тушуйтесь, я быстро.

Я едва сдерживаю порыв окатить его своим кофе. Благо вовремя обжигаю пальцы о нагретый фарфор. В чашке практически кипяток. Проводив взглядом широкую спину, снова принимаюсь терзать отворот несчастных бермудов.

– Втрескалась, – вдруг констатирует небрежно Кирилл, безо всякого смущения опускаясь на подлокотник дивана. – Кстати, можешь называть меня Лис. И раз уж у нас всё равно великой страсти не получится, можем как-нибудь вместе погонять. Я тоже помешан на байках.

Подняв глаза, несколько секунд изучаю его нахальную усмешку, идущую в абсолютный разрез с заявленной ранее обходительностью.

– Надо же, какая осведомлённость, – грустно улыбаюсь, надеясь в глубине души, что это Костя обо мне рассказывал.

– У нас тату одного мотоклуба, – небрежно поясняет он, словно бы прочитав по лицу мои фантазии.

Что ж, остаётся поаплодировать своей глупости. Раскатала губу, мечтательница.

Неожиданно дверь снова открывается. В комнату Костя заходит не один. И это первый раз, когда моё внимание целиком приковано к кому-либо другому.

Сердце резко ударяет в рёбра, вышибая дух свидетельством тотального краха. Я просто перестаю дышать.



Яна Лари

Отредактировано: 30.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться