Давай сыграем в прятки

7

 

Сухо щёлкает выключатель. Темнота временно дезориентирует, сбивает с толку громкими шорохами и тихим скрипом задеваемой мебели. Похоже на то, как если бы все разом кинулись искать друг друга на ощупь.

Язык будто примерзает к нёбу, когда чьи-то пальцы грубо обхватывают моё предплечье и что есть дури стаскивают с дивана.

– Надеюсь, тебе хватит мозгов помалкивать, – чувствую быстрое сбивчивое дыхание Лиса на своей щеке. – Не благодари.

Лёгкий тычок между лопаток толкает меня вперёд, в плен знакомых рук и дурман привычных запахов.

– Аллка, ты темноты, что ли, боишься? Еле тебя нашёл.

Не отвечаю. Дух захватывает от волнения и противоречащей жизненным принципам потребности вкусить хотя бы раз запретной ласки. Теперь пусть и понятно, о чём так долго шушукались Лис с Аллой, а ноги всё равно от страха подгибаются.

Костя осторожно берёт моё лицо в ладони. Запрокинув голову, чувствую, как тёплое дыхание, разбиваясь о мой приоткрытый рот, стекает вниз по шее, щекочет кожу, врывается в лёгкие. Сквозь пелену опьяняющего неверия отмечаю его судорожный вздох, когда наши губы мягко соприкасаются: сперва словно спрашивая разрешения, затем изучая, пробуя, смелея...

Где-то рядом Лис громко считает секунды, а те облетают слишком быстро. До обидного быстро. И я, цепляюсь за мощные плечи, готовясь в любое мгновение сорваться с головокружительной высоты на грешную землю.

– Семьдесят четыре, семьдесят пять...

От скользнувших по плечам ладоней исходит тепло, бережность и нежность. Перестав дышать, прикрываю глаза и наслаждаюсь краденым счастьем, словно он и впрямь может знать, что это мои губы, моё сердце сейчас раскрыты ему навстречу.

– Сто девятнадцать, сто двадцать, сто двадцать один...

Я мечтаю, чтобы отсчёт, переваливший за оговорённый минимум, не заканчивался никогда. Мой самый первый поцелуй – светлая грусть, подслащённая привкусом шоколада. Движение его пальцев, чертящих неизвестные узоры на лопатках. Шальная мечта стоять так ошеломляюще близко пока держат ноги. И тысячи, миллионы пьянящих пузырьков, лопающихся по венам взрывами эндорфинов.

– Внимание, аттракцион невиданной доброты окончен! Всем вытереть слюни и отойти на пионерское расстояние!

Яркий свет больно бьёт по глазам. Головокружение мешает вернуть ногам устойчивость, я так и остаюсь стоять перед Костей, беспомощно цепляясь за ткань его футболки.

– Лика? – хрипит он, не сразу справившись с временной немотой.

Я отвожу взгляд, не в силах смотреть, как обычно непробиваемое, спокойное лицо покрывается слабым румянцем. Не знала, что парни тоже умеют краснеть...

Кто мы теперь друг другу? Больше не друзья, фактически чужие люди. Мне так страшно. Страшно, потому что это либо начало, либо конец.



Яна Лари

Отредактировано: 30.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться