Давным–давно...Обрести себя

Размер шрифта: - +

~23~❧Сдаём экзамены. Проходим испытание. Встречаем гостей

Мужчина в темном плаще с капюшоном стоял со скрещенными на груди руками возле открытого окна. Оно было выбрано им не случайно. Окно находилось в Западной башне отдалённого корпуса, где проживал весь преподавательский состав, и из него очень хорошо просматривалась площадка, на которой находился "зверинец" Рутонской Академии. Царкиил Соптис взял за правило приходить сюда каждое утро и подолгу наблюдать за Джим. Девушка смогла каким–то чудом найти общий язык с орком, который по своей природе был угрюмым, неприветливым и очень недоверчивым. Девушка, как заправский работник, каждое утро, а иногда и по вечерам, приходила на принудительно–добровольные работы: чистила вольеры, вывозила грязные опилки с соломой на задний двор, сама набирала чистый песок в тачку и возила его внутрь. Для таких целей орк не поленился, вытребовав у руководства дополнительный инструмент. Царкиил улыбался. Сейчас Джим с упоением гонялась за гроссом. Гросс довольно урчал, не сильно усердствовал в беге и постоянно оглядывался на свою преследовательницу. В такие моменты орк откладывал всю работу, выходил, садился на огромное поваленное дерево и подолгу наблюдал за ними. И — о, ужас! — смеялся. "Ни за что и никому бы не поверил, если бы не видел это собственными глазами".

В последнее время, куда бы Джим ни направлялась, Царкиил старался незаметно следовать за ней по пятам, но дело осложнялось тем, что рядом с ней всегда где–то крутился вампир, ненавязчиво так, даже незаметно, но неизменно рядом. Такие "преследования" пришлось ввести сразу после того, как Царкиил получил письмо от друга. "Значит, гули. Вот бы никогда не подумал". Царкиил нахмурился, перебирая в памяти всю известную информацию об этих существах. "Гули или, как иначе называют у нас в империи, "литчиры" могут принять облик любого существа, но только после того, как употребят в пищу его плоть. Как и оборотни, гули получают воспоминания, силу, манеры того, кого они имитируют. Тьма! Так он может быть кем угодно".

Он нервным движением откинул капюшон и выглянул из окна, потому что Джим только что скрылась из поля зрения. Вот девушка выскочила из–за угла здания и побежала в сторону орка, а уже через мгновение её догнал зверь, подстраиваясь под её скорость и следуя рядом. "Гросс явно старается угодить хозяйке". Орк приподнялся, погрозил ей кулаком и что–то прокричал. Она тут же остановилась, развернулась и помчалась в обратную сторону. "Видно, сказал возвращаться?" Но далеко убежать у неё не получилось, гросс сбил её с ног и они в обнимку покатились по траве. Орк тут же схватил дрючок и поковылял в их сторону. Признаться, зверь частенько валял девчонку по земле, отчего у Царкиила каждый раз заходилось сердце. Он дождался, пока девушка отведёт животное в зверинец и выбежит оттуда. Он знал, что теперь она помчится в душевую.

Прикрыл окно и бесшумной тенью скользнул в темноту коридора. "Надо добраться туда быстрее неё". Через мгновение он уже стоял в тёмной нише и ждал, пока Джим пройдёт мимо. "Я дождусь, когда она выйдет из душа и направится к себе, только после этого вернусь в комнату, где срочно сяду писать ответ Сагатару". Надо бы сообщить, что в академии начинаются соревнования и теперь здесь будет столько чужих, что только глаз да глаз за его племянницей. И пусть вызнает, нет ли ещё сюрпризов? Царкиил нахмурился. "Сегодня прибывают первые гости в Академию. Самому любопытно посмотреть на представителей Горлянского Государства". Проследил взглядом за Джим. Она только что промчалась мимо, что–то напевая под нос. Улыбнулся. "Вот бы узнать, гости будут жить на территории Академии или же разместятся в городе?" Выбрался из ниши. "Хоть бы в городе".

Джим взбежала по ступеням, заскочила в комнату и закрыла на засов дверь. Ну, мало ли, как сказал однажды ей Арникус, когда она застала его в своей комнате, устанавливающего такую необходимую в хозяйстве вещь на двери. Он потом ещё долго рассматривал окно и решал, ставить решётку или нет. Правда, со словами "Нет, тогда и я не смогу войти" отказался от этой идеи.

Джим прошла к маленькому шкафу, выудила оттуда новенькие брюки и светло–голубую сорочку из тончайшей ткани (подарок от Арникуса — то немногое, что нашлось подходящего размера). Быстро оделась. Подошла к зеркалу и принялась приводить себя в порядок. "Перед гостями нужно выглядеть достойно и показывать себя только с лучшей стороны", — так сказал Адагелий на общем собрании во внутреннем дворе накануне. Джим тщательно растягивала пряди и вспоминала прошедшие события.

Можно было подводить итог. Во–первых: соревнования были проведены и все остались целы и здоровы. Во–вторых: зачитали списки тех, кто будет участвовать в основных соревнованиях. Джим в них не было. В–третьих: экзамены по письменным предметам были сданы на "отлично". В–четвёртых: испытание для первого курса прошло одним днём и сводилось оно к тому, что ученики по одному заходили в специальную комнату, которая находилась в подвале Академии. Там на земле лежал огромный камень с выбитыми символами. Учащийся вставал на него, и плита окрашивалась в цвет той стихии, к которой была расположенность у студента. В общем, ничего интересного и знаменательного. Джим помнила, как Алисия волновалась перед тем, как войти туда, а когда вышла, коротко бросила: "Красный". К ней тогда подлетели все её братья и долго с ней общались. А кто–то выходил и разочарованно сообщал, что камень не окрасился ни в какой цвет. А вот под Джим он вообще сломался: стал на одну половину белым, а на другую — чёрным. Кстати, таких случаев было несколько. В очередной раз, когда из комнаты вышел испытуемый и сообщил о чёрно–белом явлении, Джим не выдержала и честно призналась, что это наверняка после неё перестало работать. Что это значило? Никто не знал, зато преподавательский состав шумел по этому поводу сильно.



Марина Леванова

Отредактировано: 16.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться