Давным–давно...Обрести себя

Размер шрифта: - +

~15~❧Всё ещё Тёмная Империя. Родственники. Много родственников

Адавар Де’Альмарон только что закончил ежедневную тренировку на мечах и нежился в ванне, наслаждаясь сказочным видом, открывавшимся в декольте новой фаворитки. Он смежил веки, блаженно погружаясь в воду, и в этот момент в комнату настойчиво постучали. Он открыл глаза и раздражённо уставился на дверь, моля всех известных богов, чтобы его оставили в покое. Стук повторился, и не успел он пригласить войти, как дверь распахнулась и в комнату вплыла пожилая дама. Она не остановилась возле дверей, а величественно прошествовала до самой ванны, заставляя девушку смутиться и поспешно ретироваться вглубь комнаты.

— Я бы хотела знать, по какой причине ты заставляешь так долго ожидать в приёмном покое делегацию из Светлой Империи?

— Уважаемая, я бы попросил вас, — спокойно проговорил мужчина, не пошевелив ни единым мускулом на лице, — немедленно покинуть мои покои!

На что дама лишь презрительно приподняла бровь. Опёрлась руками о края ванны и чуть подалась вперёд.

— Я бы хотела присутствовать на встрече, — безапелляционно потребовала она.

— С чего бы это? — совершенно искренне удивился мужчина, усаживаясь ровнее и с интересом разглядывая незваную гостью. — Может, я чего–то не знаю, что известно тебе? — вкрадчиво спросил он и снисходительно усмехнулся. — Тогда сейчас самое время, чтобы рассказать мне.

— Мне нечего тебе рассказывать, — женщина резко выпрямилась, развернулась и направилась к выходу. Не оглядываясь, твёрдо добавила: — Я хочу лично слышать, с какими новостями прибыли в мой дом эти люди, — она вышла из комнаты, даже не удосужившись прикрыть за собой дверь.

— В мой дом! — прокричал он ей вслед. — Тьма тебя побери, старая интриганка! — в сердцах проговорил мужчина, поднимаясь из ванны и расплёскивая воду. — Позови моего слугу. Немедленно! — приказал он испуганной девушке, укутываясь в полотенце и направляясь в спальню, где на кровати уже лежала заранее приготовленная одежда.

Мужчина почти закончил одеваться, когда в комнате тихо скрипнула дверь. Адавар замкнул сложный замок поясного ремня, вставил родовой клинок в ножны и бесстрастно взглянул на слугу, тенью прокравшегося в комнату и по струнке вытянувшегося рядом с ним.

— Тебе удалось узнать, кто они такие? — спросил Адавар, небрежно набрасывая на плечи тёмно–вишнёвый плащ. — Что им надо? — зло дёрнул завязки, сплетая на шее немыслимый узел. — И почему моя дорогая матушка проявила интерес именно к этим гостям?

— Илиодор Деф’Олдман со своими людьми, — отрапортовал слуга, повторяя по памяти объявленное посыльным имя гостя. — В приёмном зале вас также ожидают ещё два десятка просителей, — он подобострастно протянул кубок с вином, а сам наклонился, чтобы поднять с пола мокрое полотенце.

Адавар поднёс кубок к губам и с удовольствием сделал большой глоток.

— Мне это имя ничего... — и вдруг замер на полуслове, не в силах поверить в услышанное. — Как, ты сказал, его имя? — он резко обернулся и всмотрелся в слугу.

— Илиодор Деф’Олдман, — слегка заикаясь проговорил тот.

Брови Адавара Де’Альмарона медленно поползли вверх.

— Очень интересно, — залпом допил вино и в замешательстве направился к выходу, бросая на ходу: — Срочно сообщи Аргаату Соптису. Скажи, что я прямо сейчас ожидаю его возле главного зала. Что у нас гости... — он замолчал, тщательно что–то обдумал и продолжил: — А впрочем, ничего больше не говори.

Слуга кивнул и помчался выполнять приказ, но возле дверей замешкался и осторожно спросил:

— Наследнику сообщать?

— Нет, — раздражённо ответил Адавар и поспешил на встречу с гостями.

В ожидании своего друга и советника он остановился перед парадными золочеными дверями, пытаясь собрать воедино разрозненные сведения, которые удалось по крупицам накопить за годы об этой фамилии и этом роде. "Зачем он здесь?" Тревожно осмотрел ступени, по которым только что спустился. Отвернулся и отдал приказ слугам: "Никого больше в зал не впускать". А как только почувствовал за спиной присутствие первого советника, тут же подал знак слугам: открыть двери и пропустить их вовнутрь.

 

Их было всего десять. Десять первородных. Все мужского пола, каждый был высок, статен, плечист и обладал незримой звериной сущностью. По сравнению с присутствующими, гости были одеты как варвары, но выглядели в своей первобытности достойно и гордо. Презрев всё и вся, совершенно не реагируя на любопытствующие взгляды и пренебрежительный шёпот вокруг, они каменными изваяниями неподвижно стояли посреди зала, терпеливо ожидая обещанную аудиенцию.

Старкад незаметно переместился ближе к Илиодору и очень тихо прошептал:

— Вот чует моё сердце, не стоило нам сюда соваться! — презрительно осмотрел присутствующих в зале. — Ты только посмотри на них, — он в сердцах чуть не сплюнул себе под ноги, но вовремя опомнился и даже немного растерялся.

Изар в этот момент с интересом разглядывал народ, а услышав высказывания родственника, весь подобрался и тихо проговорил:

— Вот и я о том. Толку–то, что живые? Всё одно — выглядят как дохляки.

— Шшш, — шикнул на него Старкад, при этом на лице не дрогнул ни один мускул, не пошевелилась ни одна мышца, вот только в глазах вдруг зажглись озорные искорки.

Илиодор, старательно пытаясь скрыть улыбку, не оборачиваясь, быстро проговорил:

— Я должен его увидеть! Мне нужно понять...

В этот момент дверь отворилась и в зале сразу повисла мёртвая тишина.

Адавар Де’Альмарон со свитой прошествовал в зал. В замешательстве остановился, рассматривая спины прибывших гостей. Не пытаясь даже обойти их, вежливо поинтересовался.



Марина Леванова

Отредактировано: 16.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться