Дэдпунцель

Размер шрифта: - +

Глава 6

Сознание Дэдпула плавало в каком-то странном невесомом месте вдалеке от Земли и звезд и вообще вдали от этого мира.

— Где мы? — спросил он, не надеясь получить ответ. — Мы где?! Кто-нибудь?!

«Мы в болевом шоке», — раздался его Мрачный Голос.

— А где Бодрый Голос?

«Он в нашем теле с Рапунцель. Исцеляется от ранений».

— Точно!.. Надеюсь, он сможет к ней подкатить…

«Он уже. Мы ведь попали на эту сторону».

— А, да. Точно…

Дэдпул вспомнил, как Фея напоила его чаем из специальных трав, чтобы сознание было легче отделить от тела. Сначала он относился скептически к идее, но Бодрый голос оптимистично напомнил, что у них больше нет Исцеляющего Фактора, способного немедленно нейтрализовать яд… или наркотик… В общем, ту субстанцию, и что они поймают кайф.

Бодрый Голос ошибся насчет кайфа, так как у чая был сильный снотворный эффект, но это мелочи.

Вспомнил, как Мрачный Голос аргументировал, что из них двоих должен быть отослан Бодрый Голос, потому что если отправить его, то Дэдпул с Бодрым Голосом останутся вообще без тормозов. А второго Дятла Вуди мир не переживет.

Когда Дэдпул проснулся… В его голове остался только серьезный Мрачный голос.

- Как же мне его не хватает!.. — вздохнул наемник.

«Мне тоже. Он ведь частичка нашего сознания как-никак… И скучно без него… не с кем соревноваться в остротах».

— Мы мыслим одинаково, Мрачный Голос. А еще никто не пошутит и не поддержит, сказав какую-нибудь веселую хуйню…

«Да… И мне практически нет нужды говорить что-то дельное… Ты куда более адекватен…».

Неожиданно Дэдпул почувствовал, что приходит в себя. Он открыл глаза.

Он лежал на полу. До него доносились звуки сражения и противный скрежещущий вой сирены, но так, словно уши были заполнены ватой. Во всем теле ощущалась невероятная слабость, сердце бешено стучало, кружилась голова, и очень хотелось пить. Он не мог пошевелить руками. На него смотрело его тело в красно-черном костюме.

— Я и правда неотразим в этом костюме, — произнес наемник, слабо улыбнувшись. — Как долго я был в отключке?

— Недолго, — ответила Рапунцель. Дэдпул отметил, что его голос звучал иначе, нежели на записях: был мягче и приятнее. — Минуты две…

— И они по-прежнему сюда не пробились?! — возмущенно воскликнул он. Дэдпул попытался сесть, но пронзившая его боль вновь вышвырнула его из бытия.

«Все гораздо хуже, чем я думал, — произнес Мрачный Голос. — Мы истекаем кровью».

- Конечно мы истекаем кровью, кэп! Нам раздробили ноги, переломали кости, разорвали артерии!.. Не говоря уже о том, что ебнули электрическим зарядом, а потом швырнули об пол…

Дэдпулу очень хотелось услышать Бодрый Голос, но эта часть его разума была от него отделена.

— Слушай… А я читал однажды книгу про одного злобного волшебника… Правда читал, интересная была книженция… И он такой запер частичку своей души в очкарике с крутым шрамом и не мог умереть, пока очкарик был жив… Занятно, да?

«Не пойму, к чему ты клонишь?».

- Во-первых, я все же люблю иногда читать. А во-вторых… Может, мы не умрем, пока Бодрый Голос не с нами? И типа наше дедпульное тело теперь… как же это в книге называлось-то?.. Типа сосуд для хранения частички души… Эээ… Крестраж… Да? И мы типа не умрем…

«Ты слишком грузишься по поводу смерти. И потом, возможный вариант событий — мы умрем, а Рапунцель окажется навсегда запертой в нашем теле с Бодрым Голосом и заменит нас».

— Но ты же видел, как нам переломало ноги и как кровища хлещет?! — возразил наемник, проигнорировав возможный вариант событий.

«Пора обратно в тело», — заметил Мрачный Голос, ощущая, что они возвращаются.

Когда наемник открыл глаза, он чувствовал себя гораздо лучше, был полон сил, но по-прежнему хотел пить. Звук сирены был тоже отключен.

- Полагаю, недолго осталось, — констатировал он. — Я уже не ощущаю боли…

— Ты ее не ощущаешь, потому что исцелен, — с улыбкой ответила Рапунцель. — Тебе привет от Бодрого Голоса, кстати. И еще твои веревки исчезли…

Дэдпул свободно развел руки и сел. Его штаны по-прежнему были разорваны и липкими от крови, но сквозь разорванную ткань проглядывали стройные здоровые ноги.

— Ого! Как это все случилось?!

— Моя сила, — гордо ответила девушка. Дэдпул был удивлен, насколько гейно это сделал «Дэдпул», и решил тоже так научиться, дабы использовать данный прием при схватках с врагами, как неожиданный и отвлекающий маневр. Типа такой хуяк мечом одного, хрясь — другого кулаком, бам — третьего из пушки, «эй, пра-ативный» — и четвертый от неожиданности замертво упал.

— Видя, как ты умираешь, от отчаянья, не зная, что еще делать я давай петь. И оказывается, у меня… У тебя на данный момент… исцеляющие слезы. Развяжи меня, пожалуйста.

Дэдпул быстро развязал Рапунцель и подошел развязывать Росомаху.

- Ты только держи свои ножики при себе, — на всякий случай предупредил он. — Рапунцель была вынуждена уговорить Дума вспороть тебе живот, чтобы я смог пробраться обратно в этот мир и собрать подмогу. Я был вынужден стрелять в него, насрав на вас всех, чтобы дать ребятам возможность добраться до комнаты контроля без привлечения его внимания и отключить ботов. Их там такая туча!.. Похоже, была распродажа в магазине запчастей для думботов.

— Ты спер кристалл и втянул нас в эту заваруху, — прорычал Росомаха, когда Дэдпул вытащил кляп из его рта. — И подстрелил Стрэнджа, идиот!

— Ну так он же неуязвимый, что ему эта пуля… — Дэдпул посмотрел на Стрэнджа и заметил, что у того вся туника пропиталась кровью. — Ты что, ранен?!

— Судя по количеству крови, можно и догадаться, что он ранен.

— Твою, блять, мать! — Дэдпул сразу же оказался рядом с раненным Доктором и вытащил кляп. — Чувак, ты давай не умирай!.. Без твоих познаний магии нам не обойтись!..

— Эй, не забудь развязать меня! — донесся до него возглас Росомахи. — Если Дум сейчас зайдет нас проведать, нам будет несладко.

— Я развяжу, — сказала Рапунцель, садясь рядом с мутантом.

— Все нормально, — слабо произнес Стрэндж, в то время как Дэдпул развязывал его веревки. — Я могу исцелиться… если найду, что конкретно подавляет мои силы…

— Времени нет на поиски, — констатировал Росомаха, садясь рядом. — С виду ты выглядишь так же, как и обычно, — он перевел взгляд на Дэдпула: — Эй, дамочка, нужна твоя помощь!

- Я тебе не дамочка, ты, волосатая коротышка! — Дэдпул осекся, глядя на выехавшие из перчаток когти. — И я не могу… как бы силком… Ноги, может, сломаешь?.. Серьезно, я их обратно заживлю.

Росомаха низко зарычал, направляясь к Дэдпулу.

— Нет, не надо никого увечить! — тут же встряла в разговор Рапунцель. — Есть другой способ заставить это тело рыдать… Хи-хи!.. Это тело!.. — девушка захихикала, но спохватилась: — Я дико боюсь щекотки. Просто безумно!.. Я имею в виду, это просто пытка для меня.

— Покатит, — согласилась Дэдпунцель, расстегивая бронежилет. Под бронежилетом у нее был только сиреневый лифчик, красиво поддерживающий грудь*.

(*Автор очень надеется, что читатель не запутался. Дэдпунцель — это внешний облик Дэдпула, обменявшегося телами с Рапунцель).

«Сиськи! — радостно воскликнул Бодрый Голос. — Скорее, давай полапаем!».

— Ты ведь этого только и жаждешь, — усмехнулась Рапунцель, отводя взгляд. «Эй! Ты чего?! Дай посмотреть!». — Что-то мне… эээ… не по себе, — вдруг сказала она. — Мистер Росомаха… Пощекотите, пожалуйста, Дэдпунцель… Мне себя почему-то трогать странно… Трогать себя! Хи-хи!

— Эй, браток, ты в порядке? — Спросил Росомаха, глядя, как «Дэдпул» вдруг занервничал.

— Все в полном порядке! — бодро ответила Рапунцель, разглядывая потолок. — Скорее, вдруг Дум решит вернуться!

«Ты жестокая, Рапунцель!» — обиженно произнес Бодрый Голос.

— Незачем на меня похотливо смотреть, — тихо произнесла она. — Странно… я разговариваю с тобой, словно ты живая личность…

«Разве само мое существование не делает меня живой личностью? Думаешь, я типа зомби или что-то вроде того?».

Рапунцель хотела ответить, но в этот момент раздался пронзительный визг и хохот Дэдпунцель, а затем лязг меча и ошеломленное «Ты охренел, парень?!».

— Ой, извини, — Дэдпул смущенно засунул окровавленный меч обратно в ножны за спиной. Росомаха наблюдал, как рана на его руке затягивается. — Я просто не ожидал, что будет ТАК щекотно… Реально как пытка. Зато теперь у нас есть слезы, — бодро добавил он, вытирая их облаченной в перчатку рукой. — Черт… Дубль два, пожалуйста!..

*

Стрэндж уже был уверен, что его душа летит к Предкам, как вдруг пришел в себя. Над ним склонились Дэдпул, Рапунцель и Росомаха.

— Живой? — поинтересовалась Рапунцель, которая была на самом деле Дэдпулом, запертом в ее теле. Дэдпунцель, в общем*. — Чувак, извини, что я тебя расстерял, — сказал он. — Просто не знал, что ты можешь быть ранен.

(*Да все уже поняли это, блин! — примеч. Дэдпула)

— Все нормально, — ответил волшебник, поднимаясь с пола. — Я понял это…

Его туника была неприятно липкой и холодило от крови. Он хотел наколдовать себе новую, но по-прежнему не мог.

— Что-то подавляет мои способности, — сказал он, оглядывая себя. — Я только не пойму, что…

— Я тоже не пойму. Но эти новые золотые широкие браслеты с занятными письменами на твоих запястьях полный улет! Хе, ты должен дать мне адрес сайта, на котором их купил. Они отлично подойдут к моему костюму.

Стрэндж смотрел на свои руки, не понимая, что Дэдпунцель имеет в виду.

— Правда они симпатичные, сладкий? — осведомился Дэдпул и хохотнул. — Не бери последнее слово в голову. Я лишь практикую новую тактику сражения наповал. Не придумал еще названия… Может, Гейпул-фу?

Рапунцель начала хихикать.

— О, Дэдпул, ты такой забавный!

— Ты ценишь мой юмор, детка! Awesome*! Ты мне понравилась с первого взгляда!

(Awesome — читается как «осом» — в переводе с англ. — «круто», но звучит круче).

— Мы похоже мыслим! Мы должны объединиться в команду и вдвоем надрать сраку Дущу! Ееей! — Рапунцель радостно взвизгнул, хлопая в ладоши. Дэдпул прошел от стены к стене лунной походкой.

— Что с ними происходит? — уголком рта спросил Росомаха у Стрэнджа. Но Доктор его проигнорировал.

— У меня на руках браслеты, Дэдпул?

— Я их не вижу, — отозвалась Рапунцель. — Ой… я ведь не Дэдпул. Lo siento*, капитан.

(*Lo siento — исп., — извини).

- Конечно вижу, — отозвался Дэдпул. — Они такие блестящие! — он внимательно присмотрелся к лицу Стрэнджа. — А ты что, их сам не видишь?.. Окей, не разъясняй. Как их снять?

Наемник потыкал пальцем в браслет и тот начал угрожающе гудеть и пульсировать.

- Воу! — он резко отпрянул. — Oh, shit, ohshit, ohshit! *

(*Oh, shit! — англ., — Вот дерьмо! Ohshit — вотдерьмо! — употребляется, когда ситуация хуже некуда).

— Что происходит? — встревоженно спросил Стрэндж. Он почувствовал странную слабость в руках.

— Не дыши, — придавленным голосом велел Дэдпул. — И не шевелись на всякий случай. Они странно себя ведут. Наверное, мне не стоило их трогать.

Гудение и пульсация прекратились. Стрэндж снова был способен владеть своими руками.

— По крайней мере, мы нашли источник, подавляющий силы. Как их снять, док? — спросил Росомаха, принюхиваясь к воздуху. — Клянусь, что-то здесь не так… Я запах пороха и крови за милю чую, а сейчас — ничего.

Он повернулся к Дэдпунцель:

— Как ты сюда попала, красотка?

— Ты правда меня считаешь красоткой? — хлопая глазами, поинтересовался Дэдпул. — О, я всегда знал, что нравлюсь тебе!

— Завязывай со своими шуточками, — Росомаха притянул девушку к себе за куртку. — Рассказывай, как ты нас нашла?

— Отпусти, коренастик, — невозмутимо ответил наемник. — А то не скажу… Не забудь, кстати, что я девушка, и настоящая хозяйка тела наблюдает за тобой и тем, как ты с ней обращаешься.

— О, ты такой умняшка! — радостно сказала Рапунцель, наблюдая, как Логан, фыркнув, аккуратно отпустил ее тело и отошел назад, после чего скрестил руки на груди.

— Я забежал в какую-то светящуюся дверь… Светилась она, кстати, как твои браслеты, док, — он кивнул на руки Стрэнджа… — О… С этим есть какая-то связь?

— Безусловно, — ответил волшебник, потирая запястья. — Энергия другого мира. Лишь магией ее можно подавить… Но моя магия как раз и подавляется этой энергией…

— Не нравится мне все это, — произнес Росомаха, подойдя к двери и ударив по ней когтями. В тот же миг его с силой отбросило к противоположной стене.

— Эй! Тише, кошара, нельзя об эту дверь точить когти! — сказал наемник. — Надо сначала снять защиту, не так ли? Есть у кого идеи, как это сделать?

Повисла тишина.

— Ну раз вы все без идей, я, пожалуй, расскажу, как я пробрался на эту сторону. И как я успел собрать команду и добраться сюда…

— У меня есть идея, — перебила его Рапунцель. — Мои слезы нейтрализовали веревку. И, возможно, что они же смогут нейтрализовать и браслеты.

— Да, точно! — оживился Доктор. — Но есть шанс, что мне оторвет руки…

— В этом случае мы их сможем отрастить назад при помощи волшебных слез, — успокоила его Рапунцель. Дэдпул, дорогой, поплачь, пожалуйста…

— Хорошо, — сказал он, расстегивая бронежилет. — Кто из вас, похотливых самцов, готов облапать это сладкое юное тело на благо общества и во имя победы над Доктором Думом?.. Окромя злобного Росомахи, конечно… Ты мой последний выбор, когтистый друг.

— Я пас, — ответила Рапунцель. — Извини, но я не стану этого делать из-за… Сам-знаешь-кого…

— Лорда Волдеморта, что ли?!

«Похотливого Бодрого Голоса», — ответил ему Мрачный Голос.

— Я бы с удовольствием, — ответил Стрэндж. — Но эти браслеты странно реагируют на соприкосновение наших тел, и кто знает, что произойдет…

— Остаюсь я, — с ухмылкой ответил Логан, наблюдая, как Дэдпунцель (он старательно игнорировал в этот момент, что это Дэдпул) огорчилась. — Не бойся, милашка, я буду нежен.

— Конечно будешь, а то я прострелю тебе печенку, — ответил Дэдпул. — И не оставь синяков!



Инг Бъорн

Отредактировано: 27.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться