Деф

Размер шрифта: - +

Глава 9. День второй. Ночь. Продолжение.

Глава 9. День второй. Ночь. Продолжение.

 

 

 

- Слова песни на грани. – Раскатом грома прокатился над нами низкий бас. Я огляделся. Под ногами плыли облака, освещенный участок, примерно с футбольное поле, вмещал сотни, если не тысячи эльфиек. Шпиля Останкинской башни в обозримом пространстве не наблюдалось.

- Но они верны. - Вновь послышалось с неба. – Королевы нет с нами, но есть я, ваш король. Льды ушли, и великая зима закончилась, верно. И то, на чем держится Жизнь, есть Любовь. Не смерть. Маленький сателлит сказал верно. Пусть он и едва жив, но он продолжает служить, несмотря ни на что, оберегая вверенную ему жизнь. Ты поняла, что это значит, Мэй-Ли-Нэ. - Последнее слово, похожее на имя, голос протянул медленно, ставя ударение на каждом слоге. Что это означало, не знаю.

 

Из толпы вышла знакомая мне эльфийка в сари и молча, встала напротив меня.

- Я жду! – Громыхнуло над головой. Что происходит?

Опалив меня ненавидящим взглядом, эльфийка медленно опустилась на колени. Я растерянно оглянулся и увидел сотни серьезных, даже суровых взглядов, скрестившихся на мне. Да что такое?

- Пусть маленький сателлит объяснит. – Ахнуло вновь, и я едва не заковырял пальцем в ухе, проверяя, на месте ли барабанная перепонка. Деф отпустила мою руку, не поднимая глаз, подошла к эльфийке и опустилась рядом с ней на одно колено.

- Мой Господин. – Тихо произнесла она. Я посмотрел на свои руки. Маникюра не было. – Ты подвергся нападению. Я не смогла защитить, но мне пришли на помощь. – Девочка подняла взгляд на неведомо откуда взявшийся нестерпимо сияющий силуэт, в котором чуть погодя я узнал недавнего спесивого знакомца. – Он защитил именем Его, ибо на тебе Знак Его. И он был виден всем присутствующим здесь. Однако это не остановило Мэй-Ли-Нэ. – Девочка произнесла последнее слово в точности, как голос. «Не соблюдая Правил, напавшая и отверженная». Перевела Деф у меня в голове. «Такие понятия не поют, они презренны. Поэтому, если эльф говорит, он выражает презрение как к словам, так и к собеседнику». «Однако». Впечатлился я.

 

Стоящая на колене передо мной девочка смиренно поклонилась. – И теперь в твоей воле принять решение о жизни недостойной.

 

Я словно проснулся, так остры стали ощущения, медленно поднял руку и за моими покрытыми узорами ногтями потянулись светящиеся линии.

 

 

- Решать не тебе. – Громыхнуло с неба. – Знак был дан твоей иной ипостаси. Он должен решать. Не ты.

- Ты разделяешь единое надвое? – Пропела Госпожа. Какой смысл она вложила в фразу, я не понял, единственно, это было обвинение в нарушении каких-то непреложных правил. Мне, вернее, ей, пропели что-то грозным басом. Почему Деф не перевела, не знаю. «Не для чужих ушей». Пояснила девочка. «Прости, но это должно остаться внутри Семьи». «А я кто, не эльфийка, что ли?» Обиделся я. «Твой статус не определён, соответственно, ты вне основного доступа". «Вот, как всегда». Недовольно заворчал я. «На самом интересном месте спать отправляют». «Радуйся, что вообще жив остался». Сказала Деф. Вот умеет утешить, прямо семейный психолог, блин.

 

 

 

- Она подделала метку предыдущего Хранителя! – Шипящим от ненависти голосом выкрикнула эльфийка в сари.

  • Это бездоказательно! – Ахнуло над головами. – Тем более, все исправлено. Тебе ли это не знать.

Я обрадовался. Раз перевод пошел, значит, я вновь в зоне доступа.

 

- Она лишает нас шанса покинуть гнездо! – Взвизгнула моя оппонентка жутко противным голосом.

- Вы ведете себя столь безобразно, что мне нестерпимо стыдно каждый раз, выпуская вас в большой мир.

 

- Она не должна жить. – Упрямо произнесла стоящая на коленях эльфийка. – Ее приговорили к низвержению, она должна была отправиться к Тебе.

- Ты знаешь, что выход из Игры не обязательно означает гибель Игрока. – Громыхнул голос. – Но вы, словно свора бешеных собак, каждый раз рвете выбывшего на части, несмотря, что она ваша сестра.

- Ты знаешь, почему мы делаем это. – Пробормотала эльфийка.

- Знаю. – Согласился голос.

 

(Почему меня не порвали, как тузика с грелкой в зубах, сразу. Не знаю, как именно и почему, но с незапамятных времен сложилась традиция давать жертве сутки форы. Может быть, на приведение дел в порядок, может, спрятаться поглубже. Или, например, с гордым и независимым видом под гром барабанов сделать себе харакири. Не знаю. Единственно, знаю, начинать охоту принято с исчезновением последнего отблеска заката. Соответственно, на радость, или на беду, но моя фора оказалась почти двое суток.)



Алексей Лазученков

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться