Деф Часть 2

Глава 9

Глава 9. День шестой. День.

 

 

    Многие годы волны омывали меня, а песок и ветер укрывали погребальным саваном.

    Девочка ушла, она даже не оглянулась.

    Я тосковал и надеялся вначале, потом просто тосковал, зная, что надеяться не на что, а затем заснул, устав от всего, заснул, не собираясь просыпаться. Я не знал, что один из штормов откопал единственную уцелевшую часть тела и забросил ее далеко на берег, а хищная птица отнесла ее высоко на утес и долго пыталась выклевать несуществующую плоть. Потом и она улетела, оставив череп скалиться на облака там, где я любил сидеть, в задумчивости бросая камешки в море. Я спал, не надеясь проснуться, так как единственная, кто могла пробудить, никогда больше не придет на этот остров.

    Но она пришла.

 

 

 

    Удар по щеке. Слабый, как комариный укус сквозь полог сна.

    Затем еще.

    Еще.

    Что-то белое плыло впереди, словно освещенное солнцем облако.

    Появился сначала тихий, а затем и все усиливающийся гул. Он нарастал как колокольный звон, он рос, грохотал вокруг, точно приближающаяся лавина, он проникал в мои кости, и они начинали трястись и стучать, словно кастаньеты.

    Он заставлял меня двигаться.

    Вставай…

    Вставай!

    ВСТАВАЙ!

    Я пошевелился, недовольно, потому что привык спать. Я врос в сон так  же, как мои кости когда-то вросли в розовый коралловый песок.

 - Вставай, лежебока, хватит спать! Очнись, утро впереди!

    Я услышал веселый смех и оцепенел, боясь малейшим движением ресниц, даже случайной мыслью спугнуть даже не надежду, а лишь надежду на надежду. Я слишком хорошо помнил этот смех, врезавшийся в мою память навеки.

    Я медленно приоткрыл глаза. Совсем немного, так, чтобы сквозь ресницы пробивался лишь яркий, нестерпимо белый свет. Так открывают глаза, когда снится самый счастливый сон в твоей жизни, и ты вопреки всему молишь только об одном: чтобы он не пропал, не развеялся как утренняя дымка под солнцем, чтобы он, неизвестно как, но оказался правдой.

    И я открыл глаза.

_- Здравствуй, лежебока…

    Она с улыбкой склонялась надо мной, то лицо, что много раз снилось мне, и каждый раз я замирал от счастья, непонятно почему надеясь на чудо.

    Я лежал, не двигаясь, и молчал, боясь спугнуть чудесный сон.

 - Просыпайся, - Она провела ладонью мне по щеке и ласково улыбнулась. – Просыпайся.

 

*                                 *                                 *

 

    Я вскочил на диване. – Она пришла! – Восторженно закричал я и пораженно застыл, увидев ее рядом с собой.

 - Ты вспомнил? – Деф печально улыбнулась. – Вспомнил все?

 - Вспомнил. – Радостно подтвердил я. – Вспомнил, как она… - Я запнулся и тихо поправился: - как ты пришла за мной.

 - Я, не она. – Стоящая рядом девушка покачала головой.

 - Ты похожа на нее, как две капли воды. Я только что…

    Она вновь отрицательно покачала головой. – Я, не она. – Повторила Деф. – Значит, не вспомнил.

 - Что?

 - Все, что было дальше. – Она взяла меня за руку и слегка улыбнулась. – Идем, ждут лишь тебя. Алиса приготовила сюрприз, говорит, хочет сделать тебе приятное.

 - Да? – Подозрительно протянул я, выходя в коридор. – Ее сюрпризы… И где всё? – Я недоуменно огляделся. – Это как это?

 - Приветствую вас на подмостках нашего передвижного театра. – Алиса плавно взмахнула руками и торжественно поклонилась, по-моему, впервые, сколько ее помню, именно поклонилась, будто стояла на сцене. После чего невозмутимо опустилась в кресло и закинула ногу на ногу. – Нам не нужно такое количество пустых помещений. – Пояснила девушка с белокурыми волосами. - Я бы убрала и  купе проводника, причем вместе с ним, но… - Она мило улыбнулась. – Будем хорошей девочкой, не так ли? – Я растерянно кивнул. – Мы используем пространство более рационально. – Алиса повела вокруг ладошкой. – Как тебе такое оформление?

 - А это что? - - Зрительный зал и сцена. - - Зачем сцена? - - Выступать. - - Кому? - - Вам. Или мне. Или им. Неважно кому. Актерам. - - У нас будут актеры? – Я если честно, вообще ничего не понимал и особенно, на кой ляд в полупустом вагоне нужны несколько рядов мягких кресел с низкой сценой напротив. – Мы и есть актеры. Или ты до сих пор не понял? – Моя собеседница печально улыбнулась. – Мы все играем на сцене жизни, а кое-кто оценивает и говорит, не верю. - - Чему не верю? – Я, если честно, окончательно запутался. – Не чему, а кому. – Совсем уже туманно ответила девушка с белокурыми волосами и встала. – На башне вы устроили забавное представление, вы напомнили тех, прежних. В свое время на месте овеянной легендами любимой хотела оказаться каждая из нас. И вы напомнили, что так все-таки бывает.

 - Как, так? – Негромко спросил я, вспомнив недавний сон.

 - Так. Романтично. Красиво. Правильно. Как должно быть. И как, особенно теперь, почти не случается в жизни.

    Я посмотрел на Деф и поразился ее бледному лицу.



Алексей Лазученков

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться