Деф Часть 2

Глава 15

Глава 15. День седьмой. Ночь.

 

 

    Били барабаны, ревели трубы и под приветственные крики толпы я на белом единороге торжественно въезжал в Ее город. На главной площади перед белоснежной громадой дворца спешился и опустился на колено. Шум шедших позади солдат и жителей, заполнивших огромное пространство, стих, словно по волшебству. Я поднял голову, сквозь прорези шлема внимательно наблюдая, как моя Королева медленно спускается по широким мраморным ступеням перед замершими, согнувшимися в поклоне людьми.

 - Смотри. - Тихо сказала пожилая женщина, державшая за руку девочку лет пяти. – Это наша Владычица, Повелительница Семи Королевств. Когда я была так мала как ты, она была столь же юна и прекрасна, как сейчас.

    Моя Королева встала напротив. Я протянул левую руку. Она, не спеша, подняла с ладони появившееся ожерелье с инкрустированным в него камнем Центра Жизни, внимательно осмотрела, повесила себе на шею, довольно улыбнулась и пропела: – Она была законченной дурой, когда пошла против тебя, не так ли?

 - Если бы она пошла против меня, я бы ее простил. – Я не вставал с колена. – Но она имела дерзость пойти против моей Королевы. Ее армия разбита, столица захвачена. – Моя королева слегка коснулась перьев на моем шлеме и прошла к дарам.

 - Какой милый ящер. – Она погладила чешуйчатую морду отсеченной головы с толстым, круглым языком, торчащим из разинутой пасти. – Он действительно умел летать? – Я почтительно кивнул, но моя Королева даже не оглянулась. – И моя восточная сестричка каталась на нем, будто древняя шерхская воительница? Забавно. Я хочу такого же. – Она требовательно повернулась ко мне, и я покорно склонил голову. – Нет, не такого же. Больше и страшнее, и чтобы плевал огнем. – Я снова кивнул, печально размышляя как скрестить ДНК плюющейся ядом змеи, крылатого ящера и научить их железы вырабатывать жидкость, самовозгорающуюся в кислороде. Или будет вспыхивать от электрической искры? – Нет. - В очередной раз передумала моя Королева и величественно объявила: - Пусть будет красивый, но с рогами. – Я опустил лицо к гранитным плитам дворцовой площади и заскрипел внутри шлема зубами. До моих ушей донесся ехидный смешок братца.

 

*                                 *                                 *

 

 - Ты что творишь?! – Яростно взвизгнули рядом.

 - Но, но… Подруга… - Послышался шум возни, и я недовольно заворочался.

 - Тихо… - На два голоса по-змеиному зашипели надо мной, и я, наконец, сообразил, какую именно пресмыкающуюся гадину использую в проекте «Дракон обыкновенный, огнедышащий». Но тут на меня в два голоса с негодованием заорали: - Спи!

    И я быстренько заснул.

 

*                                 *                                 *

 

    Скрипнула закрывшаяся за прислугой дверь и на белоснежную скатерть рядом с массивным подсвечником упал лист бумаги. Для чего эти старинные бронзовые чудовища неизменно возвышаются на обеденном столе семейства Монтгомери, по моему, не знал никто. Традиция, как мне однажды напыщенно ответил дворецкий.

    Я вопросительно изогнул бровь и посмотрел на старшего брата. Он ждал, нетерпеливо постукивая мыском ботинка. Аккуратно положив вилку, я осторожно, двумя пальцами, поднял неровный прямоугольник. Увидел костер с привязанным к столбу человеком, а скелет в рясе и с косой костлявой конечностью показывал на книгу с надписью на латинском «Грехи». Семь гробов, четыре синих и три красных были изображены на ее страницах, с которых капала кровь. Сверху полукругом в три ряда шла красивая надпись: «И престал Враг перед нами в образе дитя человеческого и жил среди нас». Очень мило. На обратной стороне листа находился текст, и я прочел вслух и с выражением: - Предупреждаю, тот, кого вы приняли в семью, не человек, а исчадие зла, исторгнутое преисподней, чтобы губить людей так же, как полгода назад он погубил вашего сына. Берегитесь. – Разочаровано хмыкнул, снова перевернул лист. Как любопытно. Любой человек вместе с воздухом выдыхает мельчайшие частицы влаги, несущие его уникальный запах. Крошечные капли, как и пыль от кожи витают в воздухе и оседают всюду, в том числе и на бумагу. Но тут их нет. Положил послание на стол и ткнул в него серебряным ножом. – А где конверт?

 - Зачем он тебе? – Старший брат подозрительно прищурился.

 - А затем. - Я с веселой улыбкой глядел на него. – Уж не вы ли сами, сэр, автор сего послания?

 - Я? – Он оскорблено отодвинулся и скрестил руки на груди. – Вот еще, что мне, больше делать нечего?

 - Ах, сколько неподдельного негодования. – Сладким голосом заметил я.

 - Если тебе говорят, что нет, значит, так оно и есть, понял? – Внезапно взъярился старший братец. – Кто ты такой, чтобы я стал перед тобой унижаться враньем?

 - Тогда где конверт? – Снова спросил я.

 - А это не твое собачье дело, - с ненавистью прошипел он.

 - Какая милая беседа между любящими братьями. – Пробормотал я тихо.

 - Братьями? – Он огляделся и понизил голос. – А ты мне не брат, понял? – С грохотом задвинул тяжелый резной стул и презрительно бросил: - Сиди, жри чужую еду, может она у тебя в глотке не застрянет.



Алексей Лазученков

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться