Дейдрим

Размер шрифта: - +

Дейдрим

Вам знакомо чувство, когда выходите из глубокого сна? Сознание медленно возвращается, но ты не сразу начинаешь осознавать себя. Где ты? Нужно ли тебе на работу или сегодня выходной? Какой день недели и время года? Это все постепенно закачивается тебе в голову. Сейчас я испытывал подобное. Кто я, где нахожусь и что происходит вокруг? А затем краткий миг воспоминания и мысль – неужели все? Все сто пятьдесят лет минули?

Я с трудом открыл глаза. Вначале очень яркий свет, но после зрение стало восстанавливаться. Первое, что я увидел – белое одеяло, под которым находилось мое тело. Лежал на спине, руки по швам, вытянутые ноги – полтора века в таком положении… В помещении было много света, источников которого не было видно. Я попытался повернуть голову, но мышцы шеи не послушались. А затем весь обзор мне загородил человек, склонившийся над моим лицом.

- Вы помните, как вас зовут? – Раздался голос. Его рта не было видно. Он был скрыт под какой-то маской или респиратором.

Смысл слов дался мне тяжело, хотя где-то в глубине мое подсознание подсказывало мне, что вопрос был очень легок.

- Вы понимаете меня? Как вас зовут? Вы слышите?

- Марк, - собственный голос донесся откуда-то извне. Тяжелый, грубый и неестественный. Незнакомый.

- Хорошо, Марк. А полностью помните? У вас есть фамилия, имя и отчество. Вы можете их назвать?

- Круглов… Марк Анатольевич, - отчеканил я.

- Хорошо, - интонация не менялась, - мне нужно, чтобы вы дали согласие на дейдрим-процедуру.

- Я… я не знаю, что это такое…

- Конечно. Она рекомендована всем заключенным фригус-тюрем, вышедших из стадии анабиоза. Данная процедура позволит вам моделировать и проецировать ваши воспоминания… связана нейронами вашего мозга. Вам сейчас это мало что скажет, но... для вас она безопасна и бесплатна.

- Как скажете…

- Вы даете согласие на проведение дейдрим?

- Да, даю.

- Хорошо. Это займет время, ваше тело будет восстанавливаться медленно, около суток, столько же и процедура дейдрим. Вам нужно поспать.

Что он заладил – хорошо, да хорошо? Спать. Я пролежал столько лет, чтобы, открыв глаза, вновь закрыть их на двадцатичасовой сон. С этой мыслью я провалился в пустоту.

А после все повторилось: чувство глубокого сна и неосознание бытия вокруг. Но на этот раз это было быстрее. Кажется, это было все то же помещение – не то больничная палата, не то просто комната в стиле минимализма. Все в светло-зеленых тонах, стеклянная прозрачная тумба, голые стены. Моя кровать занимала половину помещения. Голова кружилась и тело все еще было в вытянутом положении. Первое что я попытался сделать – это согнуть ноги, затем поднять руки – получилось не сразу. Тонкое покрывало, под которым я был, чуть сползло, открыв мой торс. Тело было абсолютно голым. К рукам и груди были присоединены какие-то датчики серого цвета. К рукам они крепились на запястьях в виде браслетов, на грудь в виде пластины. И ноги тоже были в подобных оковах. Я продолжал осматриваться, хоть и единственная тумба в комнате плыла перед глазами. Внезапно зрение на секунду расфокусировалось, а сфокусировалось уже на человеке, непонятно откуда появившемся около кровати.

- Здравствуйте, Марк, - сказал он низким голосом, - как вы себя чувствуете?

- Я не знаю… Вы… Где я? Как…

- Да-да, понимаю. Вы находитесь в центре реабилитации Московской фригус-тюрьмы. Меня зовут Элон Остовский, я директор этого центра. Чуть более суток назад ваш строк заключения истек и анабиоз прервали, - он помедлил, - вы возвращаетесь к жизни. Помните на сколько лет вас заключали?

- Да… но… не помню когда.

- Сейчас 2184 год. Лето. Седьмое июля.

Я понял услышанное, но пока не осознал в полной мере. Что помню из того, последнего? Обещание, что это будет самым страшным моим наказанием. И теперь я здесь. Лежу и мне говорят, что все закончилось. Сердце заколотилось быстрее – передо мной открывался целый новый мир…

- У вас участился ритм, вы волнуетесь?

Да тут технологии! Тут же считали показания и этот тип уже знает информацию спустя пару секунд.

- Волнуюсь, - протянул я, - не знаю, все странно.

- Это нормально. Кстати, вы успешно прошли сканирование дейдрим, поздравляю.

- Я не понимаю… что это?

- О-о, конечно, но сейчас нет смысла это объяснять, пока. Я пришел убедиться, что ваше здоровье в норме и…

- Вы сказали Московской тюрьмы?

- Простите?

- Вы сказали, что вы начальник центра восстановления Московской тюрьмы, да?

- Эм… Директор центра реабилитации… Да, в Московской фригус-тюрьме. А что вас смущает?

- Я был осужден в Новосибирске и был помещен в анабиоз там же.

Человек на несколько секунд задумался.

- У меня нет информации по этому вопросу. Ваша капсула находилась в Москве больше ста лет. Очевидно, когда-то вас транспортировали сюда. Но вы не переживайте, это частое явление – мы самая большая фригус-тюрьма в Российской Федерации. А Новосибирская агломерация никуда не делась, вы сможете уехать туда, как только захотите. После того, как пройдете двухдневный адаптационный курс.



Юрий Гусейнов

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться