Дейзи Ли Круэл. Весь мир пойдет за ней

Размер шрифта: - +

Глава 10

По правде говоря, все произошло настолько стремительно, что я не успел сообразить, что делать. Выбежав из дома, я увидел, что отец схватил мать за руку и пытался ей что-то сказать, но она сопротивлялась и просила отпустить ее. 

Я спрятался за деревом и стал наблюдать за родителями. Надеюсь, они меня не заметят. 

- Алина, подожди, послушай меня... 

- Не надо, умоляю. - отрезала мама. Я впервые видел ее такой агрессивной. - Ты и так уже достаточно сделал, Альберт. Прошу, не нужно все усложнять. Когда-то мы все усложнили до такой степени, что нам пришлось прекратить общение. Я не планировала его возобновлять. 

- Я... - отец потупил взгляд. - Извини... Я не хотел все усложнять, я лишь хотел поговорить.

- Мы достаточно сказали друг другу тринадцать лет назад, если ты не забыл. - сказала мама. 

По взгляду отца я точно определил - он помнил об этом. Он не забыл. Видимо, это была самая тяжелая сторона их совместной жизни. Вмешиваться не хотелось, однако я чувствовал, что отцу тяжело. Он не мог отвечать на вопросы. Не в том состоянии находился. Если бы я только мог ему чем-нибудь помочь... Но кто я? Лишь ребенок, который связывает этих двух людей. Возможно, мама и хотела покончить с пршлым раз и навсегда, ни разу не возвращаясь к нему, но такой возможности ей не предоставляется. И причиной тому являюсь я - Андрей Альбертович Мироненко. Я - тот, кто навсегда связывает ее и отца, которого она так стремилась забыть. А отец? Он, скорее всего, также пытался забыть ее, но, судя по его поведению, это далось ему тяжелее, чем матери. 

- Алина, - начал отец с неподдельным спокойствием. Хотя, только я мог заметить, что в его глазах блестели огоньки злости и сожаления. Но я не понимал, чего больше, что перевешивает. Возможно, всего было поровну. - Прошу тебя, приди в себя и перестань вести себя как подросток, не определившийся в...

- В чувствах? - мама едко усмехнулась, отчего даже мне стало не по себе. Прежде она никогда не была такой. 

- В правильности поступков. - невозмутимо ответил папа, расправив плечи.

- Не смей указывать мне, что делать! Ты постоянно таким образом управлял мной!

О чем она говорит? Что мама имеет в виду? Что за...

Папа сверкнул глазами, с вызовом глядя на мать. Кажется, он даже был доволен ее словами.

- Ты боишься, что я снова начну управлять тобой?

Судя по выражению лица матери, он попал в точку. Но как ему удалось? Неужели он настолько хорошо ее знал? 

Наблюдая за матерью, я поймал себя на мысли, что мне стало ее жаль. И не потому что отец сумел поставить ее на место. Совсем нет. Я подумал, что как же тяжело ей приходится с таким невыносимым подростком как я. И даже сейчас она пытается защититься от слов отца, хотя он не пытается сделать ей больно. Ей просто не хочется, чтобы в ее спокойную и размеренную жизнь вмешивались. Она привыкла, что никто не может указывать ей, что делать, привыкла к тому, что от нее все отвернулись. Подруги, которые всегда и во всем поддерживали ее, даже многочисленные поклонники, узнавшие, что она бросила своего мужа, нашли себе других "жертв".  Все это было так отвратительно, так гнусно, так противно, что на миг я зажмурил глаза. Я всегда презирал свою мать, хотя и любил. Я соглашался с бабушкой, которая постоянно упрекала свою дочь в никчемности, я ведь всегда был на ее стороне. А сейчас, видя, в каком состоянии мать, я даже подумал, что она вот-вот расплачется. Не назову себя ясновидящим, но так и случилось. Закрыв лицо руками и стараясь изо всех сил сдержать хотя бы одну слезу, мать повернула голову в другую сторону. Но это ее не спасло. Плавно, будто боясь спугнуть ее, отец двинулся к матери с обеспокоенным выражением лица. Я сжал кору дерева и пытался сохранить неподвижность. Черт побери, как я устал здесь стоять! Однако, должен признать, зрелище интересное. 

- Ты... - прошептал отец. - Ты плачешь?

- Поезжай, - также шепотом говорила мать. - Поезжай, умоляю... Иначе я не выдержу...

Отец не остановился, как я предполагал. Дальнейшие действия предсказать сложно, учитывая то, что я не... романтик. Отец все также приближался к ней, заставляя меня гадать, что же будет дальше. Он, наконец оказавшись рядом с ней, протянул ей свою руку. Медленно, с некой опаской. 

"Не примет" - констатировал факт я. Видимо, я не умею даже факты констатировать, потому как мама... протянула ему руку. Я видел в ее глазах боль, даже будучи далеко. Однако, я не знал, с чем она была связана. 

Мама активно начала мотать головой, что-то шепча. Этого я уже разобрать не мог, как бы близко не находился. Когда-то давно, а может и в прошлой жизни, я научился читать по губам. Не помню, почему от меня это требовали, но сейчас мне этот навык очень даже помогал. 

- Не нужно, хотя бы ради меня, Альберт...

Отец не слушал ее. Он, плавно беря ее руку в другую, проводил по ее волосам. Затем, переместив руку на шею, провел медленную тянущуюся линию по ее шее, добираясь до плеч. Все это происходило с огромной аккуратностью. Он боялся сделать хотя бы одно лишнее движение, но я готов поспорить - у него из не было. Этот до жути аккуратный человек во всем не может совершить ошибку. 

Сейчас мама походила на испуганного зверька, который долгое время скитался по этой земле совсем один, спасаясь от того, кто пытался приручить ее жестоким образом. Но отец не выглядел таковым. Он всегда был нежным, порой ранимым мужчиной. Думаю, я совсем не похож на него этим признаком. Что ж, это неважно. Важно то, что я не понимаю, что происходит. Мама не отталкивала его, но и не позволяла подойти ближе. Их тела были настолько близки друг ко другу, что я невольно задумался о то, что...

- Не нужно, - мама совсем расслабилась. Мышцы лица перестали напрягаться, рот чуть приоткрылся, руки пытались остановить руки отца, но так нехотя, что, казалось, папа был рад этому. 



Маргарита Остроорловская

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться