Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 9

Май 2000 года. Москва 


После собрания опять пошли косяком неприятности. Сначала стряслась беда, которая регулярно снится почти всем учителям. У Ирины была целая теория, посвящённая профессиональным учительским ночным кошмарам. Проведя импровизированный опрос коллег, она умудрилась классифицировать страшные сны учителей. По результатам её исследования, первое и второе места среди кошмаров делили довольно предсказуемые, но от этого не менее страшные для работников школ происшествия. 

Во-первых, не любили сны про внезапно вышедших из повиновения учеников, которые вдруг впадали в буйство и переставали слышать увещевания наставников. 

Во-вторых, холодный пот прошибал во сне почти всех учителей, если они имели несчастье видеть пропажу классного журнала. 

Далее в рейтинге кошмаров шли более оригинальные варианты. Например, порча аттестатов за пять минут до выпускного вечера. В зависимости от специализации снились страшные сны, связанные с утратой разнообразного имущества, как то: разбитые пробирки – у химиков, сломавшиеся компьютеры – у информатиков, порванные карты, изданные ещё в советские времена, - у историков и географов и т.д. и т.п. 

Кроме того, боялись лишиться голоса, прийти в класс, открыть рот и не суметь издать ни звука. Кто-то в ужасных снах видел себя, напрочь забывшим имена всех детей. То есть варианты были самыми разнообразными. Но первые два били все рекорды популярности. 

И вот в Ирининой жизни наяву воплотился её ночной кошмар – пропал классный журнал десятого «Б», и пришлось срочно восстанавливать его. А ведь уже приближался конец учебного года, шла четвёртая четверть, и журналы были заполнены почти до конца, так что пришлось потрудиться. 

Ирине как классному руководителю выпало на долю, кроме своих предметных страниц, заполнить ещё и все страницы, касающиеся успеваемости, посещаемости, сведений об учениках и их родителях, а также подготовить списки класса на всех страницах для всех предметников. 

Нарушив все запреты, Полина Юрьевна разрешила забирать вечерами новый журнал домой, потому что днём было не до него, дел в школе всегда хватало и без экстренного переписывания журнала. Три ночи Ирина строчила, не разгибая спины и пальцев. Никогда в жизни, даже в институтские годы, ей не приходилось так долго сжимать в правой руке ручку. Вернее, ручки, потому что не выдержали нагрузки и сдались пять штук подряд. И только несчастные учителя десятого «Б» во главе с Ириной всё-таки выстояли и умудрились восстановить журнал. 

Неприятность! И это не считая того, что пропажа журнала – это всегда ЧП школьного масштаба. Пришлось трясти весь класс, разговаривать и со всеми вместе и с каждым тет-а-тет. Но никто так и не признался в злодеянии. Да Ирина и не верила с самого начала в виновность своих детей. 

Полина Юрьевна сердито хмурилась, выслушивая горячие речи Ирины в защиту учеников, и резонно вопрошала: 

- Тогда кто? Ты, что ли? 

- Не я. Но и не они. Им смысла не было, Полина Юрьевна. Ну, поверьте, ни у кого не было такой тяжёлой ситуации, чтобы исправлять её посредством кражи журнала. 

- Ириш, у нас в школе такого сто лет не случалось. И я в полной растерянности. Ты своих гавриков лучше знаешь. Думай, кто мог и зачем. 

- Никто. И незачем. Может, кто хотел им досадить? Но здесь я пас. Поди разберись, откуда ноги растут… Полина Юрьевна, вы на меня всех собак вешайте, если вас будут ругать. 

- Ой! Ой! – Морозова замахала руками и устало засмеялась. – Ну, давай устроим показательное избиение младенцев в твоем лице! Не дам я тебя на растерзание. Знаешь, какие две обязанности есть у хорошего директора школы? 

Ирина пожала плечами, покачала головой и с интересом воззрилась на начальство, которое в глубине души считала не просто хорошим, а идеальным. 

- Да простейшие. Первая – набрать лучший коллектив. Вторая – этот коллектив холить, лелеять и ото всех защищать. И всё. По-хорошему, если эти два пункта соблюдены, директору больше делать нечего. Остальное учителя сами сделают. Это при условии, что выполнен первый пункт, конечно. – Полина Юрьевна помолчала и хитро улыбнулась. – А я, говорят, неплохой директор. Скромный, главное. И коллектив у нас уникальный. Поэтому за вас загрызу любого. Иди работай, Ириш, и не волнуйся. Всё будет хорошо. Но к детям присмотрись. Что-то непонятное происходит. И мне это ой как не нравится. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться