Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 14

Май 2000 года. Подмосковье 

Злата в ожидании гостей топталась на крыльце. Вечер был тёплым, но она куталась в шаль: спасалась от голодных комаров конца весны, которые целыми эскадрильями атаковали и приехавших, и хозяйку. Прошли в дом. Павел и Злата приветствовали Андрея как доброго знакомого. Их общий экстремальный февральский забег по ледяным улицам Марьина давал такое право. Ещё с крыльца Ирина порывалась вывалить на друзей подробности произошедшего, но её подруга, пока не усадила всех в огромной столовой-гостиной за уютный овальный стол пить чай с мятой и тортом-медовиком собственного приготовления, внимать визитёрам категорически отказывалась. Наконец все потискали выбежавших встречать гостей собаку Геру и рыжего кота со смешной кличкой Банзай, осмотрели дом, вымыли руки, вытерли их белоснежными крахмальными полотенцами и чинно уселись за столом. 

- Ну, рассказывайте! – соблаговолила разрешить строгая хозяйка, и нетерпеливые гости дружно изложили всю историю. Павел всё внимательно выслушал и спросил: 

- Понял всё, кроме истории с Костей Добролюбовым. Почему ему нужны деньги? Что там с его отцом? И что за мегера его мамаша? 

Ирина и Злата переглянулись и почти хором начали: 

- У Костика очень сложная жизнь! У них, по его рассказам, была чудесная семья, папа занимался бизнесом, мама сидела сначала с Костиком, а потом и с его младшим братишкой Ростиком. 

- Костя их обожал, и отца, и маму, и братика. А потом случилась беда. Что-то у отца там с бизнесом не заладилось. Кинули его, короче. Да ещё и дефолт произошёл. Мама пошла работать, но у неё зарплата крошечная, денег не хватало. Расплатиться с долгами не могли. Пришлось продавать их большую новую квартиру и переезжать к нам, на окраину, в крошечную двушку в старом доме. Она им от бабушки осталась. Та воспитательницей в детском саду была, в том, куда сейчас Ростик ходит. Он ещё со старых времён сохранился, его не сломали, когда новостройки возводили. Умерла она рано, а квартиру им оставила. 

Сначала отец пытался бороться, хватался за любую подработку. Но мама – я не знаю, может, она от горя с ума сошла, потому что больше ничем перемены, произошедшие с ней, не объяснишь, - заняла очень удобную позицию. Обвинила во всех смертных грехах мужа, стала его пилить ежедневно. Как Костик говорил, просто последними словами обзывала. Его бы поддержать немного, он бы выплыл, справился. А в семье никакого понимания, вот у него надлом и произошёл. Он не выдержал и начал выпивать. И затянуло его постепенно. Сейчас буквально на самом дне барахтается. 

- Ну, нет, Ириш! Ну, не на самом! Ему Костик не даёт совсем опуститься. Павлунь, представляешь, Костя его тянет изо всех сил. У них не так давно совсем дикая ситуация случилась. Её Костя наш Алёше рассказал, а тот уж мне сообщил. У нас с ним договорённость, что он меня в курсе дела держит – боимся Костю упустить. Мало ли что натворит с горя и от безысходности. 

Так вот, недавно Костя пришёл из школы и обнаружил, что холодильник мама перетащила – не сама, конечно, а наняла кого-то – из кухни в свою комнату. То есть в ту комнату, где она жила с мальчиками. 

- Зачем?! – в один голос спросили Павел и совершенно обалдевший Андрей. 

- Да затем, что старший сын, Костик то есть, отца подкармливал. Купит мать поесть, приготовит что-нибудь, а он сам не ест почти ничего, чтобы не так заметно было, а отцу потихоньку тащит. Мамаша его за этим делом застала и учинила безобразнейший скандал. Алёша говорил, что Костю трясло всего, когда он к нему прибежал. Он ей ещё сказал, что, если они с отцом надумают развестись, то он с папой уйдёт. Костя-то имел в виду, что боится за отца, переживает, что тот без него пропадёт. А мамаша толстокожая подумала, что это он ей так заявляет, что её меньше любит. То есть парень собой жертвует, а она ревновать вздумала! В общем, обвинила она сына во всех смертных грехах – нашла крайнего – и запретила отцу помогать. Костя совсем дома есть перестал, мы его в школе подкармливали, давали ему бесплатные завтраки и обеды, как нуждающемуся, а он всё норовил отцу что-нибудь оттащить: то булку, то коржик. Да опять попался. Тогда нежная мать и выселила его из комнаты, а холодильник поставила к себе. Младшего сына кормит, а старшего гонит. 

- С ума сойти. – Андрей запустил пятерню в волосы и энергично за них подёргал. – Она больная, что ли? 

- Мне тоже кажется, что у неё с головой не всё в порядке. Потому что если она нормальная, тогда я вообще ничего не понимаю. 

- Теперь ясно, чего она на нас в детском садике напустилась. А я-то уж думал, что у неё к вам, Ирина, что-то личное. 

- Да личное и есть: она терпеть не может никого, кто имеет отношение к её мужу или старшему сыну. А я классный руководитель Кости. Я её только один раз видела, на улице. Они все вместе шли, когда ещё только к нам переехали. Тогда она мне вполне адекватной показалась, мы даже поговорили. Вот она меня и запомнила. И Костик ей фотографии класса показывал… А потом… Она в школе ни разу не была. Отец, пока совсем под откос не покатился, на собрания ходил. Да вы его, Андрей, должны помнить. Симпатичный такой крупный дядька, всегда за последней партой у окна сидел. 

- А, это он и есть?! Видел я его, конечно. От него ещё всегда жвачкой пахло, как будто он целую пачку сжевал зараз. 

- Да он запах алкоголя пытался забить – стеснялся. Я ж говорю, хороший дядечка, жалко его ужасно. Всегда дождётся, пока все уйдут, самым последним ко мне подойдёт, чтобы узнать про успехи Кости. При этом пытается не выдыхать и рот поменьше открывать, чтобы перегаром зажёванным не разило, встанет бочком и почти шёпотом меня расспрашивает. Он, похоже, думал, что так меньше заметно его состояние. До слёз жалко. А Костик у них редкий пацан. Добрый, весёлый, умница такой. Руки золотые. Говорит, его папа раньше всему учил, мастеровой он у них. Костя и учится хорошо. Не отличник, но очень прилично успевает. Даже сейчас, в таких невыносимых условиях. 

Злата не выдержала: 

- А как он поступил, когда мама холодильник закрыла? Уму непостижимо! Ну, представьте только! Четырнадцать лет, считай почти сирота при живых родителях. Что большинство в его ситуации бы сделало? 

- Покатилось бы вниз, - мрачно процедил Павел, его уже мутило от этой отвратительной ситуации. 

- Вот именно! А он, когда мать холодильник перетащила, разнорабочим в магазин устроился и стал понемногу зарабатывать на жизнь. А теперь ещё вопрос на засыпку: что бы почти все сделали с заработанными деньгами? 

- Ну, на еду потратили бы. Самые лучшие бы ещё отцу помогали. Костик из вторых? 

- Костик из уникальных! Он деньги пополам делит. На половину они с отцом живут, а оставшиеся он матери отдаёт, чтобы ей помочь. Да ещё и братику игрушки покупает, книжки! – Злата не выдержала, голос у неё сорвался, она отвернулась, кусая губы. Ирина тоже сидела мрачнее тучи. 

- Силён пацан! – Андрей восхищённо покачал головой. – Действительно, уникальный парень. - А мать деньги берёт?! – ужаснулся Павел. 

- Берёт!!! И даже спасибо не говорит! И не кормит его! 

- Почему же Лёха наш мне ничего не рассказывал? 

- Да потому что Костик очень стесняется сложившейся ситуации! Мы и сами почти случайно узнали. Я его случайно увидела, когда он ящики разгружал в магазине. В угол зажала и всё из него вытрясла. Так он с меня честное слово взял, что мы никому не расскажем. Боится, что его в детский дом заберут. 

- Да уж, хорошего в этом мало… 

- Да он же не за себя боится, а переживает, что отец без него пропадёт. Понимаете? Вот он его, такого, опустившегося, любит и жалеет. И мать свою бестолковую тоже жалеет, помогает ей своими копейками заработанными! Да это не пацан, а герой настоящий! Ему четырнадцать лет, а он мужчина! А они этого не видят! И думают только о себе! Ну, как это?! 

Павел горько вздохнул: 

- Злат, а ты почему мне об этом не рассказывала? 

- Да говорим же – стесняется Костя. Мы ему обещали. Вот и молчим, сами помогать пытаемся. 

- Эх вы, молчуньи! 

Девушки пригорюнились. Андрей, взглянув на их несчастные лица, спросил: 

- А теперь он, значит, надумал денег заработать, чтобы отца лечить? 

- Алёша так написал. Костя высокий и крепкий мальчик. Выглядит старше своих лет. Да ещё и рукастый, я же уже говорила, так что его вполне могли взять разнорабочим. А брат ваш – верный друг, вот и подался с Костей. 

- И что будем делать? Как искать? 

- У меня такое предложение, - Ирина обеими руками, запустив их почти по плечи внутрь, порылась в летней сумке для переноски слонов, выудила из неё толстенный ежедневник и тоненькую металлическую ручку – для начала надо составить план. 

Её подруга вытащила из своего пучка один из удерживающих волосы карандашей. Тяжёлый узел поехал вниз, но не распустился полностью – удержал второй карандаш. А Злата уселась, поджав ноги, на стул рядом с Ириной. Она потянулась и рукой опустила ближе к столу абажур, который ездил вверх-вниз. Обе с интересом уставились в ежедневник. 

Симонов ласково усмехнулся – типичные училки, но до чего ж трогательные и искренние. Павел перехватил взгляд Андрея и тоже улыбнулся. Улыбка его была чуть насмешливая, но очень тёплая. Симонов уже понял, что хозяин своей молоденькой горячей женой гордится ещё больше, чем отвоёванным у тления Домом. Андрею тоже остро захотелось вот так любить свою жену, которой у него не было никогда, и восхищаться ею. Он снова посмотрел на две склонённые головки – каштановую и светлую – и умилился. 

Ничего не подозревавшие «типичные училки» тем временем план составили и горели желанием его обсудить. Предлагали они следующее. 

Во-первых, поскольку в последнее время нигде в Подмосковье, кроме как в Никольском, у Златы, Костя не бывал, поиски вести именно в вышеуказанном Никольском, которое в последнее время невероятными темпами строилось и ремонтировалось. Так что можно было предположить, что именно здесь сбежавшие искатели подработки и подвизаются на ниве частного строительства. 

Во-вторых, следовало поделить Никольское на квадраты и прочёсывать, заходя на все участки, где ведётся строительство. Да и вообще расспрашивать о двух подростках, которые могли работать и не только снаружи, но и внутри домов, на отделочных работах. 

В-третьих, для ускорения процесса предлагалось искать мужчинам на машинах, а девушкам имело смысл использовать новенькие велосипеды, недавно приобретённые Рябиниными. 

В-четвёртых, приступить к поискам следовало завтра с утра, но, к сожалению, не полным составом. Потому что завтра, в пятницу, у Златы был первый экзамен, на котором она ведущий учитель, а у Павла – важная встреча, которую уже не получалось перенести. Тем не менее, хозяева готовы были присоединиться к Ирине с Андреем, как только освободятся. 

Прочитав хорошо поставленным учительским голосом план, Злата с надеждой воззрилась на мужа и спросила: 

- Ведь ты же готов, хозяин? 

- Готов. Всегда. – Оправдал надежды Павел и чмокнул жену в нос. 

Ирина смущённо потупилась и до боли захотела оказаться на месте подруги, при условии, конечно, что в нос её будет чмокать предположительно бесхозный Андрей Симонов, а не «хозный» Павел Рябинин, который при всех своих многочисленных достоинствах совершенно её не интересовал. Зато интересовал - и ещё как! - почти неведомый брат ученика. 

Она искоса глянула на ничего подозревающего Андрея и растерялась, потому что он, оказывается, тоже смотрел на неё со странным выражением лица. То есть выражение было вполне понятное даже малоискушённой в сердечных делах Ирине Сергеевне. Но меньше всего она ожидала увидеть его в свой адрес. И теперь вместо того, чтобы обдумывать план, мучительно размышляла над увиденным и медленно, но неотвратимо краснела. 

К счастью, затянувшееся молчание нарушил хозяин дома, обращаясь к гостям: 

- План неплохой, и, если все согласны, давайте будем действовать. Предлагаю лишь некоторые уточнения. Завтра, поскольку поиски вы начнёте вести вдвоём, отказаться от использования велосипеда, а прочёсывать улицы на машине. Ириш, ты здесь всё-таки не очень хорошо ориентируешься, а нам со Златиком будет спокойнее, если ты будешь под приглядом Андрея. 

- Да! – добавила Злата. – И давайте найдём фотографии Алёши и Кости. И карту нашего посёлка. Так будет проще. Отксерим, то есть сделаем копии, - поправилась она и засмеялась: хороша, мол, «русичка», словечки просторечные во всю использует, - и будете отмечать дома и улицы, которые проверили. Так мы не запутаемся. 

- Хорошая идея, - Андрей кивнул, а Павел полез по специальной деревянной стремяночке под самый потолок за фотоальбомом и картой. Подготовка к поискам переходила от стадии планирования к стадии реализации.  




Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться