Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 16

Июнь 2000 года. Подмосковье 


Утром малочисленный, но решительно настроенный отряд выдвинулся в сторону Салтыковки. Была суббота, и поэтому народу у станции клубилось много – базарный день. Решив, что будут искать двумя экипажами, разъехались. Рябинины взяли себе улицы по левую сторону от железной дороги, а Андрей с Ириной – по правую. 

Пока стояли на переезде, Ирина задумчиво смотрела в окно. С грохотом подкатила электричка и остановилась, выпуская пассажиров. Мимо потянулся поток людей: салтыковский рынок знали и любили. 

- У меня есть предложение, - начала Ирина. 

Андрей отвлёкся от созерцания полосатого шлагбаума и вопросительно поднял брови. 

- Предлагаю сначала поискать на рынке. Вдруг мальчишки пойдут за едой, или Костик, неравнодушный к старью, решит воспользоваться случаем и посмотреть… Ведь в будни рынок не работает. А сегодня первая суббота с того дня, как ребята уехали. 

- Хорошая мысль, - согласился Симонов. И Ирина довольно заулыбалась. Всё-таки он оказывал на неё гипнотическое воздействие. 

Миновав, наконец, переезд, на котором пришлось простоять добрых пятнадцать минут, и с трудом найдя место для машины в тенёчке, чтобы транспортное средство не превратилось при непосредственном участии весёлого летнего уже солнышка в мобильную душегубку, выбрались на улицу. По причине жары Ирина надела длинную лёгкую юбку, связанную из тончайших льняных нитей кофточку, которую сама ласково называла хламидкой, а на голову повязала пёструю шёлковую косынку: она не любила, когда пекло макушку. Переглянувшись, молча пошли к рынку. Народу было пруд пруди.

- Удивительно, что не все на дачах, - улыбнулся Андрей. Его хорошее, несмотря на неудачные пока поиски, настроение было напрямую связано с толпой. Под предлогом грозящей им в людском море опасности потеряться он взял Ирину за руку, и она не возражала. Чувствуя себя влюблённым подростком, счастливый Симонов с давно забытым душевным трепетом ощущал в своей горячей ладони прохладные пальчики учительницы брата и натурально млел. В душе разгоралось желание свернуть горы ради этой смешной и отзывчивой девчонки, чем он и намерен был заняться. Слегка портило настроение лишь осознание того, что в настоящий момент он готовился свернуть вышеупомянутые горы не для предмета своего горячего, почти подросткового обожания, а для себя. Брат-то был его собственный, а никак не Иринин. 

Предмет обожания в свою очередь тоже был далёк от безмятежного спокойствия. Пальцы в сильной ладони Андрея подрагивали и трепетали, успокоить их никак не получалось. Да ещё и сердце, казалось, тоже мигрировало теперь туда, в соединение двух рук. Влюблённая Ирина с трудом заставляла себя не терять бдительности и оглядываться по сторонам в поисках мальчиков. 



Среди желавших купить и продать что-нибудь разной степени необходимости было сложно пробираться, но руководитель поискового отряда и вверенная ему боевая единица самоотверженно продолжали поиски. Толпа вынесла их к симпатичной аптеке, расположенной в одноэтажном домике жёлтого кирпича. Молодые люди поднялись на ступени и принялись оглядывать бурлящий рынок с этого небольшого возвышения. Из аптеки вышла женщина, с интересом посмотрела на них и неожиданно спросила: 

- Вы тоже к этим, к тренингистам? 

- К кому? - не поняли Ирина и Андрей. 

- Ну, к этим, которые к нам на тренинги приезжают в этот их новый центр, ну, который достраивают сейчас? 

Ирина ровным счётом ничего не понимала и хотела было уже вежливо закончить ненужный разговор, но Андрей почему-то заинтересовался: 

- Мы не они, но нам интересно. Расскажите, пожалуйста. А то вдруг и нам тоже это нужно, а мы не в курсе. 

Сказав это, он улыбнулся так обаятельно, что женщина в ответ тоже разулыбалась и с готовностью дала увести себя в тенёк для разговора. 

- Ну, так что там, с этими, как вы их назвали, тренингистами? 

Женщина принялась путано объяснять, но через десять минут Ирина с Андреем смогли-таки худо-бедно понять, о чём она пытается им рассказать. 



Оказалось, что за несколько месяцев до тёплого летнего утра, когда Ирина с Андреем отправились на поиски сбежавших мальчишек, в Салтыковке появились новые обитатели. Скупив сразу несколько участков на тихой уютной улочке, неизвестный хозяин начал строить дом. Поначалу местные жители не обратили на это никакого внимания. В последнее время их посёлок и соседнее Никольское стали пользоваться большой популярностью у тех, кто хотел жить в собственном доме поблизости от столицы. 

Но вскоре многие стали замечать, что дом строился какой-то странный. Длинный прямоугольный параллелепипед из красного кирпича был слишком большим для жилища одной семьи, первый этаж практически не имел окон, а забор, возводимый вокруг, мог запросто сравниться габаритами с Китайгородской крепостной стеной. 

Стройка, во всяком случае, её видимая часть, завершилась довольно быстро. И в странный дом началось форменное паломничество. Со станции туда тянулись вереницы людей, иногда приезжали и на машинах. Автомобили, среди которых были замечены и весьма недешёвые, на улице не парковали, загоняли на огромную территорию. 

- Поначалу мы их за сектантов каких приняли, - рассказывала женщина. - Очень уж странно всё выглядело. Но потом узнали, что они никакие не сектанты, а тренингисты! 

- Простите, кто? - снова несказанно удивилась Ирина, в очередной раз услышав странное слово. 

- Ну, эти, тренингисты… 

- А, я кажется понял, они тренинги проводят, что ли? 

- Ну да! - обрадовалась тому, что её поняли, женщина. - Они обосновались тут и всё строятся, строятся не переставая. У них уже и большой дом готов, и зал для собраний, и гостиница для своих. И всё продолжают расширяться. Я думала к ним устроиться кем. Но не взяли... 

Услышав о стройке, Андрей с Ириной навострили уши. Симонов, покивав, выражая сочувствие огорчённой даме, спросил: 

- Простите, а где они обосновались, тренингисты ваши? 

- Да там, - женщина махнула рукой влево от станции, - на параллельной улице. Вон, видите, дом красный кирпичный торчит – это их владения. 

- Спасибо, - вежливо кивнул Андрей, который тут же испытал потребность выдвинуться к месту возможного пребывания брата и его друга, но всё-таки путём титанических усилий преодолел её и не рванул с низкого старта, а продолжил диалог: 

– А не подскажете, они строителей нанимают или своих привозят? 

- Нанимают, а как же… Но только всё больше молодёжь. Им взрослые не больно-то нужны. А вот совсем пацанов с девчонками охотно берут на подсобные работы, чуть ли не подростков, - она с любопытством посмотрела на них, - а вы что ж, работать у них хотите? Ну, вы ещё довольно молодые, может, и возьмут. Хотя, конечно, старше остальных, так что, может, и не возьмут… 



- Как же дурят как народ! – сказал Симонов, когда они простились с женщиной, болезненно скривился и покачал головой. – Как дурят! 

- Ну почему? - удивилась Ирина. - Сейчас всякие тренинги ужасно модная и популярная штука, говорят, полезно на них сходить. 

- Ты правда веришь, что можно столько денег заработать какими-то тренингами? - удивился Андрей. 

Ирина засомневалась, но всё же сказала: 

- Может, у них много желающих, а цены высокие... 

Разговор пришлось прекратить, потому что они подошли уже к здоровенному четырёхэтажному дому. 

- Вот это махина, - поразилась Ирина, - неужели в частном секторе можно строить такие?! Смотри, аж над улицей нависает. И прилепили его почти вплотную к забору. Ужас какой-то, а не дом. 

- Да уж, - Андрей тоже был впечатлён довольно мрачной громадиной с небольшими редкими окошками и балконом, опоясывающим дом на уровне третьего этажа, - неприятное зрелище. Где там у них стройка идёт? 

Они прислушались. Звуки стройки раздавались откуда-то издалека, но никак не с участка, занимаемого «тренингистами». 

- Может, у них сегодня нерабочий день? Или женщина вообще ошиблась, и нет здесь никакой стройки? 

- Кто их знает. Но спросить всё равно придётся. Не можем мы мимо такого подозрительного места пройти. – И руководитель поисков, снова взяв за руку боевую единицу вверенного ему отряда и предмет воздыханий в одном лице, решительно направился к металлической калитке. 



База «тренингистов» выглядела более чем внушительно. Глухой кирпичный забор выше человеческого роста, металлическая калитка, покрытая коричневой молотковой эмалью, выпуклый глазок, врезанный в калитку, и кнопка звонка. 

- Как-то мне тут неуютно, - поёжилась боевая единица поискового отряда. Андрей ободряюще улыбнулся и легонько пощекотал пальцем нежную ладошку: 

- Не бойся, я с тобой. 

Ирина решительно расправила плечи и почему-то перешла на шёпот: 

- Не буду. 

Симонов нажал на кнопку звонка и для надёжности несколько раз грохнул в калитку кулаком, с трудом подавив желание ещё и попинать её. 

Долго не было никакого ответа, хотя за забором явно кто-то находился: доносилось копошение, горячий шёпот и топот нескольких пар ног. Послушав эти не внушающие доверия звуки, Андрей перестал отказывать себе в удовольствии и три раза энергично и жизнерадостно пнул калитку, весело пропев: 

- Кто, кто в теремочке живёт? Кто, кто в четырёхэтажном живёт? Отвори-и-ите! Отопри-и-ите! Ваша мама пришла, молочка принесла! 

- По-моему, это из разных сказок, - придушенно прошипела смеющаяся Ирина, прижавшись лбом к холодным кирпичам. 

- Да? – несказанно удивился Андрей. – А я и не знал! Какой пробел в моём образовании! Как же я буду своим многочисленным детям сказки на ночь рассказывать?! 

Ирина захлебнулась смехом и уставилась на него. В этот момент калитка неожиданно распахнулась и в образовавшуюся щель высунулось симпатичное, но очень испуганное девичье личико. Девочка была лет пятнадцати на вид. Огромные карие глаза смотрели на пришедших почти с ужасом. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться