Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 19

Июнь 2000 года. Подмосковье 


Они уже садились в машину, когда Ирина вдруг вскрикнула: 

- Слушайте! Мы с вами с ума сошли все! 

- Что? - испугалась Злата. 

- Мы с вами так спокойно собираемся к отцу Петру. А если мальчишек сейчас убивают?! Или ещё что-нибудь плохое? Помните, записку?  

И она дрогнувшим голосом процитировала: 

- «Беда! Помогите!» 

- Действительно, - согласился побледневший Андрей. 

- Или их вообще сейчас куда-нибудь увезут? После нашего-то визита? 

- Ты права. И что же делать? 

Все растерянно переглянулись. 

- Ехать к отцу Петру надо… 

- Мы можем разделиться… И кто-нибудь из нас будет следить за домом. 

- И что это даст? Там такая крепость, что если мы будем на улице, то ничего не услышим, даже если с забором станем обниматься. Особенно, если ребята в подвале сидят или в каком-нибудь помещении без окон. 

- Значит кому-то надо попасть в дом. 

- Меня и Ирину они уже видели, не пустят. - Андрей с тревогой посмотрел на Павла. - А вам нежелательно светиться. Неизвестно, как дальше дело обернётся… 

- Да, согласен. 

Ирина и Злата молчали. Мужчины тоже. Через несколько секунд Злата встрепенулась: 

- А если Ясеня позвать? 

Ирина воскликнула: 

- Точно! Ясеня! 

- И? - Павел очнулся от задумчивости и заинтересованно посмотрел на жену. 

- При его сумасшедшем обаянии он наверняка умудрится попасть на территорию. 

- Ему нужно не только туда попасть, но и пробыть там какое-то время, пока мы не придумаем, что делать дальше. 

- А Ясень это кто? - спросил Андрей, который вообще ничего не понял из их стремительного диалога. 

- Ясень — это мой лучший друг. - Пояснил Павел. - Он живёт недалеко. И человек надёжный. Если и звать кого на помощь, то именно его. 

- Но как он в дом попадёт? «Тренингисты» эти никого дальше калитки не пустят. 

- Надо подумать… Кому они не только откроют, но и позволят войти внутрь? 

Следующие пару минут случайный прохожий мог услышать, как за кустом сирени несколько голосов лихорадочно спорят: 

- Своих! 

- Мы не свои. 

- Милицию! 

- Лялина нет. 

- «Скорую»! 

- Вряд ли… 

- А если… - Павел замер и, боясь спугнуть мысль, немного помолчал. 

Остальные тоже боялись издать хоть звук. 

- Я, кажется, придумал… Зять нашего Ясеня, муж его старшей сестры, работает в Мосгазе. У него есть и форма. Если Ясень её наденет и скажет, что проводится проверка оборудования по всей улице… 

- Отличная идея, - согласился Андрей, - но проверить газ — дело пяти минут. За это время мы не успеем поговорить с батюшкой и придумать план. 

- Ну, это смотря как проверять. Дом там огромный, есть другие постройки. Кроме того, Ясень может уболтать любого… 

- Тогда давайте ему звонить! 



Через полчаса примчавшийся Ясень выслушал своих друзей и их гостей, выразил немедленную готовность разнести «гнездо тренингистов» в мелкую крошку, с трудом втиснулся в спецовку своего менее габаритного зятя и пообещал: 

- Они меня оттуда не выкурят. 

- Серёжка, хороший мой, ты там поосторожнее! - попросила Злата. 

- Златик, ты ж меня знаешь, - утешил её Ясень. 

- Вот именно… - вздохнула Злата и перекрестила его: 

- Ну, с Богом. 

Пока ехали в Салтыковку, креативный Ясень придумал, что и как будет делать: 

- Я им скажу, что на линии авария. И я как опытный специалист во избежание несчастного случая, пока будут вестись ремонтные работы, должен контролировать давление газа. Как только вы будете готовы приступить к операции, позвоните мне. Я скажу, что ремонт закончен и удалюсь. А при мне они побоятся над мальчишками издеваться. Им лишние уши и глаза ни к чему. Если задумали что плохое, обстряпают всё без свидетелей... 

- Слушай, а если они позвонят в газовую службу? Или у соседей спросят, приходили ли к ним ремонтники? 

- При мне? - удивился Ясень. - При мне они не то что про соседей забудут, они не вспомнят, как их самих зовут. Ты ж меня знаешь. 

- Да, но у тебя форма Мосгаза, а здесь область… 

- Слушай, в Салтыковке московские телефоны, может, здесь и газовая служба столичная. Ну, откуда им знать? 

- Думаешь, прокатит? - Павел всё ещё сомневался. 

- Обязательно! - решительный Ясень послал ему воздушный поцелуй и выбрался из машины: 

- Оревуар! Дуйте к батюшке! Ему от меня огромный привет! 



Отца Петра они нашли в храме. Он готовился к вечерней субботней службе. Время до пяти часов ещё было, и батюшка позвал их в трапезную. История, рассказанная гостями, его живо заинтересовала. 

- Да… - он помолчал, - знаю я этих сектантов… 

- Отец Пётр, подождите… То есть как сектантов? Они же, вроде, тренингами занимаются? А это совсем другое дело. 

Священник вздохнул: 

- А вот так, сектантов. Я сейчас расскажу что и как. И вы поймёте. Но давайте с самого начала… 

В общем, появились они у нас уж с год примерно, даже больше. Меня прихожане сразу в известность поставили. Я навёл справки, съездил, огляделся, и понял, что дело плохо. Конечно, никто про секту не сообщает. Наоборот, они себя называют образовательной организацией. У них всё солидно, чинно, сеть за рубежом и по всей стране, реклама по телевидению,… 

- У нас что только не рекламируют, - не выдержал и перебил Андрей. 

- Это точно, - невесело усмехнулся отец Пётр. - Но тем не менее люди рекламе верят. Сделать с ними ничего не мог тогда, не могу и сейчас. У нас в стране даже слова «секта» в юридическом языке нет. Был я у нашего правящего архиерея. Он мне только посочувствовал и посоветовал усилить миссионерскую работу в Салтыковке и в нашем Никольском. Я усилил, конечно, но, увы, храма в Салтыковке нет, я далековато. А у народа духовная жажда, и стремление к новым знаниям, наоборот, есть. 

Вот и идут люди наши, в делах веры неискушённые, в разные образовательные организации, как они думают. А на деле попадают в ловушку. Обрабатывают их ох как активно! Приходит человек к ним, а там его встречают как самого дорогого гостя, с улыбками и распростёртыми объятьями. И всё приговаривают «мы», «у нас», «семья»… Гость проникается настроением единства, ему внушают всячески, что его очень ждали, что он нужен, а там и дело за малым. Ведь редко кто приходит к ним в состоянии счастья или покоя. Почти все прибегают, когда плохо, бесприютно, тоскливо, когда хочется чего-то нового. Поэтому семена их падают на благодатную почву. Они твердят: «развитие», «перспективы», «шансы изменить жизнь», «достижения»... 

А у нас как? Вы же знаете… Приходит какая-нибудь девочка в храм. А её встречают бабульки наши. И понеслось: не так вошла, крестным знамением себя не осенила, свечку не той рукой передала, не туда встала, не так оделась, глаза не туда, руки не сюда, всё не так… Запугают, затуркают – вот девочка эта к нам никогда больше и не придёт. И ведь всё из лучших побуждений! 

Отец Пётр горестно вздохнул: 

- Ведь хотят добра, а получается беда. Сколько я с моими бабушками борюсь, да всё без толку. Говорю им, объясняю, что людей надо встречать с любовью и долготерпением. Кивают, соглашаются, а сами опять за своё. Рвением своим скольких людей от храма отпугнули! И идут бедные люди кто куда. Кто просто прочь, а кто и в подобные организации. Вот и вся борьба за души людские. Сейчас вот пытаюсь молодёжную дружину помощи впервые пришедшим в храм создать. Как ни дико звучит, но хотим воспользоваться опытом сектантов по работе с новичками. Планируем каждого впервые пришедшего или даже случайно заглянувшего в храм встречать, всё ему объяснять, подсказывать, поддерживать его. От бабушек защищать, опять же… - отец Пётр усмехнулся. – Глядишь, народ и потянется… Ох, что-то меня в сторону увело… 

Павел улыбнулся невесело: 

- То есть странная организация имеется? 

- Имеется… 

- А что про них известно? 

- Сектанты, ну или как их там, заморские. Одно из отделений крупной, очень разветвленной организации, уходящей корнями аж в девятнадцатый век и в страну Соединённые Штаты Америки. 

- Уж не «Очевидцы Яхве» ли? Я их агитаторов в последнее время частенько встречаю. 

- Они самые. Никак их не запретят. Кстати, насколько я знаю, они у себя на родине оформлены всего лишь как книгопечатное издательство. Вот и печатают огромными тиражами свои книжонки. Чего только не выпускают, свои варианты святых книг, буклеты, даже журнал. Называется «Последний редут». 

- Мне такой пытались всучить недавно, - вспомнила Ирина, - яркий, в глаза бросается. 

Отец Пётр кивнул: 

- А у них всё такое. Чтобы зацепить, понравиться. И выглядит всё очень современно, продвинуто, как сейчас говорят. Очень заманчиво. Я бы в юности купился, вполне возможно… Но в последнее время они поняли, что народ на их псевдорелигиозную пропаганду всё меньше реагирует, и сделали упор, на образовательные программы. И мало кто понимает, с кем на самом деле связался... 

- И к ним попали наши мальчишки, - Ирина расстроилась до слёз. - Что же делать? 

Павел решительно встал: 

- Батюшка, благослови мальчишек наших поискать в этом доме. 

- Хотите рискнуть? А план у вас есть? 

- Пока в общих чертах. 

- Так, может, к Володе Лялину нашему всё-таки обратиться? 

- Да он же в отпуске! Расщедрилось начальство, летом отпустило. А он в Карелию рванул. Поди найди его там. Да и чем бы он помог, если на этих «тренингистов» никакой управы нет? 

Отец Пётр хмыкнул: 

- Точно, забыл я, он же неделю назад, перед отъездом, был у меня. Только с каких пор у нас конец мая – это лето? 

- Ну не зима же, - засмеялся Андрей, ему ужасно нравился весёлый, всё понимающий священник. 

- Поэтому придётся самим. Только, батюшка, мы вам ничего не говорили, а вы ничего не слышали. 

- Ох, грехи мои тяжкие, - вздохнул отец Пётр, - вы уж там не слишком зарывайтесь, постарайтесь поменьше закон нарушать… 

- Да мы попробуем почти честным путём, разве что соврать придётся. Хотим выдать Злату за представительницу их целевой аудитории. Так сказать, внедрить её в их ряды… Вроде бы её во время разведки никто не видел. Во всяком случае, мы не заметили. Так что рискнём. 

- Злата, ты будь поосторожней, поостерегись. – Батюшка покачал головой. – Постарайся их обработку мимо ушей пропускать, а то, неровен час, внушат тебе что-нибудь, собьют с пути истинного… И обманывай поменьше… Ну, а я тут пока молебен отслужу в помощь вам. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться