Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 33

Июнь 2000 года. Подмосковье 


Уже дома у Рябининых, когда эйфория и радость победы немного поутихли, а возбуждённые до нельзя дети были накормлены и уложены спать, стали подсчитывать урон. В плюсе были невредимая, только порядком испуганная женская часть отряда и найденные дети в количестве трёх штук. В минусе – основательно избитая мужская часть отряда. 

- М-да… - доктор Симонов, оказавший первую помощь всем, включая самого себя, задумчиво обозрел валяющихся на диванах и креслах совершенно обессиленных соратников и с интересом заглянул в старинное зеркало. – Хороши! Как я на работу-то завтра пойду? То есть, уже сегодня… От меня же пациенты шарахаться станут. А, впрочем, я сейчас не один, позвоню с утра, отпрошусь, коллеги против не будут. Пока народу хватает, в отпуск ещё никто не ушёл. А вы как, Паш, Серёг? 

- Ну, наши сотрудники будут, конечно, в шоке. Но переживут, я думаю, - хмыкнул Павел. 

- Ага, - согласился Ясень, - но от клиентов и партнёров придётся пару дней попрятаться. 

- Недельку, - авторитетно не согласился Андрей, глядя на разбитые скулы и губу напарника, - как минимум. 

- Да? 

- Да. 

- Неделю, значит, неделю. Придётся Симе побыть лицом фирмы... Это наш друг и коллега, - пояснил Ясень Андрею. 

Тот кивнул: 

- Ясно. Хорошо, когда есть, кому заменить. Но у нас имеется ещё и другая проблема. Что мы будем со всем этим безобразием делать? 

- Ты про «гнездо»? 

- Про него. 

- Очень не хочется, но придётся идти сдаваться в милицию. Иначе мы никак не сможем об этом непотребстве сообщить. 

- Ага. И станем мы не соратниками, а подельниками. 

- А нельзя анонимку подбросить? - слабо подала с дивана голос побледневшая Ирина. – Приложим к ней все фотографии, там же много чего есть, вы же сами рассказывали. Должны отреагировать. 

- Я боюсь, что пока суд да дело, пока на анонимку отреагируют, как ты говоришь, наши преступники всё подчистят и сбегут. Ну, или не сбегут, но следы позаметают, - вздохнул Андрей. 

- Это точно, - кивнул Павел, - если они не дураки и не совсем обнаглели, конечно. Мы, само собой, старались документы на места класть и компьютеры выключили. Но, если подозревать возможность вмешательства, то следы заметить несложно. Это если бы они ни о чём не догадывались… Тогда была бы надежда. А так – вряд ли. Они же видели нас всех. И поняли, что мы выбрались с их территории. Да ещё могут заподозрить, что был и ещё один человек – стрелок, так сказать. Лучник. Вряд ли они поняли, что Ирина и лучник — одно лицо. 

Все негромко фыркнули, а Ирина покраснела. Андрей, севший рядом с ней – после всех потрясений он твёрдо вознамерился провести остаток жизни рядом с любимой, коей, как уже все поняли, как раз и была Ирина, собственнически приобнял её за плечи. Любимая, потрясённая до глубины души, и не думала сопротивляться. Правда, пребывала она при этом в состоянии шока, как сам для себя машинально определил доктор Симонов. Но шока приятного – самоуверенно добавил про себя Андрей, велев доктору помолчать. 

Как обычно и бывает, именно в момент всеобщего веселья и единения очень не вовремя зазвонил телефон. Произвёл он ошеломляющий эффект. Хохот прервался. Все застыли с открытыми ртами и вытаращенными глазами. Ирина медленно повернула голову в сторону часов, висевших на стене. Пять утра. Помрачневший Павел встал и подошёл к столику, на котором трясся и чуть ли ни подпрыгивал возмутитель спокойствия, заливавшийся громкой трелью. Когда он заговорил, голос его звучал хрипло: 

- Да. 

Трубка старого телефона взорвалась такими негодующими воплями, что слышно было всем присутствующим. Кричал Лялин, вроде как отдыхавший в Карелии. 

- Что «да»? Что, я тебя спрашиваю, «да»? Куда вас угораздило опять вляпаться? Ну ладно ты! Но Злата! Злата! И она туда же! Что ж за жизнь-то у меня такая? 

- Володь, ты что? – удивился Павел. – Ты где вообще? 

- Я где? – Лялин начал с конца. – Я пока ещё в отпуске! Но он уже – чтоб вам пусто было! – заканчивается! Меня отец Пётр разыскал со словами, что вы там похищенных детей из какой-то секты собираетесь выручать! С ума посходили вы там, что ли?! Какие дети?! Какая секта?! Здесь клёв обалденный! А я всё бросил! И уже сижу в аэропорту, рейса жду! Вам, гадам, дозвониться с вечера не могу! Уже самое плохое передумал! А он мне спокойно так «ты вообще где?» Это вы где были, искатели приключений?! 

- Володь, ты не волнуйся, - Павел упорно не переходил на ответные вопли и говорил преувеличенно спокойно. – Мы уже дома. Детей спасли. Все живы. Почти здоровы. Так что ты отдыхай дальше. Мы с утра пойдём вашим сдаваться. 

Трубка снова завопила голосом Лялина, который, похоже, забыл, что по телефону не обязательно орать, чтобы тебя услышали: 

- Как сдаваться?! Зачем сдаваться?! 

- Там в организации этой очень плохие дела творятся. Мы пофотографировали кое-что, девочка, свидетельница, у нас сейчас. Вот об этих делах и хотим сообщить твоим коллегам. 

- Никуда не ходить! Сидеть! Ждать меня! - рявкнул Лялин и добавил: 

- Объявили посадку, я скоро буду! 

- В какой аэропорт прилетаешь? 

- А вам зачем? – вдруг довольно спокойно поинтересовался Лялин. 

- Встретим тебя. 

- А... Ну, давайте. Сейчас спрошу, куда прилетаем, я не узнал даже, забыл обо всём с вами, - голос его стал менее слышен, - Девушка, девушка! А куда прилетаем? В «Домодедово»? Говорят, аэропорт «Домодедово» 

- Понял. Будем там. 

- Ну, давайте, авантюристы. Ждите. И чтобы никакой больше самодеятельности! 

- Поняли, - усмехнулся Павел, - ждём. Лети спокойно. 

- С вами спокойно не получается, - буркнул Лялин и отключился. Павел аккуратно положил трубку на старинный аппарат, рухнул в кресло и захохотал. 

- Ну, вот и всё. Поспать теперь уже не получится. Девчонки, Андрей, Серёг, вы давайте по постелям, а я за Лялиным поеду. 

- Я с тобой! – дружно подорвались верная жена и Ясень с Андреем. 

- Злат, ты спать! Это не обсуждается. Андрюх, Серёг, спасибо, вместе веселее, конечно. 

- Тогда бегом на кухню, - Злата ослушаться не посмела, но и своё слово вставила: 

- И не вздумайте сопротивляться, как хотите, но голодными не отпущу. 

Не собираясь отказываться, умяв исключительно подходившие по времени гороховый суп с рёбрышками и картошку с селёдкой, мужчины собрались в аэропорт, снабжённые нарезанными яблоками и грушами. 

- Чтобы не заснули в дороге, - прокомментировала Злата, сунув им в руки по пластиковой коробке с фруктами, - и обещайте петь всю дорогу. Громко и с душой! 

- Туда – обещаем. 

- А обратно мы будем отчитываться, а Лялин – вопить. Так что не заснём. 

- Ну, тогда ладно. Лялин у нас такой громкогласный, что и вправду не уснёте, - успокоенно кивнула Злата, и Павел с Ясенем и Андреем уехали. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться