Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 36

Июнь 2000 года. Москва 

 

Пленников они пока оставили у Рябининых. Алине с Костей просто некуда было идти, а Алёша отказался уезжать без друзей. Павел, глядя на троицу, махнул рукой и заявил, что три лишних рта им никак не помешают и уж совершенно точно не объедят. Рты радостно заулыбались и сообщили, что не только не помешают, но даже с готовностью помогут. Например, в благородном деле борьбы с завалами, оставшимися в дальних углах сада от прошлых хозяев и не до конца разобранными. При этом уточнили, что дело это небыстрое, и ждать его окончания раньше, чем к концу недели, бессмысленно. Обомлев от такой беспардонности, Андрей собрался было брата вернуть с небес на землю, то есть из Никольского в Марьино, но посмотрел на его счастливую влюблённую физиономию, обнаружил в себе чувства, до неприличия сходные с ощущениями впервые влюбившегося младшего братца и остаться великодушно разрешил.

Гостеприимные хозяева свозили Алину к бабушке в больницу, упросили разрешить девочке пожить у них, и хотели было ехать к Косте. Но тот сказал, что дома его не хватятся ещё месяц, как минимум, и можно ни о чём не извещать. Ирина сначала порывалась всё же сообщить Добролюбовым о сыне, но Андрей, мягко взяв её за руку, шепнул:

- Чуть позже. Попробуем решить проблему, тогда и сходим к ним. Пусть ребёнок отдохнёт на природе, с друзьями, в человеческих условиях.

И она, конечно, согласилась. В очередной раз подумав, что приятно быть не самой по себе, а рядом с сильным и умным мужчиной. И добрым, - добавила она по размышлении, - и мудрым… и сострадательным… и неравнодушным… и… - на этом она с усилием оторвалась от восхищения неожиданным своим женихом и попыталась вникнуть в общую беседу. Вникла, но ненадолго. Потому что счастливое сердце её от созерцания любимого выросло до размеров совершенно нереальных и самовольно заняло весь невеликий Иринин организм, вытеснив всё остальное, включая мозг, на периферию.

 

До Марьина они долетели быстро. Когда Андрей подвёз переодевшуюся Ирину к школе, они долго не могли расстаться. Меньше всего Ирине сейчас хотелось разлучаться с Симоновым. Но и Андрею тоже надо было на работу. Он будто почувствовал её настроение, вышел из машины, помог выбраться и ей, подхватил летнюю сумку для переноски слонов и направился по ступеням в школу. Увидев их в такую рань, деликатный охранник Василий Сергеевич, украдкой поглядывая на избитую физиономию Симонова, начал любимый свой разговор:

- Ирина Сергеевна, дорогая вы моя! Когда ж вы высыпаться-то будете? Ну, давайте я вам матрасик положу в фойе. Будете здесь ночевать. Всё дольше поспать удастся.

- Василий Сергеевич, да у нас вся школа так работает! На всех матрасов не напасёшься! Если только спортзал, фойе и столовую вместе с рекреациями матрасами устелим.

- Это точно, - согласился охранник, - у нас и Инна Аристарховна, похоже, исправляться начала. Сегодня вон даже раньше вас пришла! Но всё равно больше вас со Златой никто не работает. Хорошо хоть, её Павел забирать стал.

- Ирина Сергеевна тоже скоро будет вечерами раньше уходить, - не выдержал до крайности гордый Симонов, - я прослежу.

Василий Сергеевич благодушно закивал, потом замер и с восторгом и надеждой уставился на них:

- Я вас правильно понял?

- Абсолютно.

Охранник заполошно всплеснул руками и кинулся их обнимать. Ирина, которую он на радостях стиснул так, что ей стало трудно дышать, мельком глянула в огромные зеркала, которыми были увешаны стены. «Ну, чисто, роза, - подумала насмешливо, - такая же красная». И точно, покраснела она так, что трудно было бы не заметить. К счастью, кроме Василия Сергеевича и Андрея «замечателей» рядом не оказалось.

К кабинету она подходила в настроении, близком к эйфорическому. Рядом шёл любимый, вымечтанный мужчина, в реальность существования которого она уже и верить-то перестала. Ан нет, он существует, оказывается. Да ещё и – бывает же такое! – умудрился не просто рядом появиться, но даже влюбиться в неё.

Что ни говори, а права Злата. Чудеса случаются! И среди многочисленных дел и случаев учительницы химии Ирины Сергеевны нашлось место и сказке. Она блаженно улыбнулась и подумала: неправа мама, не останется она старой девой.

Андрей будто почувствовал что-то и, не дойдя пары шагов до её кабинета, прижал Ирину к себе свободной от летней сумки для переноски слонов правой рукой и поцеловал. Она хотела оглянуться – нет ли кого – но, подумав, плюнула на приличия и, тихо засмеявшись так, что у Симонова холодок пробежал по загривку, нежно прильнула к нему. Слоновья сумка с глухим грохотом ухнула на пол и следующие несколько минут там и оставалось.

Наконец, невероятным волевым усилием Андрей Евгеньевич Симонов заставил себя вспомнить о том, что он врач, и отправился на работу. Ирина Сергеевна Дунаева тоже задумалась об исполнении служебного долга и, бросив сумку в кабинете, направилась за экзаменационной папкой к завучу. В девять уже должен был начаться очередной экзамен. День покатился своим чередом. Обычный день, обычные дела. Жизнь снова шла своим чередом. Только теперь Ирина не чувствовала никакой пустоты. Словно нашёлся и встал на своё место один-единственный кусочек паззла. И картина стала полной, правильной и очень красивой.



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться