Дело № 1, Раздор на Дженариусе

Пролог

Юнлинги требуют много терпения. Наверное, именно поэтому падаванов ставят в помощь мелким, чтобы те быстрее научились основам. И если история, математика и техника — это просто напряжение ума, то акробатика с использованием Силы — это уже сложная задача, требующая как напрячь голову, так и мышцы. И тут вечная проблема: одни слишком полагаются на мышцы, вторые даже не напрягают их.

— Ну же! – процедил я от нетерпения. – Это просто кувырок. Даже Силу не надо прикладывать. Просто прыгни вверх, забрасывая стопы, и приземлись на них.

— Да-да. – Юнлинг, уже красный и потный от усилий, продолжал пытаться сделать сальто, постоянно приземляясь то на задницу, то на спину.

— Ну, давай, мы же оба хотим на обед. Мастер не отпустит, пока ты не сделаешь два хороших сальто.

— Да знаю. – Обиженно ответил мальчик девяти лет. – Я просто не понимаю, почему не получается.

А я знал. Он не докручивал в прыжке. Как объяснял мне мастер, переднее сальто требует большего импульса, который исходит от ног. А заднее сальто требует перебороть страх прыжка в необозримое место, но тут выручает Сила.

С обратным сальто юнлинг справлялся хорошо.

— Закрой глаза и прыгни ещё. – Посоветовал я наугад.

— Закрыть? – с непониманием переспросил мальчишка.

— Да. Вдруг хоть так получится. Если ты справляешься с задним, то сделай тоже самое на переднее.

Мальчуган нахмурился, закрыл глаза и попытался исполнить элемент. Но меня это уже толком достало и, как можно незаметнее, я толкнул Силой его стопы в самом верхе прыжка. Сальто получилось. Юнлинг легко качнулся при приземлении.

— Ого! – он посмотрел на меня ошарашенно, сохраняя баланс расставленными руками. – Получилось!

Мальуган радостно засмеялся. После чего припал на колени, отдыхая. Резко, но мягко я вернул его на ноги.

— Нет, не сиди. Кислота поступит в суставы, и не повторишь.

— Я устал. – Твёрдо ответил он.

— Сделай ещё, и пойдём отдыхать. – Начал я выторговывать у него необходимое условие моего допуска на обед.

— Не могу! – в ответ мальчик повысил голос.

— Я помогу. Только прыгни, и пойдём уже. Жрать охота. – Полушёпотом попытался уговорить его.

Юнлинг сурово посмотрел на меня и вздохнул. Благо на этом его возмущения закончились, и мальчик прыгнул. Я собирался воспользоваться Силой снова, чтобы помочь ему, но почему-то не стал. Что-то было иное в его прыжке. Более резкий и высокий прыжок подсказали, что на этот раз ученик справится сам. Мне оставалось лишь его подхватить после приземления.

— Отлично. – Мягко похлопал я его по плечу, когда мальчик приземлился, и повернулся к учителю. — Мастер! Он справился!

Наставников у нас было в избытке, и каждый тренировал юнлингов. Сегодня была очередь мастера Фьонга, рослого кел-дора, который очень много внимания уделял физической подготовке. Когда он нас учил, то всегда повторял, что информацию можно достать из архивов, а сильное тело и выносливость ни у кого не попросишь.

— В самом деле? – Фьонга внимательно посмотрел на нас. – И как?

— Хорошо. Последний раз даже слишком хорошо. – Я не стал скрывать успех мелкого. – Думаю, скоро сможет это повторить на камне.

— А ты, юнлинг? – кел-дор повернул голову к ученику. Только так он мог показать, куда смотрит, ведь они никогда не снимают дыхательную маску и линзы.

— Да, думаю, смогу. – Неуверенно и устало ответил ученик.

— Понятно. Ладно, идите в столовую.

Отпущенный юнлинг убежал из зала с удивительной прытью, как будто и не устал. Я проводил его сердитым взглядом: обманул же, симулянт. Мог бы и ещё попрыгать без проблем. Я тоже хотел отправиться в столовую, однако Фьонга слегка кивнул мне, приподняв голову:

— Тебя хотел видеть твой учитель. – Передал мне мастер. – И будь добр: в следующий раз не используй Силу, когда тренируешь кого-то. Он должен уметь всё делать сам.

— Конечно, мастер. – Кивнул я, соглашаясь с догмой. – Я просто помню, что тут самое главное — чтобы первый раз получилось. Дальше...

— А дальше иллюзия, что справишься. – Строго прервал меня кел-дор. – Никогда не срезай дорогу, если речь идёт о подготовке и тренировках. Один раз, научив неправильно, ты вынуждаешься юнлинга переучиваться на верное исполнение. Ты помнишь, что именно так и становятся приверженцами тёмной стороны.

— Да, мастер. – Я уже переставал его слушать, но держал голову прямо и внимательный взгляд. Эти нотации каждый ученик слышал не одну сотню раз.

— Ступай. – Мастер указал на дверь, а сам направился к другой.

Я выдохнул и протёр лицо. Усталость от обучения молодых и неопытных чувствительных накрывает сильнее, чем тренировки нашего дроида Наставника, который абсолютно не нейтрален к эмоциям, амбициям и усталости. Но даже он бы устал учить дисциплине эту малышню. Несмотря на желание поскорее уйти, покинул зал тренировки неспешным шагом, чтобы отличаться от выбежавшего нетерпеливого юнлинга. Я же падаван.

Было бы неплохо принять водный душ, но такая роскошь у нас была лишь по натундам (пятый день галактической недели, в которой пять дней). Поэтому я направился в освежитель, где уже закончили пользоваться ультразвуковым душем те, кто освободился раньше. Хорошая вещь, но горячая вода всё же приятнее после тренировки. Возможно, если бы мы были на Манаане или ещё на какой водной планете, мылись бы водой каждый день. А на Алмасе есть только песок, ядовитые газы и каласин, который даёт хоть какой-то кислород. Есть, конечно, грунтовые озёра, но учеников учат превозмогать трудности. Или просто боятся, что кто-нибудь потратит всю воду, пытаясь смыть десять потов, сошедших после тренировок.



Маман Бриджит, Алекс Горн

Отредактировано: 21.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться