Дело № 1, Раздор на Дженариусе

Глава 4

На моё счастье, собиратель оказался не очень далеко: мне удалось добраться лёгким шагом от места стычки до завода буквально за 15 стандартных минут. Издалека завод был похож на три сваренные мензурки с длинными узкими горлышками, которые тянулись до следующего яруса, уходя внутрь него. Иллюминаторы в блоках, расположенных вокруг «мензурок», присутствовали, но были закрыты светофильтрами, не позволяющими увидеть, что происходит внутри. Я начал обходить территорию завода по кругу, изучая его по периметру. Лазер ограждал не только корпуса, но и прилежащую территорию, что усложняло проникновение. Между ограждением и зданием курсировали дроиды-наблюдатели. Судя по всему, пробраться незамеченным обычному жителю очень сложно: пол металлический, забор на три метра высотой без каких-либо прорех. Отключить лазеры нельзя без срабатывания сигнализации, если только не сделать это изнутри, однако тогда какой смысл проникать через забор, если диверсант уже там?

            Проще всего было бы перепрыгнуть преграду и дойти до места подрыва, минуя патрулируемые участки, но это глупо: у меня нет никаких идентификаторов — быстро раскусят после попадания в здание. И я никуда не дойду. Оставался самый очевидный, но сложный путь: проникнуть под видом сотрудника, а по дороге разжиться документами. Мне понадобилось некоторое время на подготовку, прежде чем направиться к парадному входу: важно полностью расслабиться и состроить незаинтересованное лицо, словно я тут хожу каждый день.

            Нас не учили проникать внутрь охраняемых объектов, поэтому я вспомнил то, что мне рассказывал Каетано о проникновении туда, где тебе быть не положено. В первую очередь, тебя не должны запомнить, а значит веди себя как можно скучнее и буднично. Хорошо, если ты заходишь не один: смешайся с ними и делай как большинство. Во-вторых, убедись, что ты не выделяешься. Глупо проникать в бар, если туда не заходят люди. Если получится — спрячь лицо или надень респиратор. В случае подозрений покашляй — это отпугнёт нелюдей.

            Респиратора, к сожалению, у меня не было. Да и проникать с закрытым лицом — это нарушение второго совета. Никогда не понимал подсказки Каета относительно маски: разве в ней ты не будешь запоминаться? Максимум, что я придумал за неимением остальных вариантов — растереть лицо руками, делая его более красным. Эффект пропадёт через несколько минут, но будет хоть какая-то проблема с опознаванием, если личность проверяют не люди.

            Я подошёл к шлюзу, который открылся при моём приближении, словно я заходил в магазин, а не на охраняемый объект. Внутри уже я обнаружил противоречие системы безопасности: проверку личности проводил дроид. Я сразу определил модель дроида: обычный секретарь, поставленный для простенькой работы. Видимо, никто не собирался тратить деньги на нормальную систему распознания, а из-за круглосуточной эксплуатации абсурдно было посадить живого консьержа. Но неужели нельзя было сделать вход на завод по картам доступа? Дроиды этой модели чётко следуют протоколу и с ними не могло сработать обаяние. Подивившись буквально секунду, я скинул удивление с лица и приблизился к проверяющему, сразу сообщая:

— Забыл документы. — Сказал буднично и как само собой разумеющееся. Если позволить дроиду заговорить первым — могут запуститься алгоритмы дополнительных вопросов для авторизации.

— Имя бригадира. — Дроид-секретарь, к счастью, совершенно не обладал возможностью установить, что я не работник. Повезло. Видимо, сотрудники слишком часто теряли проходные карты, а работать надо. Теперь оставалось успевать продумывать дальнейшие шаги. Если я провалюсь хоть на одном этапе, то меня схватит охрана и тогда без Силы мне не выбраться. А раскрывать себя нельзя.

— Не помню. Он этот, ну, тарасин, который. Морда ещё чешуйчатая, наглая. — С трудом произнёс, надеясь, что на заводе есть представитель коренной расы, занимающий позицию начальника.

— Ждите. — Дроид опустил голову и принялся что-то отправлять.

Я не просто так выбрал тарасина: они плохо различают нас. Эта раса после людей самая вероятная на руководящей должности, а что главное — у меня была практика по работе с разумом тарасинов. Помимо отработки Силовых приёмов в зале, поощрялась и самоподготовка особенно в паре с кем-то. Фис с удовольствием впитывал новые знания, а меня брал «на слабо» сложный приём, который мог оказаться чуть ли не самым важным для путешествующего джедая — уговорить противника оставить тебя в покое, не прибегая к световому мечу. Благодаря нашим тренировкам, я знал, как влиять на разум тарасинов лучше, чем даже на мозг людей. Размяв пальцы и сделав несколько дыхательных упражнений, я приготовился к важнейшему испытанию моих способностей.

            Влияние на сознание — несложный трюк, но требующий концентрации. Рыцарю становится проще из-за тренировок, но даже для них некоторые рассудки слишком крепки и только коллективными усилиями получается взломать их. Поэтому к влиянию я решил прибегать в крайнем случае, а лучше обойтись более слабой версией: отвлечение внимания. Жертве покажется, что где-то что-то произошло, и она повернёт голову в нужном мне направлении. Оставалось лишь придумать, как мне просочиться внутрь, не оставляя памяти о себе. Дроид меня запомнит, но это можно будет исправить на выходе: его модель мне хорошо знакома, а значит выкрасть банк памяти будет просто. Бригадиру же надо немного затуманить разум едва он выйдет.

            Руководитель малого звена вышел через десять минут: красный тарасин с уставшими глазами, в синей форме с зелёной оторочкой. Видимо, руководство на заводе было принято выделять так, чтобы его можно было распознать даже спросоня.

— Пришёл? Давай внутрь. — Он махнул рукой, предлагая быстро забежать в коридор. Судя по голосу и размытому взгляду, он находился на смене уже не первый десяток часов. — Почему без документов?

            Я применил влияние на сознание, едва он закончил фразу: вытянул руку, сосредоточившись на его мозге. Знание нервной системы – преимущество, а мой сосед по келье был так великодушен, что помогал с обучением влиянию на себе. К тому же Фис был очень хорош в противодействии Силе, как и каждый джедай. Поэтому, даже зная его мотивы, скорость реакции и степень сосредоточенности, он – джедай, который мог не опасаться, что я возьму его за мозги и заставлю плясать на виду у наставников. Подобное сейчас можно было сделать с бригадиром.



Маман Бриджит, Алекс Горн

Отредактировано: 21.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться