Дело исчезновения моего отца.

Размер шрифта: - +

XXII

XXII

 

На обочине дороги отдыхает жёлтый автобус. Точно такие карапузы ползают по дорогам нашего родного города. Я встрепенулась и Кристи ударила по тормозам. Не успел Макс сбросить дремоту, а двери пикапа уже взломала г-жа Заведей.

- Куколка моя, - баюкает она свою дочь. – Как же я молилась! – из горячих глаз матери брызнули слёзы.

Мне тоже достался кусочек ласки, г-жа Мария приобняла меня одной рукой и на мгновение я потеряла тоску о Максе.

Из автобуса вываливали молодые мужчины, все как на подбор рослые. Одеты они в разноцветные майки, и однотипные чёрные бермуды, на головах – бейсболки тоже разноцветные, но одного кроя, даже козырьки украшены одинаковыми кольцами из чернёного металла. Среди них порхали две или три женщины в платьях с шёлковыми крыльями на руках. Казалось, они уговаривали мужчин не приближаться к нам.

Макс, как только выполз из пикапа тут же подбежал к автобусу. Его окружили широкоплечие мужчины. Усилился гомон, и я почувствовала на себе чей-то убийственно тяжёлый взгляд.

Конечно, это смотрит на меня г-н Заведей. Он одет в облегающий костюм, точно такой же как у киношных супергероев. Возможно, он ненавидит меня и считает, что я чуть не погубила его дочь. Тревога расползается в моей груди и хочется съёжиться.

В автобусе нас Кристи укутали в одеяла и подали кофе. Вспененный капучино и сэндвичи с ветчиной. Я впервые так остро чувствовала голод и вкус еды, на дне моего чрева открылась бездна. То и дело кто-нибудь из стандартных мужиков заглядывал в автобус, г-жа Заведей каждому кивала, а они, будто под копирку, сканировали меня глазами и понимающе улыбались. Заглатывающую целиком ветчину встретишь не каждый день. Г-жа Заведей не успевала подкладывать мне сэндвичи и, наконец, плюхнула всю корзину передо мной. Вот теперь она спокойно насладится кормлением своего дитя. Кристи ела беспокойно, она переставала жевать и пускалась в разговоры, г-же Заведей приходилось перебивать свою дочь и впихивать в неё кусочки промасленного хлеба.

- Почему к нам не подходит папа? – нахмурилась Кристи, устремив взгляд в окно.

Я насилу оторвалась от ветчины и тоже посмотрела. Картина ужаснула меня. Моя матушка колотит в грудь г-на Заведея, а тот и ухом не ведёт. Стыд разлился по щекам и тут же пропал аппетит. Я бросила надкусанный сэндвич обратно в корзину и кусаю губы.

- Отец поздно предупредил её, - оправдывается матушка Кристины, - Идея с Деневером не пришлась ей по вкусу.

- Вы, вот так, просто … и не скажите ей ничего? – спросила я, нахмурив лоб.

- Эй, вы там! – стукнула г-жа Заведей в окно, - Остановись, - закричала она, открывая створку.

Матушка тут же разревелась, а отец Кристины бросил на нас гневный взгляд и скрылся из виду.

- Когда мы поедем домой?! – воскликнула мама Кристины, и ей ответил голос под окном:

- Ещё не было команды.

- Какой ещё команды? – возмутилась она.

- Ваш муж отдаст приказ, тогда мы и тронемся в обратный путь, - ответил голос. Силуэт говорящего обрёл форму и стал ещё одним парнем в пёстрой майке и бейсболке с кольцом.

- Почему он медлит? – спросила с болью в голосе г-жа Заведей.

- Не могу знать, - пожал плечами парень, - Вероятно, это всё из-за трагического известия, которое пришло только что.

- Какое трагическое известие? – схватилась за сердце г-жа Заведей, - Не молчи! Может, ты хочешь служить в этом проклятом Деневере?! А не в нашем сытом городе?

- Не уверен, что могу говорить на эту тему, - поджал губы страж, - ну и знаю всего ничего. – Встретившись взглядом с женой босса, он остолбенел и залепетал, - Ну, так это, ничего страшного такого уж. Жизнь есть смерть, как говорится. Ну, и ваш родственник, того, и ваш муж - того.

- Чтоооо? - выпрямилась во весь рост г-жа Заведей.

- Ну, г-н мэр расстроен, - заглаживает нелепость страж, - его брат двоюродный или типа того… Умер сегодня утром.

- Брат? – выкатила глаза Мария.

- Или типа того, - замялся страж, - я же предупреждал, что не в теме. Погиб, вот, погиб! – просветлело лицо стража, - трагически погиб. Да вы у г-жи Дан поинтересуйтесь, - страж подхватил мою матушку и ловко приставил её, размазывающую на щеках слёзы, к окну.

- Как ты могла? Как ты посмела? – вопрошает моя мать г-жу Заведей, - Ты же знала, чем это может закончиться? Ты же знала, что она моя дочь?

- Мама, оставь укоры, - поднялась я, - иди в салон. Мне стыдно. Не оскорбляй моих друзей, - взмолилась я, но мама разрыдалась ещё сильнее.

- Не переживай, - дотронулась до моей головы г-жа Заведей, - это стресс. Она была в полном неведении. Она терпеть не может Деневер.

- Мама не сердится, - встряла Кристина и прильнула ко мне лохматой головой, - мы вернёмся, и всё будет по-прежнему, - заверила она или помолилась.

 



Юлия Ершова

Отредактировано: 05.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться