Дело исчезновения моего отца.

Размер шрифта: - +

V

V

- Я не нужна никому. Все меня бросили, - вцепилась в мою руку девушка-воробышек и чирикает. Она увязалась за мной, как дворовой котёнок.

- Ты ведь не уповала на нашу встречу, когда сбегала? Вот и не было меня в самолёте, - с дерзостью ответила я, - Так и живи.

- Ты не представляешь как горько, когда бросает мать, ты не знаешь… Ты что? Бездушная совсем? Да ты человек? – вопит она, путаясь под ногами.

Меня будто током пробило от пят до макушки. Я остановилась как вкопанная, замерла, как мандариновое дерево около отеля, где ожидает меня бронь. Я смотрю в окна отеля. Они пусты, как глазницы слепого. Двор отеля безмолвствует, как мёртвая вода бассейна.

- Да, я – человек! – произнесла я с пафосом, и чтобы доказать, чтобы понять, что я такая же я как все, буркнула, - Пойдём…

Она обвила меня змейкой, шею, плечи, колени. От неё пахло молоком, только скисшим.

- Иди в душ, - бросила я своей новой проблеме и пнула сумку. Досада сжимала грудь. Веки нависли тяжестью. Я упала в кресло у окна, комнату осматривать совсем не хотелось.

- Ага, - пискнула она и не сдвинулась с места.

- Ты будешь мыться? Или мне вытолкнуть тебя? – вскипела я.

- Ага, - засуетилась она и покраснела, - я не знаю...

- Что ты не знаешь? – вскочила я, - Что? Ты выросла на помойке?

Девочка, кивая, попятилась к двери ванной. И тут меня посетила не прошенная гостья, которую я ненавижу. С ней справиться невозможно, чего только я не пробовала. Заявляется когда захочет и ну измываться, картинки с моим участием демонстрирует и молчит. И молчание это – душу мою съедает. И не уйдёт, пока я в ноги к ней не брошусь и прощение вымаливать не стану. И это в лучшем случае – чаще она меня взглядом направляет на место, где я попала к ней на карандаш, чтобы я грех свой искупала. Боюсь я её, проклятую, свободой моей питается.

- Ладно, - согласилась я с ней и рукой позвала девочку, прилипшую к двери ванной. Та припахала ко мне, на лице её появилась едва уловимая улыбка. – Послушай, извини. Я устала. Я прилетела в Деневер работать, - развела я руками, - а ты, как снег на голову. Понимаешь?

- Да, - с радостью согласилась девочка, - ты очень добрая. Ты – самая добрая, ты самая лучшая на свете.

Я еле сдержала слёзы – как же она похожа на Кристину, на мою Кристину из детства.

- Одежду брось в пакет, всю. Наденешь халат. Шлёпанцы.

- У меня нет другой одежды, - опустила голову она. Слова давались ей с трудом.

- Слушай меня, договорились? Ты ведь не хочешь, чтоб тебя нашли?

Девочка побледнела и кивнула. Прошлое пугает её, впрочем, как и меня. Я – человек без прошлого. Мы подходим друг другу.



Юлия Ершова

Отредактировано: 05.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться