Дело Кристофера

Глава 27. Разоблаченные

Настоящее время

Несколько секунд информация до меня не доходит вовсе. А потом я начинаю… хохотать. Истерично так, пополам сложившись. Потому что идиотка. Здесь никогда не звали полковника по имени, на базе это не принято. Если кому-то подходит прозвище, оно цепляется намертво, а уж полковник свою власть носил точно знамя… Нет, не так, иногда он своей властью пользовался настолько открыто, что даже приближаться к нему лишний раз не хотелось. Естественно, мне и в голову не приходило поинтересоваться его первым именем. Ну «К», так «К». Да я сама сменила одно «К» на другое, даже не придав этому значения… Откуда, блин, знать, что за буквой целый Кристофер спрятался?

К моему нервному срыву, однако, относятся с… пониманием. Посматривают раздраженно, но, в принципе, догадываются, что женщина в шоке — не то, с чем можно легко справиться. Лучше дать ей успокоиться самой. И, сделав вид, что мои всхлипывания и задыхания не превосходят типичного значения шума, начинают разговор о делах. Я пытаюсь вслушиваться в их диалог, вынуждая себя не хлюпать и не икать. А ведь внимания заслуживает…

— Ну, сеньор Хакер, я надеюсь, у вас все готово? — спрашивает полковник, подчеркивая свеженький и сверкающий статус Шона, приобретенный не без его участия.

— Разумеется, — отвечает ему Картер. Но, стойке-ка… Готово? Что готово? С трудом вспоминаю, как Картер упомянул однажды, будто Кристофер — наш заказчик. То есть все это время мы писали проект под человека, который сдал Монацелли?! Как же мне не нравится то, что Шон это скрыл… Да и вообще, сдается мне, история грязная!

— Смотрю, вы не очень-то любите делиться с супругой собственными достижениями, — замечает мое замешательство полковник.

— Достижениями? — желчно интересуется Шон.

— Разумеется, достижениями. Не думаю, что кто-либо еще из ныне живущих решился бы совершить такой… подвиг.

Шон на это не отвечает. Молча идет к голографическому столу. Хочется вцепиться в его пиджак. Ну хоть притормозить что ли. Как он смеет оставлять меня одну? А вдруг на меня бросятся и, скажем, голову отгрызут? Кристофер-то наш с сюрпризом! Что еще он мог задумать? И если проект сдает Шон, то зачем ему я?

От размышлений меня отрывает только появление голограммы. Я не так много их в жизни видела, чтобы не полюбоваться на это чудо, но еще большее удивление вызывает тот факт, что передо мной наша планета. Шон голографический глобус писал? Зачем? Данных о состоянии Земли у ВВС более чем достаточно, судя по одним лишь лидарам[1]. На первый взгляд голограмма — излишество. Каприз.

— Вон она, — тем не менее восхищенно говорит полковник и приближается к модели, едва дыша. Не понимаю… ничего не понимаю. — Как это работает? — спрашивает он, испытующе глядя на Картера.

На краткий миг Шон встречается со мной глазами, но затем совершает несколько манипуляций, и картинка начинает приближаться, обрастая деталями. Совсем как в google map. Вот только в объеме… Впечатляет и даже больше. Но есть вопрос: где, как, а главное, когда Шон работал над такой масштабной графикой? Я никогда не видела голографического оборудования ни в университете, ни в офисе Бабочек…

А потом картинка приближается еще, и еще, и еще, и вот я уже вижу нашу военную базу и перемещающихся по ней людей… Ч-что? Целую минуту тупо таращусь на фигурку с подписью Даркен Вебстер, а потом меня точно в лоб ударяет осознание, что все это время нашим с Такаши тайным проектом было задание Кристофера… Под изумительный голографический интерфейс, которым, как я понимаю, Шон занимался не один год, причем почти ничего кроме этого не успевая, мы с остальными Бабочками писали «начинку». Чтобы, мать вашу, дать Соединенным Штатам Америки, доступ до всей — всей! — информации о перемещениях людей по территории планеты Земля. Молодцы, однако, ребятки! Масштабно мыслят. Хотя, хаха, одного не учли. Если информацию о собственных передвижениях люди предоставить могут, то появление новых неодушевленных объектов… и тут осознание меня простреливает еще раз.

— Хм, ты знаешь, что пропало из данных Пентагона, Джоанна?

У меня аж дыхание перехватывает.

— Нет.

— Карты.

— Карты? — Это кажется совершенно невероятным. Зачем кому-то могли понадобиться карты?
Итак, поздравляю, Джо! Вот ты и узнала и зачем, и кому.

— Впечатляет, — вдохновенно шепчет полковник. — Это даже лучше, чем я предполагал…

     Они начинают что-то обсуждать, Шон объясняет принципы работы, но я не слышу. Я пытаюсь связать все воедино. Вроде все сходилось, но, дьявол, не понимаю! Монацелли совершенно точно сознался. Он даже передо мной не отрицал своего участия.

— А можно спросить? — желчно вырывается у меня. — Если у вас свои дела, и вдвоем весьма комфортно, то зачем здесь я? Чтобы дать возможность насладиться шоком идиотки, которую на раз обвели вокруг пальца?!

И мне уже пофигу, кто есть полковник, я зла, обижена и чувствую, будто мной воспользовались все окружающие.



Александра Гейл

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться