Дело Пентагона

Глава 11. Отец

Настоящее время

Видео уже давно идет только в реальном времени. И я, зевая, посматриваю на хакеров за работой. Ближе всех к камере Марко. Он низко сполз в кресле и постукивает пальцами по столешнице. Обдумывает что-то. Рядом с ним сидит параллельщик Том. Он нервно поглядывает на Шона. Ах да, утром тот на него спустил не просто собак, а целую псарню. Иногда мне даже приятно видеть Шона прежним, а то мало ли что у меня в голове перемкнет. Решу еще, что он изменился… Пани и Такаши что-то сосредоточенно пишут. Картер тоже, но временами пялится на мобильник. Наверное, пробивает нас с агентами по GPS, то-то три дня уже от него ни весточки. Сижу и зеваю снова. Но посреди действа замираю. Они же проект пишут с сервером синхронизации… не знаю зачем, но я решаю туда подключиться и посмотреть в их коды.

Ну а что? Все равно делать нечего. На военной базе за несанкционированный взлом и по шапке получить можно, а те, на которые выдается разрешение… ну вы просто вдумайтесь во фразу разрешение на взлом. Вообще ведь не прикольно. В общем, я усердно ковыряюсь в кодах сервера Манфреда Монацелли, который защищен явно Шоном. У меня уходит много-много часов на это действо, хотя, собственно, Картер не сильно старался спрятать содержимое. Видно, ничего там криминального нет, а то, что мне приспичило его взломать — уже мои заморочки.

Закрывать окошко видео я не стала. Вдруг агенты явятся, будет прикрытие. Не думаю, что они меня погладят по головке за излишний энтузиазм. То есть Бабочки все еще работают где-то там, в фоне. Но мне уже не до них. Я получила полный доступ к кодам и… нирвана. Я уже много лет фанатею от Бабочек Монацелли, а сейчас у меня на руках полный комплект обновляемых кодов проекта лучших из лучших, и я с невероятным наслаждением в них ковыряюсь.

Чтобы не запутаться, каждый из Бабочек маркирует свои блоки, и я, разумеется, над этим подвисаю. В смысле над структурами.

Шон. Ну с ним мне просто. Я это уже тысячу раз, кажется, видела. Он отделяет коды штрихами и датами. До секунд. Мне всегда было интересно, какое он ставит значение. То что в таймере увидел или все-таки приплюсовывает навскидку? Комментарии он не пишет. Пффф, зачем ему? Он как код видит, сразу может ткнуть пальцем и сказать, где тот не заработает. Иногда мне хочется вскрыть его череп и удостовериться, что внутри правда серое вещество, а не винтики с шестеренками. У него даже код группирован так, что периодическая система элементов позавидует! Но я к его схеме привыкла, даже вдумываться что и где не нужно. Подписывается он просто, без изысков: Sean Karter — в начале и в конце блока кода. Но его программных модулей мало. Очень. Прямо на глазах они обращаются в библиотеки с закрытым кодом. То есть он не оставляет никому возможности его переписать… Почему? Официально все принадлежит Манфреду… Делаю себе пометочку поразмыслить над этим на досуге.

Далее Карина. Она пишет чистенько, грамотно, как по учебнику. И с массой комментариев. Боится забыть, значит, код с листа читает с трудом. Код у нее воздушный (везде, где допустимо, пробелы и новые абзацы), значит не фанат распечаток. Или любит бегло просматривать блоками. Она подписывается как Pany и даты не ставит, все функции описаны по функционалу. Все как-то немножко сумбурно, я, если честно, разочарована, ожидала от нее большего. Нет, она пишет профессионально, но ее голова на компьютер не похожа.

А вот Такаши меня шокирует. Простота не для него. Даже если проще к этому не обращаться — он обязательно обратится. Потому что следует последнему слову науки и техники. Хотя все логично и очень грамотно. Он комментирует все детально, но не как Карина, а для других, наверное, потому что в его коде может сходу разобраться только он сам. Подписывается как TkshMk.

И, наконец, Марко. Это жесть. Его код совершенно нечитабелен. Там настоящий разброд и шатания. Комментарии в самых неожиданных местах, сплошной полет творческой мысли. Шон, кажется, сказал, что Марко не мог бы взломать Пентагон? Мог бы, как минимум случайно. А вот специально – навряд ли. Он не из скрупулезных товарищей, которые прорабатывают детали. И я начинаю подозревать, что в Бабочках он поднялся так высоко благодаря протекции отца. Хотя… Шон никогда о нем плохо не отзывался. Может, мне просто кажется? Может, его мозг на самом деле работает лучше, чем у меня, и я не в состоянии постичь всей силы его гениальности? Подписывается он как Mz.

Моя рука будто самостоятельно тянется к кодам Шона, чтобы еще раз туда заглянуть, но тут что-то происходит, и экран разделяется на шесть частей, идет полосками и я хватаюсь за голову. Видеокарта сдохла! Выключаю ноутбук, хватаю его, запихиваю в рюкзачок и вылетаю из отеля.

Дверь бунгало мне открывает Такаши. Он очень удивляется, но, по обыкновению, улыбается и сдержанно приветствует. Но мне-то не до вежливости!

— Шон здесь? — требую я и просачиваюсь мимо японца в коридор.

— Да, а в чем дело?

В том, что я вас по приколу взломала, а агентам признаваться не собираюсь, но у меня сдох ноутбук, и каждый, кто сможет его починить и включить поймет, чем я занималась, стоит глянуть в историю!

— Просьба есть.

Такаши зовет Шона. Слышу исключительно забавный диалог.

— Шон, к тебе Джоанна пришла.

— Джоанна у себя в номере, — ровно отвечает он.

У Такаши ступор.

— Нет, она здесь, — удивительно неуверенно настаивает он.

— Ее телефон в отеле, — парирует Картер. Будто все так и надо, будто следить за мной круглые сутки — святое дело.

Ладно, Такаши пора спасать. Кричу:

— Картер, так уж получилось, что мы с телефоном не сиамские близнецы. Тащись наверх!

У него на лице просто шикарное выражение. Он в жизни не предполагал, видимо, что я могу куда-то уйти без телефона! Я буквально вижу этот разрыв в его мировосприятии. Жизнь Шона Картера, наверное, никогда не станет прежней.



Александра Гейл

Отредактировано: 15.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться