Дело Пентагона

Глава 16. Алекс

Шесть с половиной лет назад

Примерно через две недели после нашего с Киану разрыва прилетел Алекс, и Шон поехал его встречать в аэропорт лично. Если бы я не чувствовала себя виноватой до невероятия, я бы всласть позубоскалила по этому поводу, но ввиду последних событий сдержалась. Перемирие с Шоном и близко не было достигнуто, я не могла ему простить Киану, и даже мысль о том, что сама виновата, не помогала. Он заставил меня остаться. Шантажом и обманом. Чтобы и дальше вытирать об меня ноги. Ну нет, такого отношения я ему больше не спущу никогда!

К приезду мужчин любопытство наложилось на воспитание, и я, рискуя вызвать неудовольствие Картера, все-таки вышла встречать гостя в коридор. Это позволило мне насладиться зрелищем небывалым: Шон разговаривал и улыбался. А Алекс действительно оказался обаятельным красавчиком. У него на щеках были ямочки, совсем как у меня. Ну все, я покорена. Однако только Картер обнаружил в зоне видимости свою подружку, его улыбка померкла. Алекс явно что-то заподозрил и перевел взгляд с Шона на меня.

— Привет, — сказала я Алексу. А он, отказавшись от церемоний, по-дружески обнял меня и что-то сказал Шону.

— Режим переводчика включен, — буркнул тот. — Просит передать, что его ожиданий ты не обманула.

— Взаимно.

И это было правдой. Он оказался на редкость обаятельным парнем. И, по-моему, именно данное качество в себе взрастить невозможно, от природы либо есть, либо нет. Алексу повезло.

Пока я накрывала на стол, они болтали о чем-то абстрактном. Но только села — стала предметом беседы сама.

— Ты новый суперхакер? — спросил Алекс.

— Нет, — немножко смутилась я. — Я теперь вообще не хакер. Сменила специализацию, так сказать.

Алекс моргнул, и Картер, закатив глаза, перевел ему мои слова.

— Из-за Шона? Не удивляюсь, он же временами такой идиот, — доверительно сообщил мне Алекс.

Шутки шутками, но от неожиданности и правомерности его слов, а также от воспоминаний, как именно все случилось, я нечаянно опрокинула чашку с кофе, и часть его вылилась на стол. После этого я вскочила со своего места и начала лихорадочно вытирать расползающееся пятно, однако успела заметить взгляд, которым наградил Шона Алекс. Осуждение. Возможно даже разочарование. Тот терпеть, разумеется, не стал:

— Не оставишь нас? — спросил он меня.

Мгновение я на него смотрела, а затем швырнула тряпку в раковину и ушла. Вот так. Меня снова выставили за дверь.

Лабораторная не клеилась. Я никак не могла отделаться от навязчивых мыслей о случившемся, лишь смотрела в пространство и щелкала ручкой. Почему меня все еще задевает подобное отношение? Он ничего для меня не значит. Ни-че-го. Неужели я надеялась, что после Киану что-то изменится? В итоге, вместо учебы я написала письмо родителям, а затем попыталась уснуть. Но в голове стоял один лишь Киану. К трем часам ночи я проголодалась, бросила бесполезные попытки забыться и пошла на кухню искать еду. Но внезапно обнаружила Алекса.

— Не спишь? — спросила я.

— По-нашему еще слишком рано, — пожал он плечами. И вдруг без всяких предисловий и переходов: — Шон мой друг. И я на него могу наорать. А ты? — Он ужасно коверкал слова, и странно строил предложения, но суть я поняла.

— Нет.

— Научись. Поможет.

Поддавшись порыву, я села рядом с Алексом и уронила голову ему на плечо. Почему? Не знаю.

— Я пыталась его убить.

— Ты его любишь?

— Нет, — Алекс явно не понял. — Я его ненавижу.

— А почему ты здесь?

— Он не отпустил. Хотя… не только. Все сложно.

Мне было необходимо выговориться. А человек, который не только меня не знает, но и половину сказанного не поймет, показался прекрасной кандидатурой. И я это сделала. Хотя, что юлить, имя Киану сказало ему все недостающее. Кое-как, полувербально, полужестами мы проболтали часа два. Алекс оказался удивительно простым человеком. Проще Шона. Проще меня. Без малейших заморочек. Я попыталась представить рядом с ним мисс Каблучки, но никак не удавалось.

И прежде чем отправиться спать, Алекс вдруг сказал:

— Запомни, Джо, Шон больше лает, чем кусается.

Я так и не смогла уснуть, и рано утром Шон застал меня на кухне с ноутбуком. Мы встретились глазами, но не сказали друг другу ни слова. Он сделал себе кофе, приготовил завтрак, но затем не сел за стол, а встал у меня за спиной и начал пялиться в экран. И, словно по заказу, выполняла я задание не для него, а для Клегга. Пусть обломится, гад! Он стоял истуканом не менее получала, словно оценивал мои шансы на благополучный исход затеи с параллельным программированием, а после просто фыркнул и ушел.

Была суббота, и впервые после разрыва с Киану я решилась поехать с друзьями на пляж снова, попыталась выбраться из панциря, в котором в последнее время пряталась от окружающей реальности.

— Я с друзьями в Ньюкасл.

Сказала это скорее для Алекса, чем для Шона. Перед последним оправдываться не собиралась в принципе. Именно в этот момент раздался гудок клаксона и вопль:

— ДЖО!

Я, не став заморачиваться, распахнула окно и крикнула, что иду, после чего заглотила остатки обжигающего кофе, вымыла и убрала чашку, подхватила плетеную сумку, напялила смешную широкополую шляпу и, подмигнув Алексу, побежала к выходу. Пресловутый пикап Джека был припаркован на подъездной дорожке Шона, и выглядело это в точности как декорации к картинке под названием «счастье Джоанны». Декорации к… Киану. И я ужасно пожалела, что решилась на поездку. Это было ошибкой. Если бы не необходимость объясняться перед всеми и каждым, я бы вернулась и заперлась в своей комнате на целый день…



Александра Гейл

Отредактировано: 15.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться