Демон Чернокнижник.

Размер шрифта: - +

VI Часть

— Мария Семёновна, кто?! — просто спросил я через закрытую дверь, зная её неудержимое любопытство. Она за дверью, и я не ошибся. Соседи всегда знают больше всех на свете.
— Извини, Игорь, я не могу сказать. Ты как пришел, так и уйдёшь, а мне здесь ещё свой век доживать, — ответила она из-за закрытой двери.
— Мария Семёновна, начнём с того, что после моей встречи они уже никого не побеспокоят, а закончим тем, что я могу взять вас с собой, — попытался я её уговорить.
— Сынок, их много, а здесь обосновалась всего часть банды. Забудь и лучше не связывайся с ними.
— Мария Семёновна, — рявкнул я, теряя остатки терпения, — или вы говорите, или я душу сначала из вас выну, а потом из вандалов, — прорычал я на грани бешенства.
— Они сейчас у подъезда сидят. Это Павлик и его банда всё устроили, только не говори, что это я сказала, — прошептала она едва слышно.
Я развернулся, приказав демонам следовать за мной. Сейчас посмотрим, что за птица этот Павлик. Спустившись буквально за одно мгновение на улицу и оглядевшись, я в действительности увидел этого Павлика; он сидел в окружении тех мужиков, что подходили ко мне.
— Слышь, ты, козел, предлагаю всего один раз: поменять твой мешок с хавчиком на всего доброго, — предложил мне Павлик, сплёвывая на землю.
— Смотрите, он ещё шутить изволит! Всех не убивать! Вперёд! — выплеснул я свою ярость в одном приказе. Этого Павлика я знал ещё с детства, он учился со мной когда-то в одной школе. Он и раньше у младшеклассников деньги тряс, а теперь —  смотрите-ка, подрос в криминальной иерархии и почувствовал себя царем всея двора. Ничего, опустим его с его высот самомнения на грешную землю, да так, чтобы он слегка ударился об неё. Не, это всё не от злобы, а только по доброте душевной.
 Демоны, побросав оружие на землю, пригнув головы, рванули с места на бандитов, растопырив в стороны руки. И их ни капли не смутил тот факт, что их там поджидало человек двадцать. Они разъяренными быками ворвались в толпу, и часть народа, как в кегельбане, раскидали в разные стороны.
Я же, расправив крылья, мысленным приказом нарастил чешую на теле и подхватил свой меч, что услужливо подал мне гоблин, который после этого бодренько свинтил куда-то в кусты. Проводив его взглядом, подумал, что надо взять за правило не снимать доспехи нигде, кроме посёлка. Неспешным шагом пошел на бандитов, поигрывая своим столовым ножиком, что не каждый хуман сможет удержать на вытянутых руках.
Те тоже не стали терять время и, оправившись от потрясения неожиданной атаки, стали спешно доставать ножи, цепи и бейсбольные биты. Где только они их держали?
Избиение получилось на удивление быстрым и беспощадным. Демоны не обращали на их ножи и дубины никакого внимания, ломали руки и ноги, да крушили рёбра мощными ударами немаленьких рук. От ударов в челюсть у бандитов летели зубы и брызги крови разлетались в разные стороны, носы с одного удара превращались в лепёшки. После этого хуманам оставалось лишь отползать в сторону и по дороге собирать зубы.
Переходя постепенно с шага на бег, я преодолел расстояние, разделявшее меня и мою цель в виде Павлика. Он не дрогнул при виде бегущего на него демона с мечом, а достал из-за спины топор. Он его, походу, с пожарного щита где-то прихватил и теперь приготовился меня встречать. Сам бой с ним прошёл в одно мгновение: встречный удар топора я принял на меч и подсёк его ногу своим хвостом, а когда он упал, пнул в голову. После хорошего пинка он отключился. Не привык, наверное, драться с обладателями хвоста, хотя в его движениях и чувствовался опыт смертельных схваток. То, как он вёл себя и двигался, выдавало, что он уже наловчился владеть топором.
 Избиение быстро закончилось, доказав на практике, что сила бьёт количество, особенно когда сила выступает в виде демонов и уже тем самым внушает страх. При этом сам страх деморализует противника и пугает вдвойне, когда демоны никак не реагируют на нанесенные раны. Сам бой длился около пяти минут, если не меньше, а затем те, кто еще мог стоять на ногах, разбежались в разные стороны. За убегающими припустили демоны, им удалось поймать шестерых и притащить за волосы обратно. Они согнали всех, кто уцелел или не успел сбежать, в одну кучу, а сами, окружив шевелящихся и стонущих бандитов, стали смотреть на меня и ждать моих дальнейших приказаний. Вот действительно идеальные солдаты из демонов получаются, ни капли сомнений в глазах, правда, и особого интеллекта не было замечено, только одна непоколебимая решимость.
— Этих пинками в мою квартиру! — приказал я демонам. — Ючи! — позвал я гоблина. Я увидел, что он опасливо вышел из подъезда, хотя вроде в кусты убегал. — Перевяжи бойцов!
— Всех?
— Нет, только наших, а эти сами пусть позаботятся о себе. Кто не сможет идти, у того я выну душу, — улыбаясь во всю демонскую пасть, сообщил я.
Народ не на шутку испугался, кто ползком, а кто и с места рванул вверх по лестнице, даже не спросив, в какую квартиру им бежать. Уже у подъезда меня окликнул мужчина, высунувшись из окна.
— Слышь, мужик, можно я возьму часть каши? Я не для себя, а для деток малых, — сразу он запричитал.
— Дядя Коля, а откуда у тебя взялись дети малы? — ухмыльнулся я. — Ты же пил всегда, и детей у тебя раньше не было замечено, как и жены. Или успел уже жениться и детей настрогать?
— Ну так, это и не мои, вот, значится, — засмущался он, — у меня соседка прячется со своими…. да цыц ты, он не с ними, — сказал он кому-то, обернувшись, — не видишь, что кончать он их повел? Вот разом за все свои грехи и ответят, — огласил он авторитетно свои выводы. — Ты бы их не в доме убивал, а то придут их дружки и нам тогда хана.
— А много у них дружков? И где все мужики? Раньше во двор ни одна погань не совалась.
— Так это когда было! Как расселили москвичей, так всё и пошло наперекосяк. Да и в городе тоже творится черт знает что. Вон сначала бомжи стали пропадать, а потом старики и одинокие люди. А вчерась так вообще случилось безобразие, — и махнул рукой, — Ленку помнишь? Она еще с тобой в одном классе училась.
— Помню. А как вы меня-то узнали? — удивился я.
— Так только ты меня всегда называл дядей Колей, а остальные Колясиком, да и голос у тебя не изменился, — объяснил он мне и продолжил свой рассказ. — Ну вот, её средь бела дня и утащили в морг, совсем бесы страх потеряли, черти проклятые, — сплюнув на землю, с горечью в голосе сказал он. — Так мужики и пошли туда все, и никто из них так и не вернулся. Я бы тоже пошел, но пьяный провалялся. Теперь я решил пить бросить и всю бормотуху вон, в туалете утопил. Ты когда пойдешь мужиков выручать, меня позови, я с тобой пойду, — уверенно заявил он, даже не сомневаясь, что я пойду. Мне бы его уверенность. Не, народ, конечно, жалко, но и я не былинный герой, чтобы сирых да убогих защищать везде, где ни попадя.
— А пойду ли я? Вот вопрос, — задал я сам себе его и, махнув дяде Коле —  мол, забирай кашу, — поднялся к себе в квартиру.
— Так, господа воры, убийцы и тунеядцы, у вас ровно полчаса на уборку квартиры. Те, кто будет плохо убирать, будут плохо умирать. Да, и про душу я не шутил, я действительно могу её вынуть.
— Мы знаем, — раздались обречённые голоса.
— Ну, раз знаете, — вопрос на засыпку: откуда? Но я его пока не задал, — то знайте и то, что я не шучу и я живым никого не выпущу, — подняв палец и сделав паузу, я продолжил: — Те, чья комната после уборки будет самой чистой, просто умрут, а у остальных я душу выну. Вы насрали мне в душу, это были не просто фотографии, это память о моих родителях. Если бы вы просто разгромили квартиру, так нет! Надо было здесь туалет устраивать! И зачем всю мебель разломали?! Дров, что ли не хватало?! Вот за это надо отвечать, и цена за оскорбление соответствующая вашим действиям будет.
— Нам сказали, что здесь никто не живёт, — стали они оправдываться.
— Это не повод фотографиями жопы вытирать, — обрезал я все их оправдания. — Ючи, распредели людей по комнатам! А тех, кто не захочет работать или будет работать плохо, отправляй под конвоем демонов ко мне на крышу для приватной беседы. Я там свежим воздухом подышу да немного успокоюсь, не могу на это смотреть, — бросил я через плечо, уходя на крышу.
«Хорошо!» — подумал я, стоя на крыше дома, обдуваемый свежим ночным ветром и успокаивая бешенство. Что-то часто оно стало меня накрывать, а это не есть гут для меня, да и для всех окружающих. С Павликом разговор был коротким, я лишь спросил, где и кто. Он всё и выдал, трясясь и умоляя через каждое слово не убивать его.
Из его рассказа следовало, что с москвичами пришёл демонопоклонник. Сам он был из бывших сатанистов. В одно из полнолуний они с друзьями нарисовали пентаграмму призыва сатаны, и на их счастье — или, скорее, несчастье, — призыв удался. Каково было их удивление, когда из пентаграммы вышел демон и убил почти всех несчастных сатанистов, кроме него. Его демон наделил силой и предложил сделать ещё сильней, но в обмен на души разумных.
Демонопоклонник быстро нашёл себе подельников из местного морга. Сначала они таскали оттуда свежих покойников. А что, мужик уже мёртв, а душа в теле держится почти сутки после смерти — так сказать, дешево и сердито. С точки зрения закона не прикопаешься: тело —  вот, в наличии, а наличие души законом ещё не прописано.
Потом вошли во вкус и стали увеличивать жертвоприношения. Их пьянили халявная сила и безнаказанность. Демон в обмен на души людей, делал их сильней как физически, так и в плане магических способностей, дарованных многим. А самых преданных постепенно подвергал трансформации и одаривал сверхчеловеческой силой и способностями, недоступными простым смертным.
Этот урод под конец рассказа ехидно сообщил, что сегодня на рассвете будет большое жертвоприношение и что к ним также присоединился начальник полиции. Вот в его честь оно и будет проводиться. А потом плюнул мне в лицо. Походу, он уже не верил в своё спасение, и правильно делал — таким тварям не место на земле. При ближайшем рассмотрении Павлик оказался настоящим чертом в начале своей трансформации. Причём в прямом смысле этого слова — на голове у него появились маленькие рожки, а колени оказались выгнуты в обратную сторону, да и ступни уже начали трансформироваться в копыта. Он своим внешним видом больше напоминал древнегреческого Фавна, чем классического черта. Но не по характеру, по сути. А чёрт он и в Африке чёрт.
— Ну что, урод, пришло время вынимать из тебя душу, пришла расплата за грехи, откуда не ждали, — обрадовал я его и, видя, как затряслись его ноги, схватил его за грудь в районе сердца, мысленно постарался схватить его душу и потянул на себя. Он засучил ногами и взвыл благим матом. Мне пришлось схватить его за горло другой рукой и приподнять над крышей. Душа тянулась с огромным трудом, да и по ощущениям за неё было неприятно держаться — она на ощупь была как куча склизких червей, там всё извивалось и противно шевелилось, запах стоял такой гнилой, что я с трудом сдерживал рвотные позывы.
«И что мне с тобой теперь делать?» — задумался я, держа в руках тёмный и склизкий комок, что шевелился и извивался.
— Мне, мне дать.. Мне-е-е-е, — кто-то или что-то протянуло на высокой ноте.
— Кому — мне? И с какого перепуга я должен кому-то что-либо давать? — спросил я, оглядываясь вокруг.
— Мне, мне, духу, я за живую душу буду исправно бесплатные подсказки давать, — залепетал голос у меня в голове.
— Я ничего не перепутал? Ты мне за целую живую душу будешь давать бесплатные подсказки? — Я опешил от такой «скромности».
— Да-да! — радостно запищал дух.
— А не облезешь ли? Не, я понимаю — получить бесплатно платную вещь, но платить за бесплатное — для меня это перебор! — не на шутку возмутился я.
— Но всегда своевременно данный совет может намного облегчить жизнь, — не сдавался дух.
— Согласен, но зачем при этом облегчать мой кошелёк?
— Но она мне нужна... — пропищал дух просительно.
— Ну и что ты можешь мне ещё предложить, кроме бесплатных советов? — стал я торговаться. По-моему, тот, кто хоть что-то понимает, что происходит в новом мире и сможет объяснить различные тонкости или дать толковые подсказки, мне пригодится.
— Я могу помогать составлять договора, а ещё следить, когда ты спишь, чтобы к тебе никто не смог подобраться. Я много чего могу, честно-честно! — залепетал дух.
— Ну и отлично, сначала посмотрим на качество твоих услуг, а потом получишь душу.
— Но господин, если её не поглотить, она распадётся, — запищал дух.
— Вот уже смотри, ты становишься полезным. Продолжай, — подбодрил я его.
— Господин, скорей посадите её в кристалл, тот, что вам Демон дал, — выпалил дух на одном дыхании.
— Молодец, и интонацию верную выбрал, — похвалил я его. —  Давай, дальше говори, как её туда засунуть.
Сама процедура по упаковке души прошла удачно, да и сами действия не отличались особой сложностью. Надо было достать из инвентаря кристалл душ и, держа его в одной руке, соединить с душой, крепко удерживая ту в другой руке, пока шло поглощение кристаллом. Последнее было особенно тяжело, душа извивалась и всё норовила выскользнуть из рук. Справившись с задачей, кристалл засветился тёмным, и в нём что-то начало двигаться и шевелиться, хотя не надо быть гением, чтобы понять, что это такое.
— Господин, и из убитых тоже души заберите! Я полезный?
— Спасибо, что напомнил. Да, ты полезный. А почему у меня такая слабость во всем теле? — спросил я, покачиваясь и чувствуя эту самую слабость во всём теле.
— Так из живого человека не так уж легко вынуть душу, вот вы и потратили весь свой магический резерв и большую часть физических сил. Я бы посоветовал какое-нибудь живое существо посадить в пространственный карман для получения дополнительной магической силы. На данный момент существо не должно быть тяжелее одного килограмма, но обязательно живым и неразумным.
 — И где я тебе такую мелочь найду, если даже кошка весит минимум пару кило? А для извлечения других душ мне магической энергий хватит?
— На данный момент у вас магической энергии хватит на извлечение одной мертвой души или на получение магической энергии из живого существа. Можно мне душу уже?
— Да что тебе с нее, с души этой?
— Если я поглощу душу, я стану сильней и из простого духа смогу трансформироваться в более сильного духа. И если вы захотите, то сможете и в тело меня воплотить. Но, господин, я не боевой демон, а демон-советник, — запищал он.
— И что надо для твоего воплощения, кроме самого контракта? — спросил я, усаживаясь обратно на краешек крыши.
— Да мелочь, с десяток живых душ демонопоклонников, ну или побольше душ простых смертных, и тело для воплощения, — буднично сказал он. Подумаешь, десять душ людей или больше —  так, пустяк, не стоит обращать внимания.
— Ничего себе «пустяк»! Ладно, время покажет, — решил я пока его не обнадеживать и не разочаровывать, сейчас он мне полезен, вот и пусть таким и остаётся.
Отдохнуть мне так и не дали. Сначала прибежал дядя Коля, который притащил с собой небольшой журнальный столик и водрузил на него горячий чайник, между делом сообщив, что народ скоро подойдёт. Кое-кто уже подписался под совместный поход на морг, и ещё Святые Отцы хотят подняться и поговорить. Так, за сервировкой стола, он это всё и выдал.



Игорь Гардер

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться