Демон для принцессы ветров

15. Старый сад

Последним, что я помнила, было то, как плотная пелена охватывает меня, и я проваливаюсь куда-то в небытие, еще больше погружаясь в свою болезнь. А потом болезнь отступила, оставив после себя прохладу сна. Но все это было как будто не со мной, происходя где-то в другой реальности. Сейчас же все вокруг казалось до боли настоящим.

Передо мной стелилась пыльная дорога, посыпанная гравием. В золотом летнем вечере звуки таяли, лишь откуда-то издалека ветер доносил шелест листвы далекого леса. Я пошла вперед по дороге, залитой закатным солнцем, а рядом со мной, мягко ступая лапами, шел Синешерст. Дорога сделала поворот, и, повернув вместе с ней, я остановилась, не веря своим глазам. Там, где дорога сужалась, превращаясь в узкую тропинку среди травы, возвышалась ограда старого дома, которого больше не существовало в этом мире.

Все было так, как я загадывала. Я мечтала, что войдя в последнюю дверь, в дверь смерти, оказываясь в объятиях вечности, я попаду в место, которое любила и которое потеряла. Что однажды, на закате, я войду в свой старый дом и вновь увижу свою семью, чтобы остаться с ней уже навсегда. Но я откуда-то знала, что все еще жива, и встреча с теми, кто уже ушел, ждет меня не теперь. Вместо этого я оказалась в месте, затерянном во времени. Там, где был дом в старом саду, полном сирени и памяти об ушедших днях.

Отворив калитку, я прошла во двор и прикоснулась к ручке двери, ведущей в дом. Каждый сделанный шаг давался мне с трудом, потому что приближал к миру, которого больше не было. Но стоило только переступить порог, как неожиданно вся боль, которая копилась внутри долгие годы, куда-то пропала. В доме все было так, как я запомнила. Как в тот день, когда я уходила отсюда в последний раз, не зная, что вернуться будет уже не суждено.

Обойдя все комнаты, я вышла из дома, и, открыв небольшую зеленую дверь, отделяющую внутренний двор от сада, вошла в него. Вокруг пахло нагретой землей и скошенной травой. Как часто эти запахи, появляющиеся вокруг меня в моей новой жизни, причиняли боль, напоминая о мире, которого больше не было.

Пройдя мимо кустов сирени и живой стены из дикого винограда, я свернула на тропинку, ведущую к воде. Оказавшись на берегу, я опустилась на заросший травой склон реки. Все, что происходило сейчас со мной, казалось каким-то сном, наваждением, но я знала, что это происходит на самом деле. Что мое прошлое каким-то необъяснимым образом стало вдруг настоящим. Сейчас, сидя на берегу, я вспомнила о том, как часто мечтала об этом, никогда по-настоящему не надеясь, что мое желание сбудется. Что хотя бы ненадолго вернется все, что я так любила. Что я вновь услышу шум высокого тополя в выцветшем летнем небе. Почувствую легкий, почти неуловимый запах гари, доносящийся с далеких торфяников. Увижу дом, в котором жила, когда, все, кого она любила, еще были живы. Мне, так любившей волшебные истории, эта история казалось самой грустной на свете сказкой. Сказкой, в которой однажды все встретятся вновь там, где любовь не умирает.

Наш дом стоял у реки, и осенью по утрам от воды поднимался туман, скрывая другой берег. Иногда он был таким густым, что нельзя было разглядеть даже старую проржавевшую ограду сада. В такие дни особенно яркими казались бархатцы и хризантемы, расцветавшие на клумбах. Яблоки, зеленые с красными разрумянившимися боками, сами падали под ноги. Воздух был прохладным и влажным на ощупь, а по небу скользили тучи, подгоняемые западным ветром.

Стоило мне только закрыть глаза, и я уже оказывалась там, в доме твоего детства, который навсегда останется теперь моей болью. Потому что все уходит навсегда и больше никогда уже не возвращается. Лишившись навсегда части своей жизни, настоящая боль приходит только с осознанием того, что потерял. И с каждым новым воспоминанием становится все больнее, потому что оно ранит сознанием того, что навсегда теперь останется в прошлом и больше никогда уже не повторится. Все ушло, исчезло, потеряно. Ты бредешь по пустынным улицам затерянного во времени города, пытаешься найти свой, теперь уже пустой, дом, вырастающий из облетающего сада. Но теперь только твоя память сможет найти его, потому что он, сменивший обличье и жителей, мертв для твоего мира.

Воспоминания приносят боль, и только слово «навсегда» сдерживает твои рыдания:

– Все ушло навсегда.

– Все останется навсегда в твоей памяти.

И до сих пор какая-то часть меня была абсолютно уверена, что те, кого я любила, просто уехали в далекую поездку и со дня на день должны вернуться. Что после жаркого летнего полдня мы поставим в тени деревьев большой стол, покрытый льняной скатертью, за которым соберемся все вместе. Будут и споры, и смех, и вкусный горячий ужин, и заходящее солнце, освещающее сад, и тишина, опускающаяся вместе с вечером.

Но больше не будет этого. Потому что больше никогда в этом мире мы не соберемся всей семьей. И мир, который я так любила, теперь будет жить лишь в моей памяти. Но жизнь продолжалась, она происходила прямо сейчас, неповторимая и неповторяющаяся жизнь.

Где-то позади меня хрустнула ветка, и я обернулась на шум. Там, где жили призраки, давно ушедшие в мир теней, я увидела Кайроса. Моего темного рыцаря, стоящего на узкой тропинке старого сада.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться