Демон для принцессы ветров

24. Родственные узы

Лея

– Я не согласна, – я посмотрела прямо в глаза Кайроса, которые сейчас были настолько черными, что, казалось, в них была разлита вся тьма Темного мира.

– Сомневаешься во мне? – Кайрос произнес это таким мертвенным голосом, что мне в пору было начинать бояться его. Но я не собиралась этого делать. Точно также, как и безмолвно подчиняться ему.

– Нет. Но ни браслеты с бирюзой, ни остальное, что связывает нас, не дает тебе право решать, как будет лучше для меня.

– Согласен. И после того, когда все закончится, ты сможешь снять браслет и уйти. Я не стану удерживать тебя против воли. Но прямо сейчас я не могу тебе этого позволить. Не тогда, когда за порогом этого дома тебя на каждом шагу тебя может подстерегать опасность.

Не торопясь отвечать, я глубоко вздохнула, желая успокоиться. Порой с Кайросом было очень трудно. Он так много времени провел в Темном мире, что забыл, каково оно – общаться с теми, кто не хочет причинить зла, и от кого не нужно постоянно ждать подвоха. С теми, кому можно безоговорочно доверять.

Я сделала несколько шагов вперед, подойдя к высокому, от пола до потолка окну, ведущему в сад. Сразу после возвращения из затерянного в пустыне королевства моих предков, Кайрос привел меня в этот дом. Городской особняк его отца, графа Даммартена, того самого, кто когда-то давно попал в плен к лорду одного из кланов Темного мира. И которого освободила из этого плена младшая дочь лорда. Особняк находился в Монтеле, у подножия холма, на котором возвышался старый королевский дворец. Несмотря на то, что это был городской дом, а не загородное поместье, за особняком был разбит прекрасный сад, уходящий вверх по холму. Оттуда, сверху, открывались дивные виды на реку и новый королевский дворец, протянувшийся вдоль берега на стороне Клермона. И на холмы, окружавшие Клер-Монтель.

Сейчас весна только-только вступала в свои права, а потому деревья в саду были обнажены. Но, несмотря на это, я могла представить, каким прекрасным будет сад уже совсем скоро. Когда старые кряжистые платаны покроются молодой листвой, а на склоне холма зазеленеют кусты винограда.

– Мне кажется, что расположение этого дома слишком роскошно, чтобы принадлежать графу, – я произнесла это, задумчиво глядя в окно, даже не ожидая от Кайроса ответа.

– Все верно. Только если этот граф не являлся двоюродным братом короля.

– Но, тогда получается, что… – я отвернулась от окна и посмотрела на Кайроса, стоящего посредине огромной гостиной, в которой мы находились.

– Что с нынешним его величеством мы троюродные братья.

– А так с виду и не скажешь, что вы родственники.

– Потому что… – Кайрос на мгновение прикрыл глаза, стараясь сдержать гнев, но я успела увидеть отблеск пламени, отразившегося в его зрачках. Огня, такого же, которым дышал Синешерст. – Потому что мы с ним не считаем себя таковыми.

Где был прежний король, когда погибли мои родители? Когда лорд Темного мира, брат моей матери, забрал меня к себе, чтобы воспитать меня как своего эмиссара? Того мальчика, которого когда-то давно, вечность назад, уводили из этого дома, больше нет. Он погиб во тьме мира демонов, а на его место пришел кто-то другой. С его именем и его лицом. Тот, кто появился благодаря воле одного правителя и равнодушию к его судьбе другого.

Я смотрела на Кайроса, одиноко застывшего в центре просторной гостиной. А потом сделала шаг вперед от окна, рядом с которым стояла. И еще один. И еще. Пока, наконец, расстояние между мной и демоном не сократилось до одного шага. Между мной и моим демоном. Сейчас я понимала это совершенно отчетливо. Как и то, что этот последний шаг я делала по своей воле. Не из-за браслета с бирюзой, обвивавшего мое запястье. Не потому, что мужчина, стоявший передо мной, был тем, кто спас меня от тьмы колдовского мира. А потому, что я хотела быть с ним. С тем, чье имя отзывалось счастьем в моей душе. И мне было не важно, принадлежит ли оно демону или человеку.

Последний шаг был сделан, и я оказалась лицом к лицу со своим демоном. Положив одну ладонь ему на грудь, другой я осторожно развернула его голову к себе. И теперь я могла увидеть то, что отражалось в его глазах. Горечь. Боль. Сожаление о том, какой могла быть его юность, если бы прежний король принял иное решение.

– Все позади, – я провела ладонью по щеке Кайроса. – Ты вновь вернулся в свой дом. И Темный мир не имеет над тобой власти. А Этьен… Его вины в том, что произошло с тобой, нет.

– Да, – Кайрос вздохнул, вновь закрыв глаза, осторожно приблизив мою голову к своей груди. – Отец Этьена был тяжелым человеком. И вряд ли моему троюродному брату жилось намного легче, чем мне.

– Если бы все случилось иначе, тогда, в прошлом, возможно, теперь наша встреча бы не состоялась, – я обняла Кайроса за пояс, прижимаясь к нему всем телом.

Помедлив несколько мгновений, словно желая проверить, не отстранюсь ли я от него, Кайрос обнял меня чуть крепче, скользнув руками вниз по моей спине.

Где-то глубоко в груди глухо билось его сердце. Я слышала эти удары, зачарованная ими, как самой прекрасной мелодией. Ощущала прикосновение его горячих ладоней. Жалея лишь о том, что от моей кожи их отделяют несколько слоев ткани. Желая этого. И даже большего. Всего, что могла бы получить.

В один миг все вдруг стало неважным. Все, кроме нас двоих, сокрытых от остального мира в тишине стен старого дома.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться