Демон для принцессы ветров

26. Неявная угроза

– О том, что короли ветров не только умели повелевать ветрами, но и обладали еще одним, весьма ценным магическим даром, ходили легенды. Но короли пустынного царства так давно ушли из этого мира, что легенды эти были давно позабыты.

Произнеся это, Грейс задумчиво посмотрела на меня, подняв голову от старинного фолианта, который изучала. Мы с ней находились в ее кабинете, который, как и вся магическая лаборатория, которая к нему прилагалась, располагался не где-нибудь, а в самом королевском дворце. С некоторых пор Грейс стала черной ведьмой на королевской службе. Так объяснила мне она сама, опередив возможные вопросы с моей стороны, сразу после того, как Кайрос буквально передал ей меня из рук на руки, приведя во дворец. Но задумываться от взаимоотношениях Грейс и его величества Этьена у меня не было ни времени, ни желания. Все мои мысли были заняты так неожиданно проявившимися у меня магическими способностями. И Кайросом.

Мой демон, он был не слишком рад обнаружению у меня магического дара. Вернее, тому, что это произошло именно сейчас. Потому что это означало, что он был вынужден отпустить меня из безопасных стен своего особняка в большой мир. Тому, что прямо сейчас ему придется делить меня с кем-то еще. И в этом отношении я полностью разделяла его недовольство. Потому что я сама была не слишком рада покидать его объятия. Но пробудившаяся во мне магия могла в любой момент выйти из-под контроля, если я в самое ближайшее время не научусь обращаться с ней. И помочь мне в этом мог только тот, кто сам обладает магией. Сам Кайрос этого сделать не мог, по крайней мере, на начальном этапе. Дело было в каких-то особенностях, связанных с уровнями врожденного и приобретенного магического дара. А потому заботы о моем обучении целиком легли на Грейс. Она была единственной, кого Кайрос одобрил как моего возможного учителя. Мой демон был благодарен Грейс, спасшей мою жизнь в колдовском мире. И, пусть и не до конца, но все же мог доверять ей. Мог доверить ей меня.

Несмотря на всю чрезмерность опеки, которой Кайрос пытался меня окружить, я понимала это его стремление. После стольких лет одиночества и нелюбви встретить ту, с которой сможешь разделить жизнь до конца времен, уйдя с ней рука об руку в объятия вечности. Даже мысль о том, что он может меня потерять, была слишком страшна. Я не могла и не хотела представлять того, что будет, если меня вдруг не станет. Какую боль испытает мой демон. И на какие поступки она может его толкнуть. Какую сторону может заставить принять.

Несколько дней назад, когда мы в первый после возвращения из золотого королевства пришли во дворец, нас встречала не только Грейс, но и его величество Этьен. И Кайрос не преминул воспользоваться этой возможностью, чтобы донести до короля свои представления о том, как именно должна быть организована моя охрана во дворце. Его величество, как ни странно, был полностью солидарен с Кайросом в важности вопроса обеспечения безопасности. Поэтому восточное крыло дворца, в котором располагалась лаборатория Грейс, находилось под усиленной охраной. А то, что мы с ней являемся взрослыми самостоятельными людьми, похоже, никого из мужчин не беспокоило. От присутствия охраны непосредственно в комнатах, где мы с Грейс находились, нас спас Синешерст, повсюду сопровождавший меня. Он, будучи псом Темного мира, был лучшим охранителем из всех.

– Ментальная магия стоит особняком от той магии, которую сейчас называют светлой и темной, – произнесла Грейс, заставляя меня отвлечься от мыслей, в которые я погрузилась.

– Но это ведь не плохо?

– Совсем нет. Просто она иная. Ее сила и особенности проявления в гораздо большей степени зависят от того, кто ею владеет. И если как для светлой, так и для темной магии базовые принципы действия давно известны, то для ментальной магии этого сказать нельзя. Во многом это связано с тем, что за последние несколько сотен лет история насчитывает лишь несколько случаев упоминания о ментальных магах.

– И их действительно было так мало?

– Думаю, что нет. Скорее всего, их было гораздо больше, и даже больше, чем мы можем предположить. Но уровень дара у всех был разным. Кто-то, у кого он был низким, возможно, даже не знал, что является носителем ментальной магии, и свои способности объяснял сильно развитой интуицией. Те, у кого он был развит сильнее, могли считать, что обладают даром близкого предвидения. И лишь немногие, те, кто не только обладал большим уровнем дара ментальной магии, но и сумел развить его в себе, могли по-настоящему слышать мысли собеседника и заглядывать в будущее.

– Обладая такими способностями, думаю, они не хотели, чтобы об этом узнал кто-то еще.

– Думаю, что да. И это во многом определило то, что о ментальных магах практически ничего неизвестно. Сейчас ты – единственный из известных нам ментальных магов во всей Аворе.

– Маг, который ничего не знает о магии и не умеет управлять своим даром, – грустно вздохнула я.

– В этом нет ничего страшного. Любой дар можно развить в значительной степени. Вот только для этого нужно время, которого у нас не так уж и много. И мы не можем ни к кому обратиться, потому что должны держать твой дар в тайне. Ну, почти ни к кому.

В этот момент двустворчатые двери, ведущие в комнату, распахнулись, пропуская молодую женщину, которую сопровождал пес Темного мира. И, прежде чем Грейс успела представить нас друг другу, Синешерст, до этого мирно дремавший на ковре, в один миг оказался прямо перед своим, если так можно было выразиться, собратом.

Псы Темного мира замерли, будто решая, кем им предстоит стать друг для друга – союзниками или непримиримыми врагами. Затем, мягко переступая на лапах, они начали медленно обходить друг друга, словно готовясь к предстоящей битве. А потом, с визгом и подвываниями, бросились друг к другу, начав друг друга упоенно обнюхивать и облизывать.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться