Демон для принцессы ветров

28. Паутина

Кроме «во-первых» – вопроса, включавшего задачу развития моего дара, было еще и «во-вторых». И оно касалось того, о чем рассказывала Анаис. Она говорила о том, что нет достоверных сведений о том, существуют ли еще миры, подобные нашему. А если и существуют, то что они себя представляют, и какие существа их населяют. Есть ли жизнь в этих мирах, или там царствуют лишь ветра, перевивая пески над мертвыми землями.

Отголоски историй об этих мирах можно встретить в легендах, столь старых, что никто из ныне живущих не может сказать, когда те были рождены. Но если эти старые сказки правдивы, значит, там, где-то за границами нашего мира, есть и другие. Возможно, целое ожерелье миров. Нужно только понять, как преодолеть разделяющее эти миры пространство. Но что, если этого пространства нет. Или оно существует там, куда нам пока нет доступа. И нужно лишь найти способ, чтобы суметь открыть дверь, ведущую к перекрестку миров. Но прежде ее нужно найти. Или создать.

Создать, подобно тому, как когда-то сделал Салм, младший брат короля ветров. Тот, в ком, возможно, воплотился дух Неназванного. Тот, чья злая воля создала колдовскую армию, до сих пор ожидавшую часа, чтобы исполнить свое предназначение. Напасть на Клер-Монтель, чтобы смести его с лица земли, а затем покорить Авору и остальные серединные королевства.

Но тот, кем стал теперь Салм, не просто нашел способ открыть дверь между мирами. Он научился с помощью магии создавать новые миры, чтобы перемещаться с их помощью не только сквозь пространство, но и сквозь время. А раз это возможно, то множественность миров заключается не только в существовании иных, незнакомых нам миров, но и в существовании нашего мира, взятого в разные моменты времени. И при определенных условиях можно перемещаться между ними. Из прошлого в будущее и наоборот.

Вот только какими силами нужно обладать, чтобы скользить по нити времени между мирами? Нужно ли для этого принадлежать к Темному миру? Необходимо ли обладать темной магией? Пока, без теории строения материи, которая бы объясняла взаимовлияние магической и не магической структуры вещества друг на друга, то есть, двойственность всего сущего, это было невозможно.

Но невозможно – это всего лишь слово. Слово, которое было незнакомо тому, кто когда-то стал носить имя Салм. Каким именем он называется теперь? В каком обличье он ходит сегодня среди нас, желая закончить то, что начал много столетий назад? Это и было то самое «во-вторых». Нашей задачей был вовсе не поиск дверей, ведущих в другие миры. В нашем собственном мире, в Клер-Монтеле, в королевском дворце, мы должны были отыскать нить, ведущую к Салму, чтобы распутать созданную им паутину.

После длительного обсуждения, процесс распутывания было решено вести по нескольким фронтам. Даже я, не имеющая практического опыта в этом вопросе, отлично понимала, что дело поиска заговорщиков – это весьма объемная и трудоемкая задача. И, кроме того, требующая времени. А вот времени-то у нас как раз и не было. Армия тьмы, покорная слову Салма, могла обрушиться на Клер-Монтель в любой момент. И, не зная, как выглядит темный чародей и под каким он именем скрывается, мы не могли воспрепятствовать этому.

Но был и кто-то еще. Кто-то помимо Салма, желающий вновь повергнуть Авору в пучину Темных войн. Слишком много событий произошло за последнее десятилетие, чтобы продолжать их считать случайными совпадениями. Вспышка магической чумы на юге страны, в результате которой едва не погибла нынешняя герцогиня Ривельская. Темное столкновение, которое нарекли битвой Павших из-за того, что из всех сражавшихся с внезапно напавшими тварями Темного мира удалось выжить лишь пятерым, среди которых были герцог Ривельский, генерал Лагард и Кайрос.

И если со времени вспышки магической чумы и битвы Павших прошло уже несколько лет, то нападения на Военно-магическую академию и на Анаис произошли совсем недавно. На первый взгляд, все эти события не были связаны друг с другом. Но, тем не менее, следы каждого из них вели в Совет Магов и в королевский дворец. Вели, но каждый раз обрывались у входа, не давая проследить их внутри. Словно кто-то специально отсекал их, отдавая на откуп исполнителей, но не давая приблизиться к себе. Кто-то умный и хитрый, и, в придачу, обладающим достаточным влиянием. Тот, кто входил в Совет Магов, и для кого было открыто множество дверей в королевском дворце. Возможно даже, не один человек. Или не совсем человек? Был ли это тот, кто стал Салмом? А если нет, то как связан темный чародей, пришедший из прошлого, с тем, кто многие годы плел свою паутину, скрываясь в тени дворца? И связан ли вообще?

Так или иначе, для решения проблемы, пока она не приобрела катастрофические масштабы, следовало действовать незамедлительно. Грейс продолжала активно участвовать в работе Совета Магов, заседания которого теперь проходили не в пример чаще, чем раньше. Несколько раз в неделю против прежних пары раз за месяц. Конечно, не все были рады такому повороту событий, но жаловаться в открытую не могли. Председатель Совета, он же его величество Этьен, был не тем человеком, которому можно было выразить необоснованное недовольство, не ожидая после этого справедливых и неотвратимых последствий. Даже я, еще только делающая первые шаги в ментальной магии и еще очень плохо чувствующая ауры незнакомых мне людей, ясно ощущала исходящую от него внутреннюю силу, отчетливо понимая, что его величество – жесткий и сильный правитель, не склонный к излишним сантиментам. Но, вместе с тем, справедливый и не чуждый сострадания.

Совсем другим он был при общении с нами и с Грейс. Особенно с Грейс. И, хотя он не специально не выделял ее среди нас с Анаис, теперь много времени проводивших вместе за работой, между его величеством и госпожой черной ведьмой, как иногда себя называла Грейс, определенно существовало нечто большее, чем просто рабочие отношения. Притяжение. Я могла бы характеризовать происходящее между ними таким словом. Словно они были истинной парой друг для друга. Казалось бы, такое положение вещей должно было бы показаться мне мезальянсом. В какой-то мере, оно и представлялось мне таковым, но только не со стороны короля, а со стороны Грейс. По моему мнению, если бы этот союз действительно состоялся, то именно она, будучи высококлассным темным магом и наделенная сейчас всеми свободами гражданина Аворы, став королевой, приобрела бы довольно много ограничений.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться