Демон для принцессы ветров

29. Перед балом

Мне никогда прежде не доводилось бывать на балах, тем более, на таких торжественных и масштабных, как тот, который должен был состояться совсем скоро. И, более того, мне предстояло даже некоторым образом поучаствовать в его организации. Большой королевский бал. Даже одно название звучало величественно. И мне было страшно задумываться о том, насколько помпезным окажется само действо.

В Высшей академии искусств, в которой я училась, подобные мероприятия были куда проще. Конечно, у нас были зимний и летний балы. Но, из-за специфики заведения, все происходило по-домашнему. Это больше было похоже на отчетный концерт, где студенты музыкального факультета устраивали концерт из написанных ими произведений, учащиеся художественного отделения украшали зал, в том числе, написанными ими же картинами, а обучающиеся в департаменте танцев организовывали показательные выступления.

Здесь же, в королевском дворце, все должно было быть совершенно иначе. Множество незнакомых людей, сотни взглядов, направленные на тебя. И нельзя оступиться, даже зная, что тебе не дадут упасть и защитят ото всех опасностей. Танцевать я умела не слишком хорошо, но по этому поводу не беспокоилась совершенно. Потому что была уверена, и, надо сказать, совершенно оправдано, что Кайрос не позволит никому постороннему не то что танцевать со мной, а даже приблизиться ко мне на недопустимо близкое по его мнению расстояние. Сам же Кайрос, будучи выпускником Военно-магической академии, танцевал безупречно, и, кружимая в его объятиях, даже в самых сложных па танца я чувствовала себя уверенно.

Куда больше танцев и всех прочих увеселений, которые планировались на балу, меня беспокоила его подготовка. Чтобы у меня была возможность познакомиться если не со всеми, то с большинством служащих дворца, меня, как выразился генерал Лагард, «внедрили» в состав организаторов бала, сделав приглашенным консультантом по вопросам стилистики. Ренар Лагард, генерал разведслужбы и счастливый муж Анаис, тоже принимал активное участие в организации бала или, как он его называл, спецоперации по выявлению диверсантов. Именно он, ознакомившись с моей биографией, и предложил мне сыграть такую роль. По сути, я была самой собой, поскольку, имея диплом специалиста в области истории искусств, я была достаточно квалифицирована для подобной работы.

Единственные изменения коснулись моей внешности. Поскольку было доподлинно неизвестно, видел ли кто-то из предполагаемых членов Забытого Ордена меня в колдовском мире, где я была пленницей Кайроса, теперь мне приходилось носить магическую маску, искажающую черты лица. Больших неудобств это не доставляло, поскольку какой-то ткани или чего-то подобного на моем лице не было. Маска представляла собой сочетание сложных магических плетений, наложенных поверх моего лица и удерживаемых магическими накопителями. Единственной трудностью могла стать частая замена этих самых накопителей, но и об этом мне не приходилось думать благодаря Кайросу. В фамильных украшениях, подаренных им, были заключены не обычные камни, а так называемые «звезды» – магические накопители естественного происхождения.

Как и задумывалось, за несколько дней я, в той или иной степени, успела пообщаться со всеми, кто работал в королевском дворце. Однако по долгу службы чаще всего мне приходилось общаться со старшим распорядителем дворца Дольсини. Он был безукоризненно вежлив, корректен и внимателен, но было в нем что-то, что настораживало меня, что-то, вызывающее внутреннее напряжение во мне в его присутствии.

– Твои способности усиливаются, – заметила Грейс, когда я рассказала ей об этом своем наблюдении.

– И этот Дольсини вполне может оказаться тем, кого мы ищем, – высказала свое мнение Анаис.

– Думаешь, это он и есть? Сам Паук?

– Думаю, что его должность – это отличная возможность для того, чтобы тихо и незаметно плести паутину, чтобы затем в один миг растянуть ее по всему дворцу.

– Мы можем предположить, что он всего лишь исполнитель и осведомитель, – произнесла Грейс. – Я проверила, именно старший распорядитель обеспечивает подготовку зала перед заседаниями Совета Магов. А это означает, что он заранее знает о месте и времени проведения Совета. И только это уже весьма ценная информация.

– Он может передавать ее кому-то за пределы дворца?

– Вряд ли, – Грейс покачала головой. – Клятва, данная им при, скажем так, трудоустройстве, не позволит.

– Но любую клятву можно обойти, – заметила Анаис. – При должном желании и умении, естественно.

– Здесь, во дворце, все дают клятву верности высшего порядка, на крови. Я специально выяснила этот вопрос.

– Такую клятву нельзя разорвать в одностороннем порядке, это факт, – задумчиво произнесла Анаис. – Но можно «перебить» новой клятвой, более сильной. А сила клятвы напрямую зависит от того магических способностей того, кто эту клятву давал и принимал.

– Получается, – задала вопрос я, – что если бы нашелся более сильный маг, чем тот, кому давал клятву Дольсини, то младший распорядитель мог бы присягнуть на верность ему, а старая клятва утратила бы силу?

– Теоретически, да, это возможно. Но маловероятно, – ответила Анаис.

– Почему? – удивилась я.

– Потому что клятва дается не какому-то человеку, – сказала Грейс. – И даже не королю, потому что тот совсем не обязательно может быть магом. Как его величество Этьен, например. В верности королю присягают на одном из источников Сердца магии.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться