Демон для принцессы ветров

31. В подземелье

– Ты был знаком с профессором? – мое удивление от того, что говорил мне тот, кто имел сейчас облик Салма, продолжало расти. Но вместе с этим начинало появляться понимание того, как глубоко проникло влияние этого человека в наши жизни. Если он был человеком. Хотя бы когда-то.

– И очень хорошо, – на лице моего собеседника появилось выражение, похожее на улыбку.

– Ты знаешь, где он сейчас?

– Я знаю, что его больше нет в мире серединных королевств.

– Ты… ты убил его?

– Я? – кажется, я сумела удивить Салма своим вопросом. – Нет. Зачем? Он… Пожалуй, я бы мог назвать профессора своим другом. У меня не было нужды, да и желания убивать его.

– Тогда кто?

– Тот, кто является для всех нас и другом, и врагом одновременно. Время. Хотя его течение относительно, в некоторых мирах у него куда больше власти, чем в других. В вашем, например.

Я стояла, не отрывая взгляда от того, кого должна была считать своим врагом. Кто, так или иначе, был причастен к несчастьям, произошедшим в наших с Кайросом жизнях. И не только в наших. Но ненависти не было. Не было злости, отчаяния и боли. Лишь чувство сожаления к тому, кто стоял передо мной. И это было очень странно. Разумом я понимала, что тот, кто занял тело Салма, был совсем не безгрешен. И, что бы не привело его туда, где он находился сейчас, было результатом сделанного когда-то им самим выбора. А потому жалости и состраданию не должно было быть места.

Но было и что-то еще. То, что помимо разума определяло мое отношение к незнакомцу. Предчувствие. Как будто что-то внутри меня знало, что произойдет дальше. И именно это знание, совершенно иррациональное, определяло то, что я чувствовала сейчас. Казалось, что унаследованная мной ментальная магия позволяла мне скользить по ленте времени, заглядывая вперед.

– Предвидение, это называется именно так, – произнес Салм, как будто зная, что со мной происходит. Хотя, почему как будто. Он совершенно точно знал это наверняка. – Твоя сила растет, – добавил он. – И это то, что мне нужно.

– Ты, наконец, решил сказать, для чего тебе понадобилась я?

– А ты еще не поняла этого?

– Чтобы заполучить Алмазный ларец? Вернее, то, что скрыто в нем.

– И это тоже. Но, как ты уже могла понять, мои стремления простираются гораздо дальше. Я не могу позволить Пауку подчинить себе мир серединных королевств. Не в этот раз. Уверяю, что ни тебе, ни твоим друзьям не понравится его господство.

– Хочешь переманить меня на свою сторону?

– Зачем? У каждого из нас своя собственная сторона.

– Я не стану помогать тебе.

– Не зарекайся. Именно ты станешь той, которая примет решение. И ты сделаешь тот же выбор, что и я когда-то. Спасти жизнь. Не свою, но того, кто дорог тебе. И это не предположение, а констатация факта, которому, правда, еще предстоит стать таковым. За то время, что я наблюдал за тобой, я успел хорошо тебя изучить.

– Ты был там? В колдовском мире, в котором я была пленницей? – это был вопрос, ответ на который я откуда-то знала.

– Я был одним из тех, кто создавал его. Кайрос, должно быть, рассказывал тебе об этом. О том, что ему одному не под силу создать и удерживать такой большой мир. Я был не единственным, но одним из тех, кто дал жизнь тому миру. И тем, кто обрек его на гибель, допустив досадную ошибку в расчетах. Специально, разумеется. Те, кто думает, что темная магия строится на кровавых ритуалах и жертвоприношениях – глупцы, ничего не смыслящие ни в магии, ни в науке. Единственное, что приходится приносить в жертву, это свои силы и время. Глупцы и те, которые думают, что подобные игры со временем и пространством могут закончится хорошо. Вероятность того, что, пойди все по изначальному плану, то колдовской мир соединился бы с Клер-Монтелем настоящего, минимальна. Скорее всего, что, позволь я довести дело до конца, то столица Аворы, а вместе с ней и все серединных королевства, обратились бы в прах.

– А разве не это было твоим замыслом?

– Ну разумеется, нет. Потому что в этом случае стали бы прахом и остальные ключи от моей темницы, сокрытые в вашем мире.

–Остальные?

– Два замка уже сорваны, и совсем скоро падет и третий. Тот, ключ от которого хранит в себе Алмазный ларец. Салм, тот, чье тело я занимаю, это знает. И жажду этого я.

Я медленно выдохнула, стараясь собраться с мыслями. Тот, кто сейчас носил обличье Салма, но, совершенно определенно, им не являлся, сказал мне так много за такое короткое время. И, вместе с тем, ни слова от том, что помогло бы предотвратить наступающую беду. Пока ничего ужасного не произошло, но одной из целей, которую незнакомец, несомненно, преследовал, он достиг.

Запутать меня. Заронить тень сомнения в моей душе. Заставить задуматься о том, кто друг, а кто враг.

Впрочем, мысль о том, что враги захотят принять облик друзей, не была нова для меня. Но вот то, что тот, кого я считала своим врагом, может оказаться другом, было неожиданным открытием. Хотя, если задуматься, то в моей жизни совсем недавно была такая ситуация. В первые дни нашего знакомства Кайрос казался вовсе не тем, с кем бы я хотела провести всю свою жизнь, а потом разделить на двоих объятия вечности. Скорее, наоборот. Я желала бежать от него без оглядки, и даже попыталась осуществить это намерение.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться