Демон для принцессы ветров

34. Ведьма для короля

Этьен невидящим взглядом смотрел перед собой, не выпуская из объятий свою черную ведьму. Ему казалось, что все это происходит не с ним. Он, король, чье имя открывало любые двери, а одно лишь слово могло свершить чужую судьбу, сейчас был абсолютно бессилен. Он не смог уберечь от смерти ту, которую полюбил всем сердцем. И даже не успел сказать Грейс, что любит ее и хочет видеть своей королевой до конца их дней. Даже в самом ужасном кошмаре Этьен не мог предположить, что этот конец наступит так скоро. Что его милая колдунья сомкнет глаза навсегда, и уже больше никогда не увидит прихода весны, солнца, тепла и самой жизни. Что им не суждено обменяться клятвами перед алтарем, стать родителями маленьких озорников, а на закате дней вспоминать дни долгого лета, на которое была похожа их жизнь. Теперь уже лето никогда не наступит для них, и они не смогут рука об руку войти в осенние ворота вечности, потому что их весна оборвалась, едва начавшись.

– Я не смогу видеть ее имя, написанное среди безмолвных могил, – глухо проговорил Этьен. – Я не хочу смотреть, как крышка гроба скроет ее лик от меня навсегда, как будет падать земля на ее гроб.

 

Покинув колдовской мир мрачного подземелья, Кайрос перенес нас обратно в королевский дворец. Туда, где в море огней кружились в танце пары, наполняя бальный зал весельем и смехом. И где совсем рядом, в малой гостиной, скорбел над Грейс его величество Этьен.

– Неужели мы ничего не можем сделать? – прошептала я сквозь рыдания, которые не в силах была сдержать.

– Можем, – услышала я за спиной незнакомый женский голос.

Обернувшись, я увидела вошедших в комнату Анаис и генерала Лагарда. И еще одну пару, следовавшую за ними. Хрупкую золотоволосую незнакомку немногим старше меня держал за руку суровый высокий мужчина, лицо которого было покрыто ожогами и шрамами. Я догадалась, что это были Элена и Дэсмонд Неро, герцог и герцогиня Ривельские, о которых мне рассказывала Анаис. Герцог был легендарной фигурой, одним из тех, кто сумел выжить в Битве Павших, тем, кто сейчас занимал пост главы управления магии своего герцогства. Его обожаемая супруга была магическим доктором, которая, несмотря на свой титул, не собиралась отказываться от ведения практики в больнице.

– Можем, – повторила Элена, подходя к Грейс, все еще находившейся в объятиях его величества. – Она еще жива, хотя энергетические линии ее магического контура разорваны. Имея магический накопитель достаточной силы, такой, как Звезда Вечности, можно попробовать восстановить контур. Но только этого будет недостаточно. Тело Грейс еще живо, но она сама уже стоит у края вечности. Кто-то должен позвать ее оттуда. Кто-то, кто объединит свой магический контур с ее контуром в один.

– Сможешь помочь мне в этом? – Этьен, не колеблясь ни мгновения, посмотрел на Элену.

– Да, – подтвердила она. – Но я не могу обещать, что все получится, и вы сможете вернуться. Я лишь могу попробовать соединить магические контуры, остальное не в моей власти.

– Я ее отвоюю у всех небес, всех времен и всех золотых армий, – проговорил Этьен. – Хотя, вариант оказаться вместе в объятиях вечности меня тоже вполне устраивает, – добавил он совершенно серьезно. – С некоторых пор я могу себе это позволить, – невесело усмехнулся король.

– Это с каких же, позволь спросить? – вмешался Кайрос.

– С тех самых, как ты отдал свой долг служения в Темном мире, и теперь тебя ничего с ним не связывает, мой дорогой троюродный брат. Приняв титул графа Даммартена, ты официально стал моим ближайшим родственником. И, соответственно, первым претендентом на королевский трон.

– Демон Темного мира на престоле Аворы? Тебе не кажется, что это немного слишком? – спросил Кайрос.

– А разве иной выбор ты сделал ради своей принцессы ветров? – ответил вопросом на вопрос Этьен.

– Нужен еще источник магической энергии, – напомнила Элена.

Это был тот самый выбор, о котором меня совсем недавно предупреждал тот, кто скрывался в обличье Салма. Выбор, который именно мне, последней из рода королей ветров, предстояло сделать. Выбор, который определит не только события сегодняшнего дня, но и те, которым предстоит произойти еще очень нескоро.

И я его сделала, выбрав жизнь вместо смерти. Даже понимая, что, отворив Алмазный ларец и отдав скрытую в нем Звезду Вечности, этим я приближу освобождение Неназванного из его темницы, я не могла и не хотела поступить иначе.

 

Грейс шла по огромному, бескрайнему полю. В далеком небе неслышно плыли светлые облака. Из буйной зелени поднимались руины домов. Казалось, что вот-вот она придет туда, куда шла из далекой дали. Она знала, что не смогла бы поступить иначе, а потому не сожалела о сделанном выборе. Лишь мысли о родителях, лишившихся единственной дочери, причиняли ей боль. Как и мысли об Этьене, которого она теперь уже не сможет назвать своим королем. Грустно улыбнувшись, Грейс подумала, что больше никогда не увидит его, и в этот самый миг он очутился прямо перед ней, появившись из ниоткуда.

– Ты умер? – прошептала девушка. – Но как? Когда? Неужели Дольсини остался жив?

– Ты победила его, моя милая ведьма, – улыбнулся ей Этьен. – И я не умер, я пришел за тобой.

– Но как?

– Связав свою судьбу с твоей воедино. Я не мог допустить, чтобы с той единственной, кого я хочу назвать своей королевой, случилось что-то плохое.



Натали Ормонд

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться