Демон или тихоня?

Размер шрифта: - +

Глава 13

POV Светы

Знаете, очень странно наблюдать со стороны, как бывшие враги спокойно общаются друг с другом. Просто как-то продолжаешь ожидать, что кто-нибудь на кого-нибудь начнет наезжать, но нет, все нормально. Но вот если один другого хватает, то это как минимум напрягает.

Ника вырвала запястье из хватки Орлова и куда-то побежала, стоило мне к ним приблизиться. Что за дурацкая тенденция — убегать от меня? Блин, она все-таки странная. Как я с этим человеком дружу вообще? Я подошла к Саше, который задумчиво смотрел вдаль. Ух ты, а вот это интересно!

— Орлов, проснись и пой! — от моего голоса блондин вздрогнул. Не думала, что все так плохо. Когда парень перевел вопросительный взгляд на меня, я продолжила: — Чо у вас было только что?

— Ерунда, — Орлов отмахнулся и побрел куда-то с хмурым лицом. Как интересно! Он подошел к Лене, которая уже хотела его обнять, но почему-то остановилась. Саша что-то сказал, и рыжая резко изменилась в лице.

— Что?! — раздался крик на весь коридор. До сих пор удивляюсь, как у меня барабанные перепонки не лопнули. Но даже после этой попытки срыва собственных голосовых связок Новикова умудрялась продолжать орать. — Почему? Мы же всего ничего встречаемся! Неужели ты повелся на эту шмару? Да она же...

Дальнейшего я не слышала, стараясь как можно скорее прекратить это надругательство над моими ушами. Скрывшись на лестнице, я сбежала вниз, добравшись до нужного класса. Вот она, голубушка, сидит! С Семой еще. Когда они успевают уматывать от меня, причем все время по отдельности? Приземлившись на скамейке рядом с подругой, я начала ее спрашивать, о чем они говорили с Орловым. Наш интеллигентнейший разговор медленно переходил в дикий ржач и употребление ментальных грибов. Довольно обыденный процесс для друзей на самом деле. Семен угорал вместе с нами, но при этом вел на телефоне постоянно какую-то переписку. Сначала меня потянуло называть его задротом и пошутить что-нибудь насчет его тайной любви, которой, конечно же, не было, но тут же вспомнила сегодняшний случай и не стала комментировать. Тем более, за меня это тут же сделала Ника.

— Задро-о-от! — протянула она, легонько толкая Комарова в плечо. — Ну-ка, что там у тебя? Кого ты там пикапишь?

Макарова в шутку начала пытаться отобрать у парня Айфон, но встретила совершенно нешуточное сопротивление. Брюнетка сидела теперь с офигевшим лицом.

— Не трогай, — решительно отрезал Семен.

— Чо... реально девушка что ли? — прошептала она, не переставая дивиться происходящему. Кажется, ее такой внезапный отпор задел. Я же прекрасно понимала, что происходит, поэтому просто не лезла во внезапно возникший спор.

— Нет, не девушка! — начал повышать Комаров голос. Ох, чую, ничем хорошим это не кончится. Слишком хорошо я знаю этих двоих.

— А что тогда, что ты так защищаешь прям? — в тон ему спросила Ника.

— Это личное!

— А зачем так толкаться-то?

— Сама напоролась, я не виноват!

— Ага, конечно!

— Ага! Конечно!

— Ну и пошел ты! — Макарова скрестила руки на груди и отвернулась от друга. Я состроила фэйспалм. Два дебила... А мне их мирить, как всегда. А все потому, что Ника терпеть не может, когда ей не доверяют. Она всегда жутко бесится из-за этого. Сколько с ней дружу, всегда так: начнешь от нее что-нибудь скрывать — либо выведает, либо обидится. Порой это ее свойство начинает ужасно раздражать, вот как сейчас.

— Так, народ, успокойтесь! Это всего лишь долбанная переписка, чо вы взъелись-то друг на друга из-за такой фигни? — начала я операцию под названием «примирение двух гордых дебилов» после пары минут молчания. Нет, они ж сами никогда не помирятся, даже если спор был из-за сущего пустяка!

— Ну, знаешь ли... — пробурчала брюнетка, вперив взгляд в пол.

— Так, все, харэ бычиться. Кстати, после этого урока объявятся хорошие новости! — продолжала я.

— Какие? — оба друга повернулись ко мне. Ага, отлично!

— Увидите!

Это была моя главная ошибка, потому что эти двое сразу накинулись на меня, начиная пытать, чтобы добыть информацию, но я солдат стойкий, меня так просто не проймешь! Они меня щекотали, уговаривали, пару раз попытались сломать конечности, но ничего не вышло! Так продолжалось до начала второго урока. Друзья наконец-то отцепились от моей уже замученной тушки и побрели на урок. Господи, когда же это закончится...

Как ни странно, урок был довольно скучным. Ни эпических переглядываний, ни записок, передаваемых по всему классу, ни даже общего угара пацанов! Ах, ну да, главный заводила класса в трансе, без него-то ничего не начнется! Блин, неужели они реально без него не могут начать раздув? Не понимаю, как эта система вообще работает. Ну, понятно дело, я в ней не участвовала никогда. Может, стоит? Хотя нафиг оно мне, только проблем больше будет.

После окончания этого урока Ника вновь будто испарилась. Дурацкая привычка у нее, все-таки. Я, может, поболтать с ней хочу, а она... Эх, блин, видимо, придется ее все-таки перевоспитывать. Хотя я уже несколько лет пытаюсь это сделать, так нифига и не получается. Данный пациент безнадежен.

Всю перемену я просто шаталась по школе, не зная, зачем. В классе я застала не в пример задумчивую подругу, рассматривающую котят на своей тетрадке. Ее кулаки сжимались и разжимались. Понятно, умиляется.

— Ну что? — я села на стул перед ней.

— А? А, да, Новикова с Орловым расстались, я в курсе, — протараторила Ника, не отвлекаясь от разглядывания обложки. Услышав фамилию Саши, Марина дернулась, но тут же опустила глаза, продолжая что-то писать в записной книжке. Интересно, она дневник ведет? Вполне возможно.

Урок начался как-то внезапно. В класс ввалилась куча народу, и у всех почему-то горели глаза. Эх, сплетни разлетаются очень быстро, как и всегда. Даже удивительно. Могу поспорить, что в нашем классе нет человека, который бы не знал о внезапном расставании Лены и Саши. Не класс, а Санта-Барбара прямо. Скандалы, интриги, расследования. Хоть до Дома 2 не опустились, и то ладно.

Этот урок был посвящен перешептываниям, сплетням, запискам и нескончаемым слухам. Кажется, одноклассники уже поженили Тропину с Орловым и теперь думали, сколько у них родится детей. А еще они размышляли, сколько же осталось Марине пребывать на этом свете. Наивные людишки, рано вы тут разводите слухи. Хитрая ухмылка появилась на моем лице. Обожаю так улыбаться, всем сразу становится страшно.

Под конец учительнице надоел общий настрой класса и последние пять минут она на нас просто орала. Пусть, все равно всем пофигу.

Звонок возвестил о том, что пора идти жрать. Интересно, чем нас повара удивят на этот раз? Мы втроем уселись на скамейку и уставились на тарелки. Ну, что ж, безвкусные недоваренные макароны и загадочная серая котлета. Н-да, не повезло.

— Итак, дабы не отравиться этой космической хуйней, моя молитва на сегодня: да пребудут со мной сила и печеньки во имя отца, сына и святого духа! — произнеся эту речь, Семен воткнул вилку в котлету и начал ее неспешно кромсать. Мы с Никой прыснули и пошли относить тарелки. Что поделать, я не Комаров и к еде немного прихотливее его. Поставив тарелку на общий стол, я поглядела на кулер с водой, около которого, как всегда, не было стаканов. Ладно, значит, не судьба. Я окинула взглядом столовую и вздохнула. Блин, когда Макарова успела смыться?

Я вышла из пропахшего едой неизвестного происхождения зала и направилась к классу, но на пути мне встретилась знакомая из параллели. Мы неожиданно для себя разговорились. Болтали о всякой ерунде, как обычно бывает.

— Кстати, а правда, что Орлов Лену бросил? — спросила Соня. Ну, надо же, как вести далеко расходятся! Хотя, с нашими-то девками...

— Да. Это для нас так внезапно было, на самом деле! — проворковала я в тон Соне.

— Ого! Интересно, а почему так?

— Даже не знаю! — соврала я. — Слушай, меня это, подруга в классе ждет, я пойду, ладно?

— Да-да, конечно! — девушка поспешно закивала, а я поспешила к классу. Нет, дело не в том, что мне Соня не нравится, она прикольная. Просто я почувствовала приступ. Эх, а ведь день так хорошо начинался. Во мне проснулось... желание обнимашек!

Я неслась к кабинету, из которого уже показалась Макарова. Ага! Ну, сейчас я тебе за все отомщу! За все мои страдания... Мне уже почти удалось поймать ее, как вдруг Ника резко свернула не в ту сторону, видимо, предсказав мой ход. Не успев затормозить, я врезалась во что-то твердое. И что, без обнимашек теперь оставаться? Я обхватила торс своей жертвы руками буквально рефлекторно. Интересно, кто попал под раздачу?
Несколько секунд ничего не происходило.

— Кхэм... — раздалось сверху деликатное покашливание. Ой-ё... Я узнала этот голос. Вот черт! Кто угодно, но только не он! Боже, что я натворила...

С визгом я резко оттолкнулась от человека, но, не рассчитав свою силушку богатырскую, отлетела на некоторое расстояние, врезавшись во что-то спиной. Судя по раздавшимся интеллигентным ругательствам, я попала в свою подругу. Вот, это месть тебе, стерва! Я уже успела обрадоваться, еще не догадываясь, что силушка моя не ограничится одним лишь столкновением с Никой. Мы вдвоем повалились, приземлившись при этом на самый край скамейки. Но, поскольку вес большой, а край был действительно очень крайним, скамейка сильно отъехала в сторону, встретив на пути хлипенькое препятствие в виде деревца. То, не выдержав удара, начало подозрительно наклоняться. Это я увидела за секунду до столкновения затылком со злосчастным краем четырехногой страдалицы. Мы с Никой завыли на весь коридор от боли, так как головой приложились обе.

То, что я видела дальше, больше походило на абсурд. Начнем с того, что около падающего деревца оказался Семен, который попытался спасти несчастное растение, вот только оно оказалось несколько тяжеловато даже для него, и поэтому парень попытался обеспечить дереву максимально мягкую посадку, сопровождая сей нелегкий процесс невообразимым количеством мата. Видимо, и правда, растение немало весило. Комарову пришлось стремительно отходить назад, чтобы это чудо природы не оказалось на нем. На пути своем героическом он встретил никого иного, а именно Орлова, спешащего на помощь. Вот только недаром говорят, что два дебила — это сила, причем сила эта не всегда работает на благо общества. Сейчас был именно этот случай. Тяжеловес просто снес Сашу, даже не заметив этого. Тем временем блондин, делая быстрые шаги назад для удержания равновесия, никак не ожидал препятствий. Поэтому, наткнувшись на ногу Марины, которая зачем-то именно в этот момент подошла к нему, парень повалился прямо на нее, не успев даже ничего понять.

Итог: я ору от боли в затылке, Ника орет вместе со мной и тоже держится за затылок, Семен таки положил дерево на землю вместе с горшком, здоровый Орлов разлегся на хрупкой Тропиной, которая, казалось, сейчас просто задохнется или превратится в лепешку. ЗА-ШИ-БИСЬ!

— Света... — раздался подо мной слабый шепот.

— Что?

— Слезь с меня, ты жирная! — рявкнула Макарова мне прямо в ухо. О боже-господи, мои барабанные перепонки...

— Сама ты жирная! — крикнула я в ответ, поднимаясь с пола. Блин, по-любому всю одежду изгадила...

— Ты хоть знаешь, как тяжело дышать, когда на тебе лежит такая ТУША! — последнее слово брюнетка проорала так, чтобы это услышали все в радиусе двух километров.

— Да тихо ты! Хватит кричать уже! — нарочито тихо произнесла я, дабы слегка уменьшить пыл подруги. Это сработало, и Ника стала вести себя чуть спокойнее. Отлично, полдела сделано.

— А что тут, собственно, происходит? — раздался сбоку голос, на который мы дружно повернулись. О, черт, я уже и забыла. Теперь на меня в очередной раз накатил паралич.

— Да хрен знает, с нее спрашивай! — Макарова вновь повысила голос больше нужного и обеими руками показала на меня. А... чо делать, чо делать?! Мозг помахал мне ручкой и благополучно смылся. Чтоб его...

— Евглевская, что это было?

О боже, ненавижу, когда он смотрит вот так вот, прям в глаза. Теперь я не могла пошевелиться, все мысли как ветром сдуло. Но на помощь пришла Вероника, произведя довольно болезненный тычок локтем в бок.

— Ай! В смысле... Я не хотела... просто получилось так... — я поспешила повернуться к подруге, дабы спасти свой разум от полного самоуничтожения. Господи, когда же это прекратится?

— Что, появление Олегушки вновь вгоняет в ступор? — ехидно прошептала Макарова, стоило нашим лицам оказаться на достаточно близком расстоянии. Однажды, настанет тот прекрасный день, когда я ее убью, но не сегодня. Нет подходящего оружия, чтобы смерть была достаточно мучительной.

— Иди ты! — рыкнула я, отталкивая подругу. — Когда ты влюбишься, я над тобой тоже поржу! — бросив это, я зашагала к классу.

— Тогда тебе придется ждать действительно долго! — донеслось мне в спину, заставив остановиться.

— С фига ли? — я повернулась к брюнетке.

— На ближайшие года два у меня ничего подобного не предвидится, — усмехнулась девушка, уперев правую руку в бок. Надо же, как уверена в себе. Святы наивные люди...

Я повернулась в сторону класса и продолжила свой путь. Ну, посмотрю я на тебя, Макарова, посмотрю потом...



Вероника Морозова

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться