Демон. Очень приятно

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Куда заводят обстоятельства

 

Кармен Локвуд — сирота, выросла с братом, которого любила больше всех на свете. Когда ей исполнилось шестнадцать, он сильно заболел, и зарабатывать на жизнь пришлось ей. Поначалу было нетрудно. Она совмещала подработку с учебой, а вечером ухаживала за братом. Вскоре такой режим совсем истощил юный организм, а резкое ухудшение состояния брата дало повод для окончательного решения бросить школу. И вот она, полная решимости и надежд, без какой-либо поддержки отдается работе, чтобы хоть как-то оплатить лекарства. Днем — официантка и уборщица, а ночью — любящая сестра.

На первых порах и это весьма терпимо протекало в жизни Локвудов. Все было бы хорошо, если бы не очередное обострение болезни. С каждым днем юноша увядал все сильнее, можно сказать, на глазах меняясь. От крепкого здорового парня остался лишь тощий обессиленный человек с серой кожей. Он уже ни на что не надеялся, но улыбался через силу, чтобы хоть как-то поддержать сестру. Он понимал, что в тягость ей, и слишком болезненно осознавал это. Ему хотелось прекратить свое существование, так бы хоть Кармен жила лучше. Ему хотелось сделать хоть что-то для нее, но вместо этого он заставлял ее страдать морально и физически, из-за этого его собственное состояние тоже поддавалось бесконечным стрессам.

Состояние стремительно ухудшалось, врачи настаивали на операции, которая стоила огромных денег. Отчаянье разрывало девичье сердце. Ее глаза не просыхали от слез. Она не занимала деньги, так как все знакомые отказали, а у друзей просто "не было". Устроилась на еще одну подработку, но и этого оказалось недостаточно. Никто не хотел занимать деньги той, что так тяжело их отдает, той, которой они так трудно достаются. Ну а работа не могла дать нужную сумму в необходимые сроки.

Что же делать? Она не знала, что будет дальше, не знала, как будет жить, если единственного родного человека не станет. Для кого тогда стараться? Что тогда делать? С кем разделить боль и радость?

Вечером, когда парень чуть не умер от очередного приступа, сестра решилась на последнее. Ей предложили танцевать в ночном клубе за большие деньги, но она догадывалась, что дело не ограничится только танцами. Но это ничего, куда больнее остаться одной и не дать брату хотя бы маленькую надежду на жизнь. Он должен жить, несмотря ни на что. Уж лучше пожертвовать собой, не думая о себе и не возвышая собственное "Я", а переступить черту ради того, кто всех дороже.

Девушка танцевала перед пьяными мужчинами, улыбалась им фальшивой улыбкой, держалась изо всех сил, а когда ее привели в комнату к одному из них и заставили раздеться, она поняла, что все не будет легко, как казалось. Поняла, что это страшно. Страшно быть использованной незнакомым человеком.

Ее изнасиловали, а деньги бросили на кровать.

Мужчина ушел, оставив ее одну.

Деньги... Так много денег. Если достать еще, то совсем скоро будет достаточно на операцию. Только такие мысли подняли ее на ноги и заставили идти дальше. Она продолжила работать в ночном клубе, каждый день обслуживая самых разных клиентов, выполняя все их прихоти, чего бы они не захотели. Деньги плыли к ней в руки, но их все еще было не достаточно. Столько грязи, но все равно этого недостаточно. Состояние брата в какой-то момент стало критическим; врачи сказали, что операцию больше нельзя откладывать.

Кармен плюнула на все принципы, какие на тот момент еще у нее остались, и пошла к владельцу клуба, надеясь одолжить нужную сумму. Господин Фейбер самодовольно усмехнулся и поставил только одно условие:

— Ты полностью будешь в моей власти. Будешь работать на меня пять лет без зарплаты. И я сам решу, что и когда тебе делать, — прозвучал его властный голос.

Все равно. Это последний шанс...

— Я согласна.

На этом и порешали, да только тогда девушка из-за внутренних переживаний совсем не беспокоилась о себе. Обстоятельства сложились... иначе, чем она хотела. Кармен Локвуд стала самой настоящей шлюхой, не смеющей никому отказать.
 



Когда закончится этот бесконечный Ад? Когда все станет хотя бы чуточку лучше? Почему раньше, когда все было хорошо, она не ценила этого? Почему человек всегда чем-то недоволен? Почему, когда у тебя есть самые дорогие люди, ты чем-то возмущаешься и причиняешь им боль? Неужели... нельзя без этого?

"Я не хочу... жить," — она посмотрела своими синими глазами в потолок и сморгнула кристальные слезы с ресниц.

Пустота, что жила в ее сердце, казалась самой родной на свете. Ближе ей, чем кто-либо. Невозможно было представить жизнь без нее. Все ее чувства постоянно кружились где-то, то чернели, то становились светлее, стоило ей вспомнить что-нибудь из прошлой настоящей жизни, когда рядом был ее любимый брат. Но стоило вновь вернуться к реальности, как вязкая грязь вновь окутывала собою все.

Тяжелый вздох разразил тишину.

"Когда это все закончится?"

Послышался шум, напоминающий потрескивание. Кармен никак не отреагировала, а только замерла и зажмурилась, боясь, что это Фейбер вернулся. Так иногда случалось: он мог возвращаться для того, чтобы сказать ей еще что-то унизительное, или для того, чтобы она обслужила его как-то по-другому. Волна отвращения заполнила сознание до краев, а по коже пробежались мурашки. Только не это, только не сейчас. Но нет. Какое-то невиданное свечение образовалось в центре комнаты, озарив все пространство ослепительным светом, подобным самому солнцу, а когда оно исчезло, вновь наступила тишина. Гнусная, тягучая...

Девушка приподнялась в постели и увидела незнакомца.

Перед ней стоял юноша с ослепительно-золотистыми волосами. Серьезное лицо, усыпанное веснушками, сияло важностью, а яркие зеленые глаза холодно глядели на нее, с некой усталостью и ледяным спокойствием. Совсем не похож на себя прежнего, когда общался с демоном. Этот молодой человек смотрел на девчонку так, будто проверял всю ее жизнь взглядом, будто заглядывал в ее душу и читал мысли.

Под пристальными взглядом бедолага съежилась и натянула одеяло до самого подбородка, поспешив прикрыться от чужих глаз, чувствуя внутреннее оцепенение. Каждый орган замер в томительном ожидании, будто бы сейчас должно было произойти что-то плохое.

Сердце тревожно забилось, защемив в груди.

— Кто ты?! — крикнула она дрожащим голосом, лихорадочно впиваясь пальцами в одеяло, ощущая, как мурашки бегут по всему телу, а сердце начинает выстукивать все быстрее. Как бы красив этот человек ни был, он появился из неоткуда, и от него явно не исходит какая-то приятная энергия. От него хочется убежать.

Он промолчал.

На этом пареньке была очень странная одежда: кремовый сюртук длиной до колен, облегающие черные брюки и белая рубашка, идеально наглаженная. В один момент с его лица исчезла серьезная холодность, которая сменилась теплой полуулыбкой на привлекательных губах, вместе с которой показалось, что веснушки так же засияли. Из-за одной только улыбки его лицо стало по-настоящему ангельским, настолько красивым, даже добрым.

— Кармен Локвуд, правильно? — бархатистым голосом спросил юнец, отмахнув от лица непослушную прядь золотых волос. Но ответа не последовало; девушка продолжала глядеть на него испуганными глазами. Она внимательно изучала его и все никак не могла понять того, что происходит. — Тебе надоела такая жизнь? Хочешь... перемен?

Такой чистый, мягкий тон голоса заставил немного расслабиться, подействовал, словно по волшебству, оставив за собой приятное послевкусие. Но ответить ей так и не удалось. Тень страха все еще лежала в подсознании, не давая даже вздохнуть. Несмотря на красивые чистые слова, что-то по-прежнему тревожило ее. Кармен взглянула в его ясные прозрачные глаза и отчего-то задрожала, не сумев больше отвести взгляд.

— Ответь же, барышня. Ты... хочешь изменить свою жизнь?

Как только шатенка шевельнула губами, уже находя ответ, будто заведомо знала его, как вдруг дверь стала открываться. Внутри у нее все передернуло, а сердце точно остановилось. Это Фейбер вернулся за ней, чтобы отвести к очередному клиенту. Снова этот кошмар, одно и то же. Те же муки изо дня в день. Нет, такого больше не должно повториться. Если она еще хоть раз будет унижена чужим мужчиной, которого ей придется удовлетворять, то она точно повеситься в уборной, как это делали другие девушки. В этот раз у нее получится, и кошмар закончится.

Незнакомец махнул рукой, и дверь с силой закрылась, вызывая удивленное недовольство с другой стороны.

— Что происходит?! Открой дверь, шлюха! — рычал злой хриплый голос. Мужчина колотил руками, потом стучал ногами о бедное дерево двери, которая в любой момент была готова поддаться сильному напору, но нет. Дверь ни в какую не поддавалась.

Девушка, замирая от удивления, чувствуя, как сердце начинает еще быстрее стучать, вся побледнела и задрожала, ощущая собственное сердцебиение, отдающееся по видным на ее теле венам.

Юноша посмотрел на нее уже серьезно и внимательно, улыбка исчезла... Он вновь взглянул в ее глаза холодным неприятным взглядом, от которого она вздрогнула.

— Сейчас или никогда! Отвечай. Хочешь изменить свою жизнь?

— Я... — Кармен обмоталась одеялом и, заглянув в зеленые глаза гостя, уверенно ответила, — я согласна! Да. Хочу!

Похоже, Фейбер подозвал своих дружков, и теперь дверь ломали все вместе. Вот-вот преграда, защищая от этого зла, падет. Дверь просто выломают. Больше не остается времени, совсем.

Молодой незнакомец подошел к постели, быстро ухватил девушку за тонкое запястье, чуть не оставив ей синяков при этом, и притянул к себе. Попав в чужие объятия, она почувствовала легкую невесомость, а после потеряла сознание, сладко проваливаясь в нужное ей беспамятство. Крики Фейбера уже не доносились до нее...



Мария Солтан

Отредактировано: 27.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться