Демон осени

Размер шрифта: - +

22

- Ты готов? – спросила я, наблюдая, как парень задумчиво грызёт гренку, глядя в бокал с тёмным пивом, в котором причудливо плясали огни бара.

- Да, начинай, - кивнул он и принялся смотреть на меня, показывая, что выслушает внимательно всё, что я ему расскажу.

А рассказать я хотела многое, пользуясь случаем. Был ничтожно мал шанс, что парень поверит в мои расказни, но очень хотелось поделиться с ним правдой. И потому я улыбнулась ему, радуясь от предвкушения, что, наконец, выговорюсь. Положив локти на столешницу, я подалась чуть вперёд, чтобы быть ближе к Максу. Он же остался сидеть, как и сидел, не предпринимая попыток приблизиться к Лере, которая в тот момент, должно быть, выглядела загадочно и глаза её, столь странного цвета, заговорчески поблёскивали в полумраке.

- Итак, тебе известно, что я Элла из другого мира, - начала я. - Но в прошлый раз ты не дал мне объяснить, почему я вынуждена провести четыре дня здесь и притом в облике Леры, - я замолкла, с интересом следя за реакцией собеседника.

Что, неужели молчит? Не кривится, не посмеивается, не угрожает сдать туда, куда лучше не попадать и даже не пытается заставить говорить тише, хотя… я и так говорила почти шёпотом, куда уж тише? Просто сидит и смотрит на меня, слушает, не перебивает. Наверное, на моём, вернее, Лерином, лице красноречиво отразились все мои мысли, и выглядела я недоумевающей. По крайней мере, Макс после нескольких секунд моего молчания сообщил:

- Я выслушаю, как договорились. Ты можешь нести любую чушь, Лера, но через три дня я умываю руки. Переместишься ли ты в другой мир, исчезнешь или же окажешься в больнице или же вернёшься к нормальной жизни – не важно. Мы условились, что через три дня ты оставишь меня в покое и прекратишь преследовать. А сейчас я готов слушать.

Он взял бокал с пивом и отпил немного, словно пробуя его на вкус и проверяя, можно ли его употреблять.

- Отлично! – радостно воскликнула я, кажется, слишком громко, поскольку на меня тут же обернулись несколько человек, что сидели за другими столиками.

- Говори потише, - посоветовал Макс.

- Хорошо, - ответила я покладисто, переходя снова почти на шёпот. – Слушай, это покажется тебе бредом, но я в вашем мире скрываюсь от демона… Его зовут Олаф, я, кажется, уже говорила о нём. Когда-то он был человеком, только потом злые духи обратили его в демона огня, но не стоит жалеть его – это было его выбором, и только он виновен в том, что с  ним стало. Олаф страшен тем, что он беспринципен… Ты не представляешь, сколько народу полегло от его рук в нашем мире… Да, в былые дни он убивал постоянно, но потом его сумели усмирить, и вот уже много сотен лет, как он может появляться лишь раз в десятилетие. С тех пор он немного подуспокоился и не жаждет крови, а хочет обрести свободу, которую можно обрести, лишь вернув себе человеческий облик и человеческую сущность, которая запрятана где-то глубоко в его сознании. В общем теперь он ищет девушку, чистую и светлую, способную полюбить его и превратить…

- Из чудовища в прекрасного принца, - закончил за меня Макс. – Лера, этот сюжет стар, как мир.

- Как ваш мир, - парировала я. – У нас такое впервые! Серьёзно, до Олафа не было похожих прецедентов… - я вздохнула, а потом решила, что знания, доступные Максу, могут помочь мне, и попросила: - Расскажи мне о ваших чудовищах…

Парень, пьющий пиво, отставил бокал в сторону. Моя просьба, казалось, впечатлила его куда больше, чем сам мой рассказ, который он вообще, похоже, слушал в пол уха. Он внимательно посмотрел на меня своими удивительными глазами, а потом, взяв себя в руки и решив не препираться со мной в общественном месте, спокойно ответил:

- У нас нет чудовищ… Это образ, просто образ… Чудовищем может быть любой человек: красивый или некрасивый, богатый или бедный… Суть в том, что он плохой, но потом встречает девушку, влюбляется и становится хорошим. Помнишь тот фильм, что ты видела – таких фильмов очень много, можно сутками смотреть, только ничего от этого не изменится. Это сказки, которые созданы для того, чтобы верить в добро и в то, что любовь побеждает всё.

- Но ведь она действительно побеждает? – спросила я так, словно Макс был творцом этого мира и мог дать мне точный однозначный ответ.

Парень усмехнулся и вместо ожидаемого мной исчерпывающего ответа задал ехидный вопрос:

- Если она побеждает, то почему же ты сбежала от своего Олафа сюда?

Я растерянно посмотрела на собеседника, совершенно не ожидая, что он спросит именно об этом. Оказалось, что сформулировать ответ сложно: я и сама толком не знала, почему сбежала. Наверно, потому, что мне сказали сбежать, а Дарниэлю я привыкла доверять и просто напросто послушалась его. Но говорить об этом Максу, признаваясь в том, что не умею принимать решения самостоятельно, мне не хотелось, и я, постаравшись, отыскала более-менее правдивый ответ:

- Потому что… - неуверенно начала я. - Потому что я не думала о том, что он может быть хорошим…. Не думала, что ему, может, действительно нужно, чтобы его любили, и это сможет отогреть его душу… - я видела, как скептически смотрит на меня парень, но продолжила: - Он принёс много зла в прошлом, и никто даже мысли не допускал о том, что он может быть другим… внутри… понимаешь? А теперь я подумала об этом, посмотрев фильм… Вдруг, я – его шанс? Вдруг я смогла бы полюбить его, если бы не сбежала, как сотни девушек до меня, а осталась и хотя бы поговорила с ним? Ведь это то, чего давно никто не делал – последние сотни лет старейшины всех переправляют в иные миры, и у Олафа просто не было шанса раскрыть свои светлые стороны…

- А они у него есть? – спросил Макс с усмешкой, и сам же ответил:  - Ну конечно, есть! Они ведь есть у всех, особенно у мужчин, верно, Лера? Или Элла? Да неважно – главное, что не сомневайся, чем человек поганей, тем он внутри несчастней и тем сильнее нуждается в понимании и любви. Это ведь чертовски интересно, копаться в грязи в поисках чего-то ценного и светлого, да?



Анастасия Енодина

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться