Демон Пепла и Слез

Размер шрифта: - +

Глава 16. Разорванные помолвки

Колеса размеренно стучали по шпалам, а за окном проплывала милая деревушка. Маленькие домики утопали в зыбком тумане, скрюченные деревья тянули голые ветки, кругом ни души, и только серый дождь поливает черное озеро.

Я погрызла кончик ручки и снова уставилась в кроссворд. Тяжелый металл из наушников Аньки звучал потусторонне и под стать пейзажу за окном. Алекс выцарапывал от нечего делать пентаграмму на стенке. Такая милая идиллия. Не хватает еще гробика с Дракулой, упакованного в багаж. Зато бес имеется.

В данный момент бес занимался сверхважным делом, то есть, устав корчить рожи и говорить "страшные и ужасные" вещи, занялся подтачиванием когтей. Мне пришлось пожертвовать пилкой - ничтожная плата за тишину. Теперь никаких "он идет за тобой... вас-с пус-стят на закус-ску... пожалеете, что родилис-сь... да как ты пос-смел, жалкий с-смертный, ткнуть меня вилкой...". Только равномерный звук подпиливания. Тоже бесит, но меньше.

- Лия Арефффьева, хммм... - Бес, аристократично положив ногу на ногу и сверкая небольшими копытцами, водил пилкой по когтю. Подул на результат и уставился на меня.

Я неохотно оторвалась от осточертевшего кроссворда и скривилась. Бес нам попался на удивление капризный и избалованный. За тишину он стребовал помимо пилки еще и все конфеты, схомячив их за считанные секунды.

- Ну что опять тебе надо? Подушечку? Личного массажера? Кроватку с одеялом? - я приложила шариковую ручку к губам и задумалась. - А, нет, знаю. Ты соскучился по вилке!

- Только посссмей... - угрожающе начал бес, и я скучающе подхватила знакомую фразу:

- Жалкие смертные! Боюсь, напугал.

- На, - протянул мне вилку добрый Алекс. Поезда, видно, жениху не нравились. Он выглядел уставшим и пофигистичным даже больше, чем обычно. Отдав мне вилку, он вернулся к пентаграмме. А может, его просто бес достал.

Я честно потыкала беса вилкой - впрочем, слабо. По части пыток я не сильна.

Бес вяло отмахнулся и лениво показал синий раздвоенный язык, демонстрируя, что я ему не авторитет. Вот так всегда. Не уважают меня демоны.

- Дай мне то, - бес требовательно указал на гамбургер, - и я тебе что-то расссскажу!

- Обойдешься! - возмутилась я. - Только мне твоей болтовни не хватало!

- Алексссия говорила о тебе... - равнодушно плюхнулся на дно клетки бес и вернулся к когтям. - Но есссли тебе неинтересно...

Чертова тварь! В буквальном смысле! Я раздраженно завертела вилкой, разрываясь между желанием узнать, что там говорила Алексия и желанием проткнуть беса насквозь.

- Это бес, не слушай его. Они обожают пудрить мозги, - Алекс зевнул. - Жаль, нельзя его выключить.

Это правда, нельзя. Иначе как узнаем, где выходить из поезда? Я помолчала, постукивая вилкой по столу, и не выдержала.

- Чтоб ты подавился! - кинула я бесу гамбургер. - Рассказывай свое интересное! И если мне не понравится, я, я... Алекса натравлю, вот!

- Только скажи, - хмыкнул жених, сторонник жестокого обращения с демоническими животными.

Бес бросил испуганный взгляд в сторону Алекса и на всякий случай отполз в дальний от него угол.

- Ты ведь з-знаешь, что была помолвлена с с-сыном Алекс-сии? - Бес бережно развернул гамбургер.

- Что значит, с сыном Алексии? - нахмурилась я. - Нечего мне лапшу на уши вешать! Я всегда была невестой Алекса, так родители решили...

- Они решили так пос-сле разрыва помолвки, - уточнил бес. – Лекс-сия рас-сказывала о тебе. Или думаеш-шь, она так просто ненавидит твоего папочку?

- Она ненавидит? - озадачилась я. Вряд ли! Вот папочка ее ненавидит, это да. Неизвестно почему, кстати.

- Ох-ох-ох, еще бы она не ненавидела! - раскудахтался бес. - Да она ядом в его адрес-с исходит! Он ей так много обещ-щал... - Бес отбросил гамбургер и приник к прутьям клетки. - Так клялс-ся в вернос-сти... и предал, как только запахло ж-жареным! А пахло ж-жареным сильно...

Бес заткнулся, прожигая меня хитрым взглядом. Я нахмурилась. Что конкретно бес имеет в виду, говоря "клялся в верности" и "обещал так много"? Что вообще связывало Алексию и отца? Отец ни разу, никогда охотницу не упоминал.

О, хотя это не показатель! Отец много о чем не упоминает.

- Он отдал ей тебя. Вс-сю тебя. Как она прос-сила... так было з-задумано, но гос-сподин Арефьев поругался с хоз-зяйкой. Раз-зорвал помолвку... а с-спус-стя год с-сын хоз-зяйки подозр-рительно быс-стро и вовр-ремя погиб... вроде… с-странно, почему бы Алекс-сии не любить твоего отца? - рассмеялся бес.

- Что это значит? - упавшим голосом прошептала я. Отец что, устранил помеху новой помолвке? Не может быть!

- Ты з-знаешь что! З-знаешь! - Бес высунул нос за пределы клетки, стиснув прутья в лапах. - Это вс-се твоя вина! Он погиб из-за тебя! И многие еще погибнут! Ведь ты притягиваешь нас-с... ты принадлежиш-шь нам... демоны будут прес-следовать тебя вечно! И ты это з-знаешь... раз-зве не чувс-ствуешь?...

Алекс резко сел и, без слов, пригвоздил хвост беса к дну клетку. Бес заверещал, грозя перебудить весь поезд, но на лице Алекса не дрогнул ни единый мускул. Жених склонился к клетке и прошипел бесу в морду.

- Еще слово, и я скормлю тебя волкам, ясно?!

Бес в ужасе закивал, вздрагивая всем телом от боли. Алекс отдернул руку, оставляя нож в хвосте беса, и посмотрел на меня.

- Забудь, что услышала. Лия? Это все чушь! Он демон. Он будет говорить, что угодно, лишь бы подпитаться твоими эмоциями!

За окном проплывал незнакомый город. Унылый, как все города поздней осенью. Поезд медленно замедлял ход, и я, чувствуя пустоту в душе, бездумно кивнула в ответ на слова Алекса. Даже если так, бес достиг своей цели. Что-то всколыхнул в моей душе. Добрался до сердца.

Одним маленьким, кратким разговором, он заронил в меня недоверие к отцу, ненависть к себе и страх перед будущим. Я никогда не слышала, чтобы у меня была другая помолвка. Никто не говорил. Никто никогда ничего не говорит! Я сжала в руке вилку, так, что зубчики воткнулись в ладонь, и прикусила губу. Горечь и страх - и тревога, перемешанная со знанием: бес прав. Я знала, что он прав.



Виктория Олейник

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться