Демон в маске

Размер шрифта: - +

Глава 4. Любовь и зависть.

Абаддон уже отвык от переходов между мирами. Слишком уж давно он не бывал нигде, кроме своего мира. Оглянувшись по сторонам, демон узнал настолько родные стены, что аж спокойно вздохнул. Облегчение явно не продлилось более секунды, так как сразу же после этого он скривил недовольную морду, и шагнул вперёд. На руках мирно лежала госпожа, но с ней происходило что-то необъяснимое. Абаддон сейчас не смотрел на неё, поэтому не смог увидеть произошедшего. Сейчас он искал место, где смог бы устроить девочку, дабы она спокойно отдохнула.

- К сожалению, в моей обители нет достойной кровати для Вас, госпожа, - тяжело вздыхая, пробурчал он.

Действительно, вокруг не было ничего похожего на место для сна. Абаддон если и спал, то прислонялся к холодной стене, откидывал голову назад, пока рога не упирались в неё, и ненадолго уходил в сонные грёзы. Отдых практически не требовался адскому существу, так как себя он ничем не утруждал, кроме привычных дел, вроде боевой практики, чтобы тело не отвыкало. Но всё-таки главной причиной были кошмары. Да, даже у демонов есть свои кошмары, способные ввести их разум в паническое состояние.

Для древнего демона разрушения ярким поводом для кошмаров была последняя война, закончившаяся три сотни лет назад. Но событие, что оставило на Абаддоне особый отпечаток произошло до начала всех конфликтов между людьми и демонами. Оно стало отправной точкой всего…

В случае же с индивидуальными сражениями и полномасштабными битвами, они не могли заставить матёрого воина испытывать душевные страдания. Пф…это, по сути, было то, ради чего сейчас жил Абаддон, поэтому, о каких вообще страданиях могла идти речь? Нет, тут всё куда сложнее…

За всё время своего существования, он имел дело лишь с тремя существами, которые могли получить его, своего рода, одобрение. Да, именно одобрение, ведь принудить его не был в состоянии никто. Смерть была бы куда более приятным выходом для демона, нежели служба тому, кто не вызывал искреннее желание служить и защищать от врагов.

Господь и Дьявол, эти два существа являются центральными персонажами всей истории мира, а вот о третьей личности, самой важной для Абаддона, речь пойдёт чуть позже.

***
Будучи ещё в виде миловидного парня с белоснежными крыльями, и, когда его именовали Аполлион, он поклялся служить Господу, приносить добро в мир и защищать тех, кто этого заслуживал. Служба проходила без сучка и задоринки, но вскоре всё переменилось. Юный ангел начал замечать неподобающее поведение представителей небес. Аполлиону было крайне тяжело смириться с постоянным наблюдением за самодовольством и тщеславием, которыми разило практически от каждого ангела. И поначалу он пытался вести беседы со сбившимися с пути веры и правды. Но каждому терпению приходит конец…

- Господь, я не могу умалчивать более о неправедности некоторых братьев… - понурив голову, произнёс он, стоя на коленях перед Отцом.

- О ком же ты стараешься меня оповестить? На кого мне следует обратить внимание, сын Мой? – величественно прозвучал голос, раздавшийся в каждой частичке Аполлиона.

- Проблема в том, что нет практически ни единого ангела, который не был бы грешен в отношении тщеславия. Мне не понять их помыслов. Неужели Вы этого не замечаете? Я вижу, как их души искажаются, и вскоре они не смогут служить той же верой и правдой, что и раньше.

- Мне приятна твоя забота сын Мой, но твои опасения беспочвенны. Каждый ангел является частью меня. Все вы – это я. Никто и никогда не пойдёт против своего создателя.

- Но…

- Не возражай мне, сын Мой. Мне требуется такой бдительный и верный страж, как ты, поэтому за твою службу я вознагражу тебя.

- Я не…

- Не издавай ни звука. Сейчас мне не требуется твоё мнение и какие-либо лишние слова. Аполлион, сын Мой, ты не так давно появился среди нас, но я помню каждую твою частичку, ведь именно я создал тебя таким, какой ты сейчас предстаёшь перед моим взором. Именно я являюсь тем, ради кого ты существуешь. И именно я дарую тебе силу…

- Силу? – сглатывая накопившуюся слюну, произнёс молодой ангел.

- Именно. Твоей целью отныне будет разрушение и смерть.

- Разрушение и смерть? – чуть было не вскрикнул Аполлион. – Но как же…

- Замолчи, сын Мой. Не тебе решать, в чём является твоё истинное предназначение. Я вижу абсолютно всё, и сейчас мне представляется твой образ в лице карателя неверных, тех, кто не желает покориться мне. Господь для всех един и не простит тех, кто попытается усомниться в нём.

- Повинуюсь… - тяжело ответил ангел, опустив когда-то воодушевлённые крылья.

С того момента ясно-белая туника спала с лёгких и нежных плеч молодого ангела. На её месте красовались божественные доспехи, что сияли ярче солнца, что были крепче скалы. Один из немногих, кто удостоился ношения доспехов. На поясе теперь висели золотистые ножны, в которых был вложен обоюдоострый меч, не самое внушительное оружие, но зато идеальное для сражения вблизи или на средней дистанции. Аполлион безмерно плохо отнёсся к решению Господа, но сделать с этим ничего не мог, да, и даже не думал, ведь это было совершенно не его ума дело.

***

- Самаэль, Михаил, что вы тут делаете? – удивился Аполлион, когда заметил двух лучших ангелов небес.

- Вряд ли ты уже дорос до того уровня, чтобы говорить со мной, стоя при этом на ногах, - недовольно хмыкнул Михаил, подойдя к молодому ангелу, и легко сделав тому жёсткую подсечку.

И вот, Аполлион уже находится в падении, совершенно не ожидая подобного развития событий.

«Я обязательно отомщу…» - моментально пронеслась мысль в голове.

Внезапно руку схватило что-то крепкое и невероятно цепкое. Это «нечто» резко потянуло падающее тело к себе, и вот, теперь уже Аполлион стоял напротив Самаэля, который кротко улыбнулся ему.



Гусев Роман

Отредактировано: 09.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться