Демон в постели

Размер шрифта: - +

Демон в постели

От автора:

К сожалению, в связи с проблемами со здоровьем главу я на этой неделе выложить не могу, поэтому публикую старый короткий рассказ, чтобы здесь не было так скучно :) 

 

Я потерла синяки на запястье и саданула Ву в плечо кулаком.

— Сколько можно! Просила же по-человечески, без этих твоих демонских штучек!

— Ну-у, Тина, я же не специально! — Он примирительно поднял руки и тут же перекатился поближе, встряхнув золотыми кудрями. Я невольно потянулась погладить их, но, поймав себя на этом желании, щелкнула Ву по носу.

— За что-о?! — обиженно протянул он, закрываясь руками.

Я погрозила ему кулаком.

— Сказала же — без штучек. Хватит меня очаровывать.

— Да я даже и не пытался! — довольно искренне возмутился Ву и обнял меня за талию, чтобы с интересом спросить: — А что, получается?!

— Еще как, — со вздохом признала я, все-таки ероша светлые волосы. Ву прижался еще ближе, прижмурился, подставившись под ласку совсем как пес.

— Хе-хе, меня вообще-то в свое время почти что взяли в демоны похоти, — довольно похвастался он.

— Разве? — Мои брови удивленно взметнулись вверх. — А мне казалось, гордыни. Уж ее-то тебе не занимать.

— Ти-ина! — «Песик» угрожающе зарычал и укусил меня за бок. — Ты чего думаешь, я вру?! Да как они меня умоляли! Говорили, мол, оружие массового поражения! Только меня люди увидят — и сразу как падают!..

— И сами в штабеля складываются. Чтоб шагать через них удобнее.

— Какая же ты язва! — Ву обиженно надулся и встал на колени, закидывая руки на мои плечи и придавливая немаленьким весом. Он наклонился к самому уху, мстительно нашептывая: — Вот будешь потом в котле вариться, взмолишься тоненьким голосочком: «Вуерри, дорогой мой, любимый, единственный, прошу, убавь-ка огня, да дай мне холодного чаю…» А я скажу: «Как можно, милая! Я для этого слишком гордый!» Ты этого от меня хочешь?!

— Ничего, попрошу перевести меня в холодный сектор и отдохну там в одиночестве, пока ты будешь варить других несчастных. — Я резко навалилась на Ву, роняя его, и устроилась сверху.

— Ты злюка, — вздохнул он и обхватил меня ногами. — Таким в котле самое место. Чтоб все кипело и внутри, и снаружи.

— Да я спокойна как айсберг!

Ву покачался из стороны в сторону со мной в охапке.

На тумбочке завибрировал телефон — время.

Мы одновременно вздохнули.

— Может, тебе сегодня получше? — с тоскливой надеждой спросил Ву, бессильно роняя руки и ноги на пружинящий скрипучий матрас.

Я пожала плечами и взяла телефон. Будильник выключился. На часах было ноль ноль-два, пятнадцатое апреля.

С нашей встречи прошел почти год.

Со дня моей «почти-смерти» — он же.

Сев в обнимку, мы уставились на экран, четко дергавший секундную стрелку.

Прошла минута.

— Может быть, у меня все-таки… — начал было Ву, но осекся, когда я согнулась в приступе кашля.

Телефон улетел на пол: я обеими руками зажимала рот.

Ву стиснул меня до хруста и, наверное, очередных синяков, прижал к теплой груди, нараспев читая что-то на ухо. Легкие свивались в груди тяжелой змеей, и эта змея пыталась прогрызть себе путь к свободе сквозь горло.

Почти выкрикнув последнее слово, Ву пребольно укусил меня за шею; змея, напоследок плюнув ядом, успокоилась и улеглась — не поверженная, но побежденная. Пока.

У нас оставалось пять минут до того, как она напала бы снова.

Ладони, когда я отняла их от рта, были в крови, но Ву схватил их, прижимая к своим щекам.

— Ну почему я не господин Буер¹, — он зажмурился, роняя алмазные слезы, и помотал головой, прячась в моих ладонях. — Он бы вмиг тебя вылечил! А я только и могу, что поддерживать жизнь…

— Почему, почему… — Я вздохнула, притягивая его к себе и упираясь подбородком в золотую макушку. — Потому что пишу я как курица лапой. Дернул же демон пойти во врачи…

— Ты жалеешь?

Ву отстранился, заглядывая мне в глаза. От слез его белок покраснел под цвет радужки, двойные зрачки расширились, заполнив ее почти целиком.

Спрашивал он, конечно, не про мои профессиональные праапистисы².

— Я видела господина Буера только на иллюстрациях, но мне кажется, ты куда симпатичнее. Хотя три лишние ноги — это, конечно, аргумент. Но какие твои годы, может, научишься еще исцелять… И ноги отрастут тоже.



Влада Сорокина

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться