Демонострой. Его ненавистная ассистентка

Размер шрифта: - +

Глава 9.2

Но Калео появилась в зале уже к утру. Задумчивая и серьезная. Я сама была в не менее задумчивом настроении, потому, что хоть Ахерон и приказал явиться на ужин, но во время трапезы вел себя крайне странно: шутил, улыбался, рассказывал о вертикали власти внутри Ада, поделился жизненными историями про других верховных — в общем, заигрывал и флиртовал, по-своему, по-демонически, но меня не покидало чувство, что мне хотят понравиться.

Не знаю, как кого, но меня это страшило. И одновременно будоражило. Дурацкое женское любопытство не давало мне нормально спать.

«А что, если..?», «А вдруг он...», «А может, влюбленность...»

 

Совру, если скажу, что мне бы не хотелось почувствовать себя той, кто смог бы влюбить в себя такого мужчину. Но за стадией мечты наступила стадия реальности, и я начала вспоминать все наши разговоры, все наши встречи наедине, и выходила больно странная картина. Ахерон дей Сатт явно пытался увлечь меня собой, расположить к себе, заинтересовать, но он ничего и никогда не сказал о своих чувствах. Да, я видела огонь в его глазах, то самое «дьявольское пламя», но ведь дальше, кроме того поцелуя дело-то и не заходило, будто он строго оберегал мою девственность, даже от себя самого.

И вот тут, вспоминая слова Кали про «золото» и жертву, я охотнее верила в плохой исход, чем в хороший.

 

Я разложила секаторы для обрезки, материалы для фиксации и обвязки, тонкие элементы и глиттеры для окрашивания лепестков. Ручной труд меня всегда успокаивал, помогал собраться с мыслями, поэтому я решила пока не трогать Калео, а поприветствовать ее и сразу включить в работу, чтобы она тоже посидела в тишине и все обдумала. Так мы просидели примерно до полудня, молча собирая украшение для скорого вечера, когда Кали закончила свою часть работы и тихо сказала:

— Спасибо, что дала мне побыть мысленно наедине с собой.

— Так все плохо?

Что-то такое во взгляде подруги мне не давало покоя.

— Не знаю, — растерянно ответила Кали. — Самаэль, действительно, пришел на ужин и принес подарок. — Она подняла волосы, и я увидела красивые каплевидные серьги с огромными сапфирами. — Единственный раз, когда супруг сделал подарок в виде украшения, был день нашей свадьбы. После его помощник присылал мне ваши цветы, которые я сушила, или ритуальные свечи для Дня Лилит, но ничего личного или дорогого. А тут вот...

Она провела пальцами по холодной капле драгоценного камня и пожала плечами.

— А Робиус что говорит? — спросила я в надежде, что хоть кто-то нам сможет объяснить странное поведение двух верховных демонов.

— Я его не видела уже несколько дней, он настолько загружен, что просил все разговоры перенести на день после предстоящего вечера.

— Ясно, — вздохнула я с сожалением, взгляда со стороны сейчас очень не хватало. — Но, как я могу оценить твое состояние, ты не очень рада таким изменениям?

Калео фыркнула и потрясла головой, чтобы волосы снова рассыпались по плечам.

— Если живешь почти с человеческим вариантом морозильника, то любые теплые проявления от него наводят на все, что угодно, но только не на радость. Вполне может статься, что Самаэль сменил тактику и решил ослабить мою бдительность. Я не могу быть ни в чем уверена на сто процентов. Так что наш уговор в силе, — уже намного тише произнесла Кали, наклоняясь ко мне.

Я тоже наклонилась:

— Боюсь, теперь и ты должна мне помочь сбежать отсюда, но только после того, как все документы будут подписаны господином дей Саттом.

— Что-нибудь обязательно придумаем, — взяв меня за руку, подбодрила Кали.

 

Самаэль дей Лютт не запретил своей супруге приходить ко мне на сборку композиций и к дню икс зал блистал красотой и нежными ароматами кустовых роз в обрамлении другой флоры, которые потом можно было бы высадить около входа. И, как я надеялась, гости должны были быть потрясены необычным сочетанием живых цветов и засушенных (мертвых) на фоне черного мха. Но потрясение заработала я: Ахерон дей Сатт сообщил мне лично, что в моем номере уже ждет то самое золотое платье и украшение из его частной коллекции. На мои протесты верховный не реагировал, лишь смотрел своим прожигающим взглядом и не собирался отступать:

— Кьяра, я представлю тебя, как свою невесту, неужели ты думаешь, что я дам тебе пойти на вечер в черном офисном платье, как прислуге?!

Я не нашлась, что ответить на логичный ответ Ахерона, но, по правде говоря, я как-то не горела желанием так скоро объявлять о таком громком статусе, видимо, надеясь в душе, что демон одумается и бросит свою затею, сам осознав, что «штука затянулась».

Но, судя по его планам, мне стоило всерьез задуматься над сложившейся ситуацией и поговорить напрямую:

— Господин дей Сатт...

— Ахерон. Мы же договорились, что наедине ты можешь меня называть по имени.

— Ахерон, — повторила я за верховным, стараясь показать, что иду на компромисс. — Могу я узнать вашу истинную причину такого выбора невесты?

Демон удивленно поморгал, а потом с таким же удивлением ответил:

— Ты мне очень понравилась, Кьяра.

Что ж, актер из него сейчас был никудышный.

— Вы мне тоже очень нравитесь, Ахерон, но мы ведь с вами разумные существа. Разве этого достаточно, чтобы сразу становится семьей?

— Почему семьей? — переспросил Ахерон, чем удивил уже меня.

— Ну как же, статус невесты подразумевает брак, а брак подразумевает, что двое людей становятся семьей, — объяснила очевидные вещи.

Ахерон странно улыбнулся и покачал головой.

— Это устаревшая форма, Кьяра. И чаще всего ее придерживаются ортодоксальные семьи. Я могу позволить себе жить свободнее.



Аврора Каэрос

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться