Демонострой. Его ненавистная ассистентка

Font size: - +

Глава 3.2

 

Я решила не играть в молчанку, а сразу обозначить нужные мне вопросы. Когда еще я смогу переговорить с демоном, который столь явно меня игнорирует?!

— Господин дей Сатт, простите, что отвлекаю, но мне очень важно, чтобы вы согласовали первичные изменения в плане оформления. Я бы хотела начать уже сегодня.

Демон поднял на меня свои глаза и оглядел с головы до ног, а затем недобро улыбнулся.

— Вы считаете, что вам это поможет здесь? — Взгляд Ахерона замер на моих ключицах, и я машинально дотронулась до этого места рукой. Под пальцами захолодило от металла.

— Крестик дорог мне как память, я всегда его ношу. Это оскорбляет ваш взор?

Впервые Ахерон рассмеялся, показывая выступающие резцы, но с этой хищной улыбкой он выглядел еще притягательнее и еще опаснее.

— С нашей первой встречи меня не покидает чувство, что Лорэн Вронски — не умелая соблазнительница, а невинная монашка. Или это ваш умелый ход, чтобы соблазнить меня быстрее?

Я побелела. Нужно было срочно менять тему.

— Для меня работа на первом месте, господин дей Сатт. Ни в коем разе не хотела вводить вас в заблуждение.

Он вдруг приподнялся и потянул носом, сощурив свои неимоверные желтые глаза. Признаться честно, его красота была настоящей, в отличие от сына. Только сейчас я поняла, что Данталиан копировал стиль отца: челка белых волос, падающая на яркие желтые глаза, небольшая небритость, ухмылка вместо улыбки. Настоящий охотник, расставивший силки.

— Не понимаю, Лорэн, от вас явственно идет аромат невинности. И как такое может быть? Вы же не девственница?

Я скосила глаза на чашку с кофе, лихорадочно пытаясь придумать какую-то «съедобную» отговорку. И тут меня осенило!

— Возможно, это из-за того, господин дей Сатт... как духовному лицу я смогу вам сказать... У меня давно не было секса, а я его, признаться честно, люблю, — тут я сделала театральный выдох, — но сейчас все мои мысли сосредоточены на работе, поэтому очень прошу вас посмотреть изменения.

Крылья породистого носа Ахерона дернулись, втягивая еще одну порцию моего телесного аромата и он вернулся на свое место. Сразу же подошел официант и расставил посуду с ароматной едой на столе. Вместо кофе ему принесли заварник с красным чаем, из которого он сразу же налил себе порцию.

— Что ж, ваши слова похожи на правду, мисс Вронски. И надеюсь ваш настрой на работу сохраниться до конца рабочего контракта. Мне не хотелось бы воспитывать потом еще одного несчастного ребенка, что стал плодом обычной похоти.

Я настороженно посмотрела на Ахерона. Его намек мне был кристально понятен, но я впервые слышала, что у демона и земной женщины возможен ребенок. Наоборот, это считалось невозможным.

— Вы не знали? — с удивленной улыбкой спросил Ахерон. — Такое бывает. Тому пример мой Робиус. Его матушка была земной женщиной, выходившей одного из наших. Правда было это лет четыреста назад и за такое у вас жгли на кострах, — как-то буднично подвел итог Ахерон и с наслаждением выпил свой чай.

Возможно, когда живешь тысячу лет, то все земные треволнения кажутся муравьиными разборками, но задело меня совсем иное — Робиус ненавидел женщин, ненавидел землянок, хотя у самого по венам текла кровь похожая на мою. В этом мире явно силой вытравливали любую слабость.

— Я запомню ваши слова, господин дей Сатт. Здесь я по работе и очень хочу к ней приступить.

— Как и я хочу наконец-то увидеть цветочное украшение.

 

Остаток завтрака мы наконец-то посвятили обсуждению проекта. Я показала все изменения, пояснила, почему так лучше сделать, уточнила верхний финансовый порог заказа и с затаенной радостью приняла несколько комплиментов от Ахерона моей работе. От проекта Лорэн почти ничего не осталось: исчезли массивные конструкции, и буйство цветов, которые сильно диссонировали с общим обликом отеля. Добавились мох и элементы винтажных вазонов. Белые дорогие розы и, конечно, воздушный мускатный шалфей. Все складывалось в волшебную легкую музыку цветов, при взгляде на которую на душе становилось легко, как падающему перышку.

— И правда похоже, — как-то задумчиво ответил Ахерон дей Сатт, и я поняла, что мои эмоциональные описания вырвались в словах. Я замерла, глядя в волевое и красивое лицо демона, не в силах опустить взгляд от горящих золотых глаз. Мне казалось, что жар от них уже достиг моего лица, обвил шею и прожег позвонки. Ахерон не моргал, словно удав, загипнотизировав меня. Пульс стучал где-то в висках, внутри все плавилось, и было слишком больно в груди, чтобы сделать нормальный вдох, но отрываться от золотых глаз не хотелось... А потом меня дернули за ворот пиджака, и я наконец-то судорожно вдохнула, захлебываясь воздухом.

— Мой сейд, я отведу мисс Вронски к беседкам. До вечера вас никто не побеспокоит.

Роибиус поднял меня на ноги и потащил на выход из зала, больно вцепившись в предплечье. Уже в лифте он прикрыл глаза и процедил сквозь зубы:

— Глупая землянка, мой сейд тебя сожжет и не заметит. Никогда не смотри ему в глаза!

— Что это значит? — испугаться я еще не успела, отходила от шока.

Робиус прищурил свои хитрые глаза и тихо добавил:

— Ты знаешь, Лорэн, чем питается Ахерон дей Сатт?

Не «мисс Вронски», не «женщина», а по имени, хоть и не моему. И вот в этот момент мне стало по-настоящему страшно. Я лишь покачала головой, и Робиус печально посмотрел на меня, постучав чуть ниже ключиц и попадая ногтем прямо в золотой крестик.

— Душой. Не успеешь и глазом моргнуть, как наш Алый Кардинал из тебя ее высосет, потому что он единственный в нашей славной империи имеет право использовать свою врожденную силу.



Аврора Каэрос

Edited: 18.01.2019

Add to Library


Complain